Голландская полиция, расследовавшая дело о семи скелетах, найденных в палисаднике одного из домов города Маастрихт, установила, что речь идет о мушкетерах
Архив NEWSru.com

Голландская полиция, расследовавшая дело о семи скелетах, найденных в палисаднике одного из домов города Маастрихт, установила, что речь идет о мушкетерах - в числе которых, возможно, человек, который являлся прототипом Д'Артаньяна, прославленного писателем Александром Дюма.

Недавно полиция Маастрихта обнаружила закопанными в палисаднике жилого дома семь скелетов знатных французских воинов, сражавшихся в составе войск Людовика XIV. Это подтверждается несколькими монетами той эпохи, найденными поблизости. Теперь расследование возглавили археологи и историки, сообщает RussianNY.

Маастрихт - один из старейших городов Западной Европы (основан примерно в 50 г. до н. э.) и пережил множество кровавых битв, начиная со времен Римской империи, когда его название звучало еще как Mosae Trajectum. В 1673 году в этих краях происходили сражения - французский король Людовик XIV послал гвардию мушкетеров для захвата Маастрихта. Ее предводителем был не кто иной, как капитан-лейтенант Шарль де Бац де Кастельмор, он же граф Д'Артаньян - прославленный герой романов Александра Дюма.

Во время одного из многочисленных штурмов Маастрихта Д'Артаньян был убит - пуля из мушкета попала ему в голову. Так что, возможно, в братской могиле среди других французских солдат покоилось и его тело.

Несмотря на потерю полководца, французы победили в этой битве - через несколько дней после гибели Д'Артаньяна город сдался и перешел в подданство Франции. Через полтора столетия, когда Наполеон проиграл Ватерлоо, Маастрихт был передан объединенному королевству Бельгии и Голландии, а чуть позже, при разделе этих стран, остался частью Нидерландов.

Все исследователи творчества Дюма сходятся в том, что из более чем десятка лиц, носивших фамилию Д'Артаньян, прототипом знаменитого персонажа является именно де Кастельмор, пишет RUS.nl. Возвысившись примерно так, как описано в "Трех мушкетерах", гасконец стал особым человеком, которому король доверял самые деликатные поручения.

Впрочем, романист во многом отступил от исторической правды. Он перенес Д'Артаньяна на несколько десятков лет назад, во времена правления Людовика XIII, и приписал ему участие в сомнительной истории с алмазными подвесками - сомнительной опять же в смысле достоверности, а не морали. Если внимательно изучить придворную жизнь тех лет, романтическое повествование о любви Анны Австрийской и герцога Бекингема выглядит не очень-то правдоподобным.