Борис Беккер
Архив NEWSru.com

Борис Беккер поднял завесу молчания над самым загадочным эпизодом его карьеры вне корта: речь идет о сексуальном приключении в чулане, в то время как его беременная жена лежала в больнице со схватками.

Этот момент был ознаменован падением звезды тенниса с пьедестала героя спорта и погружением в финансовый кризис, сообщает 'Инопресса' со ссылкой на влиятельную лондонскую газету The Times. В книге "Останься еще на минутку", которая выйдет на этой неделе, Беккер восстанавливает последовательность событий, которые закончились встречей в лондонском ресторане Nobu, неожиданным рождением ребенка и гибелью его состояния. Результатом мимолетной встречи с Анжелой Ермаковой в Nobu стала дочь.

В течение года Беккер отрицал отцовство, но теперь признал ребенка и навещает дочь в Лондоне раз в два месяца. Утечки из огромной пиар-машины Беккера изначально давали основания предположить, что секса не было, и Ермаковой каким-то образом удалось "похитить" сперму Беккера. Немецкие таблоиды привлекали врачей, которые должны были объяснить, как такое могло произойти.

В конце концов медицинские тесты подтвердили, что 35-летний Беккер является биологическим отцом ребенка. Но бывший чемпион Уимблдона отказывался обсуждать этот вопрос. Это было в июне 1999 года, Беккер распрощался с Уимблдоном. "Что делает рабочий перед уходом на пенсию? Пьет пиво с приятелями". По окончании последнего матча герой тенниса тоже пил пиво со спортивными журналистами, а потом отправился в свой лондонский отель повидать жену Барбару.

По словам Беккера, ее огорчило то, что он пил. "Мы ссорились два часа, и вдруг у нее начались схватки. Она была на седьмом месяце беременности, вынашивая нашего второго сына Элиаса. Были ли боли следствием стресса, как это случалось в предыдущие месяцы, или просто желанием добиться от меня сочувствия?" Г-жа Беккер с подругой поехали в больницу.

К 11 часам вечера из больницы не было никаких известий. Беккер не мог найти себе места и отправился выпить в ресторан Nobu. Там он заметил уроженку России Анжелу Ермакову. "Она смотрела мне в глаза на две секунды дольше нормы, а для охотника это сигнал: я чего-то от тебя хочу". Он последовал за ней в туалет.

"Поболтав пять минут, мы перешли к делу в первом попавшемся укромном уголке. Потом она вернулась к друзьям, я выпил еще кружку пива, расплатился, взял такси и поехал в отель".

Схватки г-жи Беккер оказались ложной тревогой. Супруги покинули Англию, и Беккер забыл о встрече. Но в феврале 2000 года он получил факс с сообщением: "Результату нашей встречи уже восемь месяцев".

Беккер позвонил Ермаковой и встретился с ней в Лондоне. "Разговор был очень деловым. Я не был готов взять на себя ответственность, она говорила, что предаст дело огласке, и я кончу как Мик Джаггер, чей незаконный ребенок от бразильской манекенщицы несколько недель не сходил с первых страниц газет".

Беккер нанял сыщиков из агентства "Пинкертон", чтобы выяснить прошлое матери. Но, по его словам, он струсил. "Я решил, что в данных обстоятельствах, если врачи подтвердят, что это мой ребенок, я должен его признать".

"Конечно, эта измена ускорила разрыв с Барбарой, - говорит он. - Она держала меня железной хваткой. Любая ссора кончалась словом, ставящим последнюю точку: Лондон".

Встреча в чулане длилась не более трех минут, но Беккеру она обошлась примерно в 20 млн фунтов. По оценкам, его развод стоил 12 млн с алиментами в 20 тыс. и домом в Америке. Вдобавок он купил Ермаковой дом в Лондоне и создал трастовый фонд для своей дочери Анны.

С тех пор на Беккера посыпались неприятности. Немецкие прокуроры потащили его в суд за неуплату налогов, и он едва избежал тюремного срока. Попытки заняться бизнесом провалились. Звезда немецкого спорта живет в налоговом изгнании в Швейцарии.