The New York Times: любовь пакистанца к изнасилованной жене победила вековые устои
www.nytimes.com

В Пакистане изнасилования случаются в среднем каждые два часа, и изнасилование само по себе - это только начало кошмара, поскольку жертва часто бывает вынуждена покончить с собой, чтобы очиститься от "греха", в то время как насильник остается невредим. Однако доктор Шазия Халид, через слезы, ощущение вины и неуверенности, пыталась добиться другого: наказания для человека, который ее изнасиловал. Об этом пишет газета The New York Times (перевод на сайте Inopressa.ru).

Когда Шазию Халид изнасиловали в начале этого года, местные власти отреагировали на это следующим образом: ее поместили в психиатрическую клинику, чтобы заставить ее замолчать. Это не сработало, и инцидент вызвал волнения в провинции Балуджистан, где произошло изнасилование. Пошли слухи, что насильник был не просто чужаком, а еще и офицером, капитаном армии.

Президент Пакистана Первез Мушарраф постарался замять неловкость, власти изолировали Шазию и ее мужа Халида Амана и два месяца держали их под арестом. Потом официальные лица начали намекать, что доктор Шазия отличалась легким поведением, если вообще не была проституткой, очевидно, чтобы таким образом оказать давление на нее и ее мужа и заставить держать язык за зубами. Шазия, доведенная до отчаяния, пыталась покончить с собой, но ее остановили муж и их приемный сын Аднан.

Одновременно с этим старший член семьи - дед Халида - вынес вердикт, что, поскольку Шазия была изнасилована, теперь она стала "кари" - пятном на чести семьи - и ее следует убить или, по крайней мере, развестись с ней. Потом, рассказывает Халид, его дед начал собирать банду, чтобы убить Шазию. "Я был взбешен, потому что он должен знать, что Шазия невинна, - говорит Халид. - Они относятся к женщинам, как к коровам".

Генерала Мушаррафа все больше раздражало стремление этой пары добиться справедливости. Поэтому власти приказали им покинуть страну и предупредили, что в противном случае они будут убиты правительственными "агентами" и даже их тела не найдут. Когда Шазия потребовала, чтобы Аднан их сопровождал, ей сказали, что у них нет времени и что если она будет тянуть, ее убьют.

Потом ее силой заставили произнести перед камерой благодарность правительству за оказанную помощь. Ее предупредили, что если она вступит в контакт с журналистами или правозащитниками, то ее или ее родственников в Пакистане ждет наказание. "Они сказали: "Мы знаем, где живет твоя семья", - вспоминает Шазия. - Я очень беспокоюсь за безопасность своих родственников. Но я думаю, что мы должны сказать правду, и я вверяю их судьбу Аллаху".

Пакистанские власти посадили Шазию и Халида на самолет до Лондона, а их сын остался в Пакистане. Сразу по прибытии Шазия попросила политического убежища в Канаде, где у нее есть родственники и друзья. Но канадский чиновник отказал ей в убежище на том основании, что в Великобритании она и так в безопасности.

Сейчас Шазия с мужем живут в однокомнатной квартире в бедном районе Лондона и ждут ответа на прошение об убежище в Великобритании. Она мечтает однажды вернуться в Пакистан и основать больницу для жертв изнасилования и домашнего насилия. Сейчас же она всего лишь одинокая, уязвимая и испуганная беженка, которая выходит из комнаты, только чтобы сходить в интернет-кафе, пишет The New York Times. Шазия постоянно плачет и не может спать по ночам, а ее муж бросил работу, чтобы заботиться о ней, и постоянно твердит: "Шазия, ты не сделала ничего плохого. Ты чиста, как прежде!"