Бывший иранский президент Хатами, не напрямую обращаясь к своему преемнику Ахмади Нежаду, который за последние месяцы неоднократно выступал с националистическими лозунгами, заявил: "Холокост - это исторический факт"
ISNA

Бывший иранский президент Хатами, не напрямую обращаясь к своему преемнику Ахмади Нежаду, который за последние месяцы неоднократно выступал с националистическими лозунгами, заявил: "Холокост - это исторический факт. Мы должны признать, что одним из преступлений, совершенных немецкими национал-социалистами, были массовые убийства невинных, среди которых, вне всякого сомнения, было много евреев".

После многих месяцев молчания экс-президент вновь появился на политической сцене, пишет итальянская газета La Stampa. Дело в том, продолжает издание, что в отсутствие реальной альтернативы Кондолиза Райс обратилась с призывом к бывшему президенту Хатами заявить о себе, чтобы напомнить о том, что в Иране, пусть в условиях засилья консерваторов, все еще существует реформаторское движение. (Полный текст на сайте Inopressa.ru.)

После американской оккупации Ирака иранцы больше не испытывают прежнего очарования в отношении Соединенных Штатов и со скептицизмом относятся к политике Вашингтона на Ближнем Востоке. Хатами за восемь лет пребывания на посту президента прекрасно научился сидеть сразу на двух стульях. И если, с одной стороны, он кокетничает с Америкой, то с другой - не упускает возможности заявить, что Израиль "воспользовался Холокостом для подавления палестинского народа", и те, "кто считают себя жертвами фашизма, осуществляют фашистскую политику на Ближнем Востоке", вставая, таким образом, в один ряд с руководством Республики.

Хатами возглавляет неправительственную организацию, которая развивает диалог между культурами и религиями. На данном этапе администрация Джорджа Буша занимается поиском неправительственных организаций, профсоюзов, студенческих групп и правозащитных организаций, которым будут переданы 20 млн долларов, иными словами, часть из тех 75 млн, на выделении которых настаивала американский госсекретарь Кондолиза Райс перед конгрессом США для финансирования иранской оппозиции.

В Иране многое изменилось с тех пор, как Хатами оставил пост главы исполнительной власти. На реформы, как кажется, уже нет никаких надежд, издается лишь 20% существовавших ранее газет, студенческое движение не может вновь подняться, гражданское общество не осмеливается подать голос, а профсоюзные забастовки блокируются, еще не начавшись. "Жесткие и истинные" наследники хомейнизма не соглашаются на компромиссы с умеренными, и никогда раньше борьба за власть не была такой трудной.

В Исламской Республике Иран нет такого деятеля, как Нельсон Мандела, и среди иранской диаспоры никто не может похвастаться такой же беспринципностью, как Ахмед Чалаби, который со своим фальшивым досье по оружию массового поражения предоставил американским неоконсерваторам предлог для вторжения в Ирак. Среди оппозиционеров режиму аятолл есть люди, которые не бывали в Иране с 1979 года, когда там произошла революция, а молодые люди, выросшие за границей, не имеют ничего общего со своими сверстниками, проживающими в Иране.