Французская полиция и контрразведка не располагают существенными данными о группе, которая скрывается под инициалами AZF и требует выплатить ей 4 млн долларов и 1 млн евро, угрожая в противном случае взрывами на железных дорогах
RTV International

Французская полиция и контрразведка не располагают существенными данными о группе, которая скрывается под инициалами AZF и требует выплатить ей 4 млн долларов и 1 млн евро, угрожая в противном случае взрывами на железных дорогах.

Следователи практически полностью исключили версию о том, что шантаж является делом рук террористов. Пока удалось наверняка установить, что в группу входят по меньшей мере три человека, в том числе женщина. Полиция располагает только двумя элементами для анализа: телефонными разговорами с представителями AZF (звонила всегда женщина из телефонов-автоматов в столичной области Иль-де-Франс) и текстом писем, полученных от них.

К расследованию шантажа, предпринятого группой AZF, подключились не только многочисленные полицейские службы, парижский Дворец правосудия и министерство внутренних дел. В четверг около 10 тысяч железнодорожников завершили осмотр 32500 км железнодорожных путей, но так и не обнаружили ничего необычного, хотя группа AZF заявила, что установила на рельсах 10 взрывных устройств.

С 13 февраля тревога нарастала, и, в конце концов, было принято решение применить "чрезвычайные меры". 27 февраля министерство обороны попросили выделить военный самолет-разведчик AWACS. Он был использован для сопровождения вертолета, приземлившегося в Монтаржи. Министерства внутренних дел, юстиции и обороны координировали свои действия с Матиньоном.

Именно поэтому такую ярость вызвала у министерства внутренних дел утечка информации о сделке.

"Учитывая масштабы задействованных средств, шансы выйти на след группы были велики. Теперь есть опасность, что они "залягут на дно" на несколько недель, чтобы потом вновь заявить о себе. Все говорит о том, что они терпеливы и настроены решительно, а значит, опасны", - отмечает источник в правоохранительных органах.

Как нужно было реагировать на шантаж, которому подверглось само государство? Нужно ли было платить, задается вопросом газета Liberation (перевод на сайте Inopressa.ru).

"В подобных ситуациях нет другого политического выбора. Нужно вступать в переговоры, тянуть время и собирать все силы. Впрочем, все время, пока это дело держалось в секрете, опасность для населения была минимальна, так как велись переговоры. Сейчас, когда дело получило огласку, а контакт прерван, опасность вполне реальна", - считает судья.

О масштабности принятых мер свидетельствует и огромное количество лиц, привлеченных к расследованию. В четверг всех парижских сотрудников службы общей информации (системы подразделений политического сыска во Франции) попросили активизировать усилия.

"Помощь оказывают все службы: это не только полиция, но и разведка, и технические службы. Около 600 человек занимается этим делом", - отметил Клод Геан, начальник канцелярии министра внутренних дел Николя Саркози.

Хотя первое письмо пришло в МВД еще 14 декабря, больше всего власти встревожило послание от 13 февраля, в котором содержались угрозы и требование об уплате выкупа. Именно тогда "мы решили, что дело принимает серьезный оборот", - рассказал вчера высокопоставленный чиновник.

В ночь с 16 на 17 февраля "дело" легло на стол Геана. По тревоге были подняты все спецслужбы - судебная полиция, Центральное управление по борьбе с бандитизмом (OCRB), Управление безопасности территории (DST), Генеральная разведка и жандармерия. Мобилизацией руководят Отдел по координации борьбы с терроризмом (UCLAT) и Центральное управление судебной полиции (DCPJ).

На указанном месте в местечке Фолль (департамент Верхняя Вьенна) полицейские обнаружили бомбу на линии Париж-Тулуза. 22 февраля на площади Бово прошло 3-часовое совещание полицейской верхушки. С этого времени такие совещания проводятся ежедневно. 24 февраля в Фолле жандармы провели опрос местных жителей. "Они спрашивали, не видели ли мы здесь каких-либо странных людей", - рассказывает один из них.

Поскольку контакт с группой потерян, дознаватели сосредотачивают внимание на изучении материальных улик - шести писем, пришедших от AZF, и найденной бомбы, по которой есть надежда установить изготовителей. Они пытаются "заставить заговорить" письма, изучив их все их параметры (шрифт, чернила, бумагу) и, конечно, содержание. Специалисты считают, что изначально текст был составлен на иностранном языке.

Хотя дознаватели утверждают, что не отдают предпочтение "ни одной из версий", они склонны говорить, что шантажистов "по меньшей мере трое" и "один из них - женщина" (в коротких телефонных переговорах с членами группы они слышали женский голос).

"Они используют террористические методы, но не хотят, чтобы о них говорили", - подчеркнул Геан, сославшись на слова, содержащиеся в одном из писем: "Не пытайтесь повлиять на AZF через СМИ". По его мнению, речь может идти о "людях, использующих террористические методы, чтобы сразу получить много денег".

Это мнение разделяет высокопоставленный руководитель антитеррористической службы: "Есть основания думать, что речь идет о негодяях, прикрывающихся политикой, чтобы получить деньги. Но может статься, что мы имеем дело с группой мистиков-психопатов".