Американские приоритеты укрепили тандем России и Китая и развязали ему руки, считает профессор швейцарского Университета Лозанны, специалист по Китаю Антуан Кернен
tsr.ch

В преддверии 10-й годовщины терактов в США 11 сентября эксперты-международники принялись рассуждать о том, как эта трагедия повлияла на стратегический баланс сил в мире. Ситуацией, которая сложилась после этого, в полной мере воспользовались Россия и Китай - главные оппоненты Запада, представляющие во многом непреодолимый противовес ему в ООН. Так считает профессор швейцарского Университета Лозанны, специалист по Китаю Антуан Кернен.

Свои тезисы он изложил на страницах издания 24 Heures. Он пишет, что глобальная война против терроризма, начатая Соединенными Штатами, позволила России начать "подавление мусульман" Кавказа, например, в Чечне, а Китаю - ломать сопротивления мусульман-уйгуров в провинции Синцзянь.

"Американские приоритеты развязали руки" двум странам, и тандем Москва - Пекин стал как никогда очевиден, полагает автор. Раньше Советский Союз изображал из себя старшего брата, а с наступлением нового столетия, когда к власти в новой России пришел Владимир Путин, двум странам с "авторитарными режимами" стало легче понимать друг друга.

Москва и Пекин быстро нашли общий язык еще и на почве одинакового приглушенного антагонизма по отношению к США. Этого оказалось достаточно, чтобы согласованно выступать единым фронтом на мировой арене. Это хорошо отражают голосования по ключевым международным проблемам в Совете Безопасности ООН. Западу не удается обойти их при рассмотрении вопросов о ядерных амбициях Ирана или КНДР, приводит пример ученый.

Это не значит, что Китай поддерживает Северную Корею, скорее, наоборот, считает ее страной-изгоем, как и политики Запада. Но Пекин в данном случае - единственный, кто способен "вести игру", а это весьма значимая роль, подчеркивается в статье, на которую ссылается InoPressa.

После 11 сентября 2001 года Китай стал утверждаться как региональная держава, и не только в экономическом, но и в военном и дипломатическом плане, отмечает Кернен. Причем дело не только в доступе к природным ресурсам - Китай присутствует и в странах, не представляющих интереса с точки зрения энергетики. Он развивает сеть сотрудничества, чтобы обеспечить себе максимум голосов в ООН. "Одна только Африка, где у Пекина внушительное дипломатическое представительство, обеспечивает ему 52 голоса поддержки!" - восклицает специалист.

И Китай, и Россия, играют по-крупному, используя в качестве козыря многосторонний подход - в противовес американскому принципу сверхдержавы, делает вывод профессор. При этом действуют они то в тандеме, то привлекая других партнеров по БРИКС - блоку быстроразвивающихся стран, куда входят также Бразилия, Индия и ЮАР.

Вместе с тем эксперт указывает, что "не следует путать эти признаки стратегического развертывания с экспансионистскими амбициями". Он добавляет, что в Китае это стратегическое наступление вызвано еще и внутренней причиной - призвано замаскировать слабость режима и отвлечь общественное внимание.

Отметим, в зарубежной прессе, которая следит за отношениями в рамках БРИКС и действиями этого блока, периодически проскальзывают мысли о том, что они стремятся установить новый мировой порядок. К примеру, после апрельского саммита лидеров этих стран на китайском курортном острове Хайнань западные газеты выложили свои подозрения, но попутно "успокоили": между членами БРИКС на деле царит соперничество и недоверие, и они едва ли не враждуют.

"Китай выступает в роли глобального банка, Россия - в роли заправки, Индия выполняет функцию мирового офиса, Бразилия - поставщика ресурсов, а ЮАР становится воротами к африканскому континенту", - писал по этому поводу немецкий журнал Stren.

По его мнению, единственное, что по-настоящему объединяет Китай и Россию, - это сотрудничество в энергетической сфере и желание создать противовес США. А для того, чтобы обрести более весомый голос в мире, этого недостаточно, сочли журналисты.