Власти китайской столицы усилили меры безопасности, чтобы предотвратить памятные мероприятия, приуроченные к 25-й годовщине жестокого подавления протестов на площади Тяньаньмэнь в Пекине
Reuters

Власти китайской столицы усилили меры безопасности, чтобы предотвратить памятные мероприятия, приуроченные к 25-й годовщине жестокого подавления протестов на площади Тяньаньмэнь в Пекине. Вокруг главной столичной площади сосредоточены усиленные наряды полиции, включая полицейский спецназ. Производится выборочная проверка документов у прохожих, пишет ИТАР-ТАСС.

В Китае запрещено не только проводить памятные акции, но также обсуждать и рассказывать о разгоне протестующих, в результате которого погибли сотни, если не тысячи человек. В последние недели десятки активистов и адвокатов были задержаны, а иностранные СМИ предупреждены о "серьезных последствиях" публикаций о событиях на Тяньаньмэнь, сообщает Русская служба BBC. Однако диссиденты все равно находят способы напомнить людям о кровавой трагедии: в ход идет французская классика, конфетти, порнография и желтые резиновые уточки.

Кровавый разгон миллионной демонстрации 1989 года

В апреле 1989 года более миллиона студентов и рабочих вышли на пекинскую площадь Тяньаньмэнь, устроив крупнейшую акцию протеста в истории коммунистического Китая. Демонстранты, основной частью которых были студенты, разбили на площади палаточный лагерь. Одни выдвигали требования о свободе и демократии и об уничтожении диктатуры, другие жаловались на инфляцию и плохие условия жизни.

Некоторые эксперты утверждают, что главной целью молодежных манифестаций было осуждение негативных последствий реформ, начатых Дэн Сяопином в 1979 году. Эти изменения, подобно советской перестройке, включали экономические и политические реформы, которые привели к постепенному внедрению рыночной экономики и некоторой политической либерализации, а также серьезным экономическим успехам. Однако, как утверждали протестующие, возникшая в результате высокая инфляция и безработица угрожала им и их семьям.

Протест продолжался больше месяца, когда 20 мая в нескольких районах Пекина был введен комендантский час. К центру города стали выдвигаться войска. Демонстрация завершилась в ночь с 3 на 4 июня кровавой трагедией, когда разгонявшие протесты армейские подразделения открыли огонь по протестующим.

По словам диссидента Чжоу Дуо, накануне разгона уже было известно, что планируется крупная военная операция против участников акции. Наиболее влиятельные участники протеста пытались убедить студентов покинуть площадь, но в ответ услышали отказ и даже обвинения в предательстве.

Молодые люди из лагеря так и не ушли. А незадолго до полуночи находившиеся на площади услышали выстрелы: оказалось, что на площади появились солдаты, которые начали стрелять по мирным гражданам. "Мы пошли навстречу солдатам и кричали им: "Не стреляйте! Мы хотим переговоров!" - рассказал Чжоу Дуо DW-World.de. По его словам, благодаря этому часть протестующих удалось вывести с площади.

По данным правительства, погибли около 300 студентов и солдат, а по другим оценкам - не менее тысячи. По данным американской неправительственной организации по помощи узникам Dui Hua, после разгона по всей стране были арестованы в общей сложности около 15 тысяч человек. Несколько сотен из них были приговорены к смертной казни.

Через несколько дней после разгона митинга руководитель Коммунистической партии Китая Дэн Сяопин заявил о подавлении в Пекине "контрреволюционного восстания". По его словам, заговорщики пытались превратить Китай в буржуазную республику, которая стала бы зависимой от Запада. Он поздравил армию с успешной операцией против демонстрантов и заявил: экономические реформы должны быть продолжены, и рост экономики уменьшит неудовлетворенность населения.

Эксперты: 25 лет назад Китай выбрал свой путь развития

Научный сотрудник Института Дальнего Востока РАН Александр Ларин в интервью "Независимой газете" рассказал, что в Пекине и на Западе демонстрации на Тяньаньмэнь получили прямо противоположную оценку. Коммунистическая партия оценила их как бунт, в европейских столицах говорили о "движении за демократию".

Вопрос о том, правомерно ли было применение силы, остается предметом дискуссии. В Пекине утверждали, что протест был подавлен ради общего блага, чтобы не допустить беспорядков и продолжить необходимые стране реформы. На Западе напоминают о недопустимости нарушения прав человека, подчеркивая, что разгон митинга привел к нынешнему состоянию, когда Китай оказался далек от демократических и гуманистических ценностей. Мог ли Китай пойти по европейскому, демократическому пути, если бы митинг не был разогнан? Этот вопрос остается открытым.

Британский историк Тимоти Гартон-Эш в материале для "Ведомостей" сравнивает события в Китае с выборами, прошедшими в тот же день (4 июня 1989 года) в Польше. По его словам, в Польше был избран демократический путь развития, и "страна подала... пример мирной смены режима".

А кровавый разгон демонстрации на площади Тяньаньмэнь "стал началом траектории, по которой двинулся Китай": судя по всему, историк противопоставляет эту траекторию европейскому пути. Отметим, что говорить о гуманизме в КНР не приходится: смертная казнь в стране не отменена, количество казней засекречено, доступ в мировой интернет периодически отсутствует, а полицейские имеют большую власть и могут задерживать людей без объяснения причин.

"Я совершенно не сомневаюсь в том, что Польша через 10 лет будет европейской либеральной демократией, находящейся в одной лодке с Францией и Германией", - указывает Гартон-Эш, подчеркивая, что, чем окончится китайский "эксперимент", пока неизвестно.

Признавая, что система Китая - коммунизм плюс капитализм - приносит плоды, и КНР действительно становится одной из ведущих экономических держав, эксперт отмечает: "Государственное телевидение КНР любит указывать на контраст между успехом Китая и кровопролитием и неудачами Украины. Гораздо реже, впрочем, в Китае рассказывают о жизни в свободной, благополучной и демократической Польше".

Тяньаньмэнь решили вычеркнуть из китайской истории

Руководители коммунистической партии Китая не раз заявляли, что считают разгон демонстрантов на Тяньаньмэнь правильным и законным, и препятствуют обсуждению тех событий в китайской прессе и социальных сетях. Права опубликовать книгу воспоминаний о прошедших событиях не получил даже Ли Пэн, занимавший в 1989 году должность премьера Госсовета КНР и ответственный, как считается, за подавление студенческих волнений. И это несмотря на то, что в мемуарах политик оправдывает применение насилия против "контрреволюционного восстания", называя его необходимым, отмечает DW-World.

В государственной версии новейшей истории страны студенческих протестов в 1989 году не было вовсе, отмечает немецкий портал. Выросло целое поколение, у которого нет никаких ассоциаций с 4 июня 1989 года, утверждается в книге американской журналистки Луиза Лим. Она рассказывает, что менее 20% молодых китайцев узнают фотографию, ставшую когда-то культовым символом протестов на Тяньаньмэнь: одинокий мужчина преграждает дорогу колонне танков. Этот неизвестный молодой человек в одиночку на протяжении получаса удерживал боевые машины.

В Гонконге - специальном административном районе Китая - ежегодно проходят церемонии, посвященные жертвам трагедии. На остальной территории памятным мероприятиям всячески препятствуют. И даже не позволяют писать о годовщине трагедии в прессе.

В частности, в этом году многие иностранные журналисты получали звонки от представителей китайского руководства с предостережением не затрагивать "чувствительные" темы в ближайшие недели. В противном случае корреспондентам угрожали "последствиями", утверждает DW-World.

По данным The Los Angeles Times, на днях были задержаны работающие в Китае французские журналисты, которые пытались взять у прохожих на улице интервью по поводу прошедшего 25 лет назад разгона митинга. Их отвели в отделение полиции, где допрашивали в течение нескольких часов.

Офицер полиции объяснил сотрудникам СМИ, что они "затронули чувствительную тему", и "правительство не хочет, чтобы люди ее обсуждали". Журналисты задали резонный вопрос: нарушение какого закона стало причиной их задержания? Офицер ответил, что закон тут ни при чем: "Это проблема культуры. Культура выше закона". The Los Angeles Times не уточняет имен журналистов и места их работы.

Больше всего китайские власти опасаются нового митинга на Тяньаньмэнь. Участнику демонстрации 25-летней давности Ху Цзя, который хотел организовать памятную акцию, запретили выходить из дома. В его подъезде постоянно дежурят двое полицейских, пишет The Los Angeles Times.

Frankfurter Allgemeine Zeitung сообщает, что своеобразной форме "домашнего ареста" подверглась также пожилая китаянка Чжан Сянлинь, сын которой был убит при разгоне демонстрации. Женщина входит в группу "матерей Тяньаньмэнь", которые регулярно публикует открытые письма в адрес руководства китайской Коммунистической партии, призывая дать официальные разъяснения по поводу расстрела. Поэтому накануне годовщины трагедии перед ее домом дежурит полицейский автомобиль с тремя людьми в униформе. А у двери подъезда стоит человек в штатском, не пускающий внутрь никого, кроме жильцов.

Контролем дело не заканчивается - некоторые диссиденты оказываются в тюрьме. В начале мая 2014 года несколько видных представителей китайской интеллигенции провели "частный семинар", тему которого обозначили двумя цифрами: "Шесть-четыре" (по дате событий - 04.06). По итогам встречи ее участники написали заявление, которое разослали, в том числе, иностранным журналистам. В документе говорится, что участники семинара не могут забыть события на площади Тяньаньмэнь. В результате в преддверии годовщины протестов практически все участники встречи были арестованы (полиция имеет право держать любого человека до 30 дней в заключении без решения суда).

Преследование участников "частного семинара" объясняется тем, что они нарушили негласный запрет на упоминание событий 4 июня. Китайская государственная газета The Global Times написала, что "такое мероприятие, затрагивающее самый чувствительный политический вопрос в Китае, находится за красной чертой закона".

Между тем список задержанных пополнялся: среди них - адвокаты, публицисты, ученые, оппозиционные журналисты, деятели культуры. По данным The Los Angeles Times, на днях были задержаны художники Го Цзянь и Чэнь Гуан. Оба они в преддверии годовщины заявляли о создании произведений искусства в память о событиях на Тяньаньмэнь. Арестом 52-летнего Го Цзяня, который некогда сам участвовал в протестах, обеспокоилась Австралия, гражданство которой некоторое время назад получил художник. Власти страны заявили, что будут внимательно следить за судьбой господина Го.

Согласно информации Amnesty International, были задержаны по крайней мере 66 человек.

Вспомнить о Тяньаньмэнь нельзя и в Сети. По данным западных СМИ, в преддверии 4 июня были введены ограничения на использование Google в стране: были блокированы его поисковики, а также сервисы Gmail, Calendar, Translate на китайском языке. Представители Google утверждают, что сервисы не работают по вине китайской стороны: "Мы тщательно все проверили - с нашей стороны проблем нет", - цитирует заявление компании Reuters.

В китайских поисковиках невозможно найти ни одной подходящей ссылки по теме "Шесть-четыре", все они блокируются. Вместо ответа пользователям выдавалось сообщение о том, что "результаты данного запроса не могут быть отражены, согласно закону". Накануне годовщины затруднительно было вести поиск даже по слову "завтра". Однако активисты обходят запрет, обозначая событие "кодовыми" цифрами "пять-три". Используются также названия "63+1" или "65-1".

Активисты, работающие в интернете, активно фантазируют, чтобы придумать, каким образом организовать памятные мероприятия и не попасть за решетку. Один из диссидентов отметил, что даже если люди придут на Тяньаньмэнь, им не позволят скандировать лозунги или поднимать плакаты. В связи в этим он предложил спеть песню из мюзикла по роману Виктора Гюго "Отверженные": "Do You Hear The People Sing". По сюжету мюзикла, под эту воодушевляющую мелодию молодые французские революционеры начинают строительство баррикад в Париже.

Другие активисты разместили в Сети видео, из заголовка которого следует, что ролик содержит порнографические сцены с участием известной актрисы. Видеозапись немедленно набрала множество просмотров, однако люди, ожидавшие насладиться видом обнаженной девушки, вместо этого услышали информацию о Тяньаньмэнь. Через некоторое время видеозапись была удалена, но многим удалось скачать ролик на свои персональные компьютеры.

Есть и другие способы напомнить согражданам о годовщине трагедии, утверждают активисты. Они предлагают сбрасывать с высотных зданий Пекина белые конфетти. Бумажные кружочки будут символизировать души погибших на площади, а их "распространение" не может считаться нарушением закона. В прошлом году среди китайцев также распространялась фотография, сделанная по образу "культового снимка" с активистом и танковой колонной. Только вместо боевых машин перед одиноким оппозиционером стояли гигантские резиновые уточки.

Преследования правозащитников продолжаются, несмотря на либерализацию

Реформы остаются одной из главных тем в китайской повестке дня. Нынешнее "пятое поколение" руководителей во главе с председателем КНР, генеральным секретарем ЦК КПК Си Цзиньпином развернуло широкомасштабную борьбу с коррупцией, продолжается эксперимент по расширению выборности в сельских районах.

Однако при этом китайские руководители твердо подчеркивают, что политические преобразования в Китае "не будут идти по западным образцам". При этом Коммунистическая партия делает все возможное, чтобы оппозиционные выступления не повторились: регулярно задерживаются правозащитники, ужесточен контроль над интернетом, утверждают западные СМИ. Сотрудники госбезопасности годами ведут борьбу с демократическими партиями, популярными духовными движениями и профсоюзными активистами.

Китай возражает: в стране удалось покончить с голодом, добиться экономического процветания. Власти уверяют, что порядки в стране довольно либеральные: никогда раньше китайцы не могли критиковать власть так, как сейчас.

Китайские власти делают особый упор на воспитании юного поколения в духе патриотизма. Статус государства как мировой державы укрепляют и успехи в спорте, и собственная космическая программа. В международных вопросах - в частности, в спорах с Японией за острова Сенкаку/Дяоюйдао - власти Китая могут рассчитывать на лояльность населения.

Но Си Цзиньпин все равно опасается "призрака Тяньаньмэнь", утверждает Frankfurter Allgemeine Zeitung. За шесть лет Китай увеличил расходы на внутреннюю безопасность почти на 90%, до 769,1 млрд юаней (123,1 млрд долларов). Это превышает даже расходы на национальную оборону. Кроме того, в тюрьмы регулярно попадают молодые оппозиционеры и правозащитники, которых пытками и шантажом вынуждают отказаться от гражданской активности.

Например, The Wall Street Journal рассказывает историю юноши по имени Чжан Кунь, который был участников "Движения новых граждан". Эта организация, созданная в 2010 году юристом-правозащитником Сю Чжийоном и поддержанное венчурным капиталистом Ван Гунцюанем, призывала к большей прозрачности правительства, социальной справедливости и равноправному доступу к образованию.

В начале этого года Чжан Кунь был арестован по подозрениям в "подстрекательстве к ссорам и провоцировании смуты". Он провел в тюрьме два месяца. По словам юноши, его подвергали "физическим издевательствам" и угрожали его родным, если юноша не даст обещания больше не участвовать в правозащитной деятельности. После выхода на свободу Чжан Кунь разместил в приложении-мессенджере запись - объявил друзьям, что отойдет от активной деятельности. "Надеюсь, все смогут меня понять", цитирует сообщение юноши InoPressa.