В результате пребывания в следственном изоляторе без медицинской помощи, состояние Елены Москаленко резко ухудшилось и несколько дней назад скончалась в больнице
YouTube

Очередной инцидент с помещением в СИЗО тяжелобольной женщины произошел в Омске. В результате пребывания в следственном изоляторе без медицинской помощи, состояние Елены Москаленко резко ухудшилось и в середине мая она скончалась в больнице, сообщает "Эхо Москвы" со ссылкой на "Новую газету".

Как отмечает издание, Москаленко была инвалидом второй группы, онкологической больной. Она перенесла операцию на головном мозге, а в СИЗО ее забрали прямо из больничной палаты.

При этом Елена Москаленко обвинялась по 306 статье ("Ложный донос"). Как пишет "Новая газета", суд принял решение, уникальное в правоохранительной практике – ранее по этой статье никого под арест не помещали. Между тем, родственники Москаленко считают, что она пострадала за критику одного из крупных милицейских чинов – заместителя начальника Омской академии МВД. Стоит отметить, что Елена Москаленко сама много лет проработала в системе МВД.

Как считают близкие покойной Москаленко, развитие болезни и скоропостижная смерть могли стать следствием возбужденных против нее уголовных дел и проведения следственных действий, отмечает "БК55.ru". В 2008 году через гражданский суд с нее взыскала порядка 9 млн рублей супруга замначальника омской Академии МВД Василия Векленко, с которым, как утверждала Елена Москаленко, у нее ранее были дружеские отношения. Впоследствии аналогичные требования к предпринимателю предъявили еще пять потерпевших, что завершилось возбуждением нескольких уголовных дел против нее сотрудниками УВД по Омской области. Сама Москаленко утверждала, что денег не занимала, подписывала документы о передаче денег, поскольку прикрывала незаконный бизнес Василия Векленко и ряда других высокопоставленных сотрудников МВД. Со смертью Елены Москаленко следствие по уголовным делам не остановлено.

Между тем тюремное ведомство подготовило список болезней, при которых арест противопоказан. В особый список вошло 40 болезней, включая ВИЧ четвертой стадии, туберкулез и рак на последней стадии. Пока, согласно постановлению правительства, такой перечень действует только для осужденных и не касается тех, кто сидит в СИЗО. Между тем за решеткой в СИЗО сейчас находится почти 130 тысяч человек и содержание под стражей заключенных с такими болезнями может стать смертельно опасным.

До поры особых проблем с содержанием под стражей смертельно больных подозреваемых у правоохранителей не возникало. Даже если подследственные и подсудимые умирали за решеткой, дело тихо закрывали. Однако широкий резонанс вызвали две смерти в "Матросской Тишине": Сергея Магнитского и Веры Трифоновой.

37-летний юрист Сергей Магнитский, обвинявшийся в налоговых преступлениях, скончался в тюремной больнице в ноябре прошлого года от острой сердечной недостаточности. В конце апреля в "Матросской тишине" умерла 53-летняя Вера Трифонова, обвинявшаяся в мошенничестве. Несмотря на очевидно тяжелое состояние ее здоровья и на предупреждения о возможных роковых последствиях со стороны защитников, суд отказывался освободить ее из-под стражи под подписку о невыезде.

После этого в Федеральной службе исполнения наказаний и СКП были начаты масштабные проверки, целый ряд руководителей и сотрудников были уволены.

По данным правозащитников, сегодня в камерах по-прежнему находятся люди, для которых тюрьма смертельно опасна, но обвинения не настолько страшны, чтобы можно было рисковать жизнью обвиняемого. Сегодня в Останкинском районном суде Москвы возобновится рассмотрение уголовного дела тяжело больного арестанта, который входит в правозащитные списки: 62-летнего Григорийса Спекторса.

Следствие обвиняет его в крупном мошенничестве, а защита настаивает на более гуманной мере пресечения, например на залоге. По мнению адвокатов, состояние здоровья узника не позволяет держать его в тюрьме. Как сообщил председатель правления межрегиональной общественной организации Андрей Столбунов, судью Останкинского районного суда Сергея Костюченко, который слушает это дело, экстренно вызвали из отпуска специально для проведения заседания и решения вопроса. И это уже само по себе показательно.

"Однако на этом заседании Григорийса Спекторса не освободят, - сказал Андрей Столбунов. - Дело в том, что на запрос адвоката в "Матросскую Тишину" пришел ответ, что Спекторс не транспортабелен. Его состояние резко ухудшилось, и в суд его не привезут.

Такая поездка может стать опасной для арестанта, и конвой такую ответственность на себя не берет. Поэтому по закону, как рассказывают адвокаты, вопрос о мере пресечения решиться не может, судья должен посмотреть в глаза обвиняемого. Но суд может принять решение о выездном заседании в "Матросской Тишине".

Между тем защитники ряда обвиняемых, арестованных в последние месяцы по резонансным делам, стараются привлечь внимание к состоянию здоровья своих подзащитных. Так, адвокаты известной арестантки Антонины Бабосюк, совладелицы ювелирного холдинга "Алтын", утверждают, что у нее серьезные проблемы с сердцем, и если ее будут держать в тюрьме, она или умрет, или останется глубоким инвалидом.

Еще несколько лет назад израильские врачи поставили Анатолию Заку, владельцу печально известного ночного клуба "Хромая лошадь", опасный для жизни диагноз. У Зака синдром внезапной остановки дыхания, он может заснуть и больше не проснуться. Однако следователи лишь отмахиваются, считая это "филькиными грамотами".

В тюремном ведомстве сообщают, что с января 2010 года во всех следственных изоляторах России созданы карантинные отделения, в которые поступают абсолютно все арестованные для определения состояния здоровья и выявления серьезных заболеваний.