The Washington Post: саммит G8 нужно сократить до G3, пресс-релизы его членов ничего не решают
Reuters

Лидерам "большой восьмерки", которые собрались в Японии на этой неделе, следовало бы признать поражение саммита и распустить свое выдающееся совещание, собранное в связи с положением дел в мире, пишет The Washington Post.

Как отмечает обозреватель издания, своим расширением членов саммит утратил свою первоначальную значимость - достижение договоренностей. Сегодня лидеры встречаются для пресс-релизов, причем каждый год хозяин саммита "тянет одеяло на себя". Где G8, там и G13 или G20, поэтому количество членов необходимо сократить до трех, советует обозреватель Джим Хоугленд.

Отметим, российский лидер Дмитрий Медведев - так называемый апологет расширения - напротив выступает за увеличение участников саммита. Встречаясь с главами наиболее развитых стран мира, Медведев намерен предложить свой рецепт решения глобальных проблем и масштабную программу реформирования "восьмерки" за счет ее расширения.

- Буковский и Боннэр попросили Обаму и Маккейна исключить Россию из G8
- Джон Маккейн: Россию необходимо исключить из "большой восьмерки"

Мир, которому эти лидеры и их предшественники столько обещали за последние три десятилетия, – это не сегодняшний мир энергетической встряски и шокирующих цен на продукты, глобальной финансовой безответственности, пугающих климатических изменений и террористических сетей, стремящихся заполучить оружие массового поражения. Лидеры "большой восьмерки" – а большинство из них в эти нелегкие времена не пользуется уважением сограждан – обанкротились и должны принять на себя ответственность за это, отмечает издание.

Иллюзия контроля над событиями, которую они стремятся утвердить при помощи этого саммита, оказалась обреченной на провал. Все больше людей – нация за нацией – осознают, что события и организации на глобальном уровне не контролирует никто. Утверждать обратное, не предлагая ощутимых перемен, значит лишь возбуждать массовый цинизм и раздражение. (Полный текст на сайте InoPressa.ru).

Проблемы страха и неуверенности остались в 1970-х годах, это были проблемами богачей, которые беспокоились о своих запасах нефти и финансовых дисбалансах. Сегодня из-за глобализации каждый связан с каждым и наносит ему удары. Рост цен на нефть и продовольствие, что связано друг с другом, усилил серьезный финансовый хаос. Иран использует свои доходы от нефти, чтобы разрабатывать ядерное оружие и управлять революционной борьбой в Ливане и Газе. Правительства в нокауте, отмечал высокопоставленный французский чиновник.

Надеясь выиграть время, чтобы увеличить свой политический капитал дома, премьер-министр Японии Ясуо Фукуда, хозяин саммита, хочет уговорить Британию, Канаду, Францию, Германию, Италию, Россию и США принять новый договор об изменениях климата с разрешения Японии.

Премьер-министр также говорил в мае о своем желании, чтобы саммит помог сдержать "стремительный рост цен на товары... который сегодня не является отражением настоящей мировой экономики", поскольку включает в себя слишком большое количество "финансовых спекуляций". Но он не предложил никаких особенных мер.

С точки зрения Фукуды, наиболее важным моментом саммита могло бы стать его завершающее заседание "по программе помощи неимущим", когда восемь лидеров встретились бы с лидером Китая и лидерами других развивающихся стран, чтобы обсудить экономический рост и глобальное потепление. Фукуда сделает центром внимания это собрание как шаг в процессе, который он называет "интернационализацией Китая" с руководящей ролью Японии в этом процессе.

Согласие Китая и Индии подписаться под решением сократить выбросы в атмосферу углеродных соединений могло бы также подхлестнуть экспорт японских технологий, эффективных с энергетической точки зрения.

Где G8, там и G13 или G20

"Большая восьмерка" давно уже доказала, что больше – не всегда лучше. "Камерная" встреча шести лидеров, которую президент Франции Валери Жискар д'Эстен созвал в 1975 году, превратилась со временем в гигантский тренинг по связям с общественностью, реального смысла в котором мало.

Прием в "восьмерку" России в 1998 году – несмотря на то, что ее нельзя было назвать заслуживающей доверия демократической индустриальной страной, – лишь усугубил этот процесс, отмечает обозреватель The Washington Post Джим Хоугленд.

Предсказуемые предположения, что G8 будет расширена в G13 или G20, имеют абсолютно неверную направленность. Дальнейшее расширение уничтожит всякую возможность неформальной и плодотворной консультации для мировых лидеров. Они будут говорить для пресс-релизов, а не друг для друга.

Такие предложения надо выдвигать лишь как прикрытие для более здравых проектов: США, Евросоюзу и Японии следует незаметно сформировать G3 – "большую тройку", которая работала бы в тени более крупной говорильни. "Большая тройка" стала бы возвращением к изначальной идее Жискара.

Кстати, это помогло бы кандидату в президенты США Джону Маккейну отказаться от его несостоятельной идеи исключить из "восьмерки" лишь Россию. И напомнило бы о мудрости, что меньше значит больше, которая, увы, вышла из моды в эпоху глобализации – эпоху эйфории от того, что "мы можем получить все это".