31 августа 2006 года исполняется ровно 20 лет со дня гибели пассажирского лайнера "Адмирал Нахимов"
Первый канал

31 августа 2006 года исполнилось 20 лет со дня гибели пассажирского лайнера "Адмирал Нахимов". Произошедшая в СССР трагедия потрясла весь мир. Вместе с крупнейшим лайнером Черноморского флота погибли 423 человека, 65 так и остались лежать вместе с "Нахимовым" на дне моря. И до сих пор некоторые моменты этой трагедии кажутся таинственными.

Сегодня спасенные участники того рейса и родственники погибших почтили их память в открытом море под Новороссийском. На месте, где покоится пароход были возложены венки из живых цветов. Траурная церемония проходила под духовные песнопения хора Новороссийского Успенского собора.

Ритуальные мероприятия продолжатся вечером, ближе к 23:00. Вся делегация в составе 45 человек отправится на противоположный берег Цемесской бухты в поселок Кабардинка, где на высоком откосе мыса Дооб установлен памятник с часами, поднятыми с затонувшего теплохода. Остановившиеся стрелки показывают момент трагедии - 23:20 по московскому времени 31 августа 1986 года. На стенах мемориала, на литых траурных плитах выбиты фамилии всех погибших - 423 человек.

В ночь с 31 августа на 1 сентября 1986 года самый крупный на Черном море пароход "Адмирал Нахимов" (длина 174,3 м, ширина 21,02 м, высота борта 11,81 м) вышел из Новороссийска в Сочи. На его борту, по официальным данным, находились 1234 человека, из них - 888 пассажиров и 346 членов экипажа. По другим данным, на борту было 1259 человек. (Стоит отметить, что только с этой цифрой сходятся данные о погибших и спасенных - Прим. NEWSru.com). В 23:12 по московскому времени на выходе из Цемесской бухты он столкнулся с сухогрузом "Петр Васев", который входил в порт.

Удар "Васева" пришелся в правый борт "Адмирала Нахимова", в результате чего образовалась пробоина высотой 10 м и длиной более 8 м. Через 7-8 минут после удара лайнер затонул.

Первым на месте катастрофы в 23:35 по московскому времени оказался лоцманский катер ЛК-90, который шел навстречу "Петру Васеву" для его сопровождения в порт. Катер принял на борт 118 человек. Вслед за ним на место катастрофы прибыли буксиры, пограничные катера, суда на подводных крыльях "Комета". Курсанты Новороссийского высшего инженерно-морского училища, узнав о трагедии, вышли в море на ялах, выгребая против ветра.

- Хроника событий, расшифровка радиограмм
- Заключение экспертов
- Откровения выжившего старпома
- История корабля

"Всего было спасено 836 человек, из них - 566 пассажиров (в т.ч. 5 детей) и 270 членов экипажа, - напомнила директор благотворительного фонда "Нахимовец" Наталья Рождественская. - Общее число жертв составило 423 человека, в их числе - 359 туристов и 64 члена экипажа, два водолаза погибли при производстве водолазных работ".

Сам "Адмирал Нахимов" покоится в море в двух милях от мыса Дооб, на глубине 48-49 метров.

Сегодня в Новороссийске пройдут траурные мероприятия, приуроченные к 20-летию со дня гибели "Адмирала Нахимова". Ключевым моментом станет выход в море родственников погибших к месту, где покоится пароход, чтобы почтить их память, сообщил глава города Владимир Синяговский. Поминальный ритуал пройдет с молитвами, свечами, возложением венков в открытом море.

Накануне в Новороссийск прибыли родственники погибших и спасенные пассажиры трагического рейса из разных уголков России и ближнего зарубежья - всего 45 человек. Их разместили в санатории "Лесная гавань" в курортном местечке Широкая Балка. Сюда же доставлены ведущие врачи-психологи и кардиологи городских больниц и поликлиник, которые все эти дни будут находиться рядом с гостями.

Как рассказала Наталья Рождественская, ритуальные мероприятия сегодня завершатся поминальным обедом и посещением памятника жертвам кораблекрушения. Он установлен на высоком откосе мыса Дооб Цемесской бухты, что в поселке Кабардинка. В памятный знак вмонтированы часы, поднятые с затонувшего лайнера и остановившиеся в момент трагедии - 23:20. На стенах мемориала на литых траурных плитах - фамилии всех погибших.

Все ритуальные расходы взяла на себя городская администрация. Теплоход "150 лет Новороссийску", на котором родственники погибших выйдут к месту гибели "Адмирала Нахимова", выделило Новороссийское пароходство.

Хроника событий

31 августа 1986 года. Все вахтенные на своих постах. На мостике, как и положено по Уставу, капитан парохода - В.Г. Марков, вахтенный второй помощник капитана А.Р. Чудновский, на руле - матрос И. Середа, впередсмотрящий Ю. Вышаренко. Два буксира портофлота - "Бесстрашный" и "Безукоризненный" медленно отвели ярко освещенный "Адмирал Нахимов" от причала, развернули его в акватории и повели на выход из порта, сообщает сайт "Адмирал Нахимов".

На выходе из ворот порта главные двигатели были неожиданно застопорены - вслед уходящему пароходу приближался катер. С правого борта спустили парадный трап и на борт "Нахимова" поднялся один человек, с портфелем в руке. Судно снова начинает набирать обороты и движется на выход из бухты.

Пассажиры на судне были каждый заняты своим делом. Как всегда по вечерам на судне была развлекательная программа. В музыкальном салоне для молодежи началась дискотека, работали бары "Варна", "Рубин" и рестораны, в которых подавали ограниченное количество спиртного, на одной из палуб начался концерт для ветеранов, кто-то отмечал День шахтера. Многие находились у себя в каютах, готовились ко сну. Часть пассажиров просто стояла вдоль борта у лееров и смотрела на ночной город, на суда, стоящие на рейде, мимо которых проходил "Адмирал Нахимов". Члены экипажа, которых всего на судне было 346 человек, занимались своими обязанностями - в машинном отделении работали кочегары, машинисты, механики, на палубах находились вахтенные матросы, в ресторанах и барах работали официантки, в коридорах кают находились на своем дежурстве дневальные. Свободный от вахты экипаж отдыхал наравне со своими пассажирами.

В кинозале в 22:30 начался фильм "Я любил Вас больше жизни". Кинозал находился в кормовой части палубы "Б".

Пароход последний раз в своей 60-летней жизни покидал порт, имея на своем борту 1234 человека.

В это время со стороны открытого моря в Новороссийск шло другое судно - балкер "Петр Васев", имея на борту 28638 т ячменя. На вахте в это время находился третий помощник капитана П. Зубюк, матрос-рулевой и матрос-впередсмотрящий. Сухогруз шел курсом 56 градусов, но через полчаса судно должно было повернуть на новый курс - 36 и следовать в систему разделения движения судов. На мостике грузового судна тишина, только изредка слышны разговоры на 9 и 16 каналах УКВ-радиостанции.

9 канал УКВ: "Новороссийск-17, я теплоход "Петр Васев", прием."
"Петр Васев, я Новороссийск-17, слушаю Вас"
"Следуем курсом 56 градусов, 11-ти узловым ходом, планируем через час подойти к точке встречи лоцмана"
"Принято.Из порта выходит пассажирский пароход "Адмирал Нахимов". Прошу пропустить "Адмирал Нахимов" на выходе";

"Ясно, пропустить".
"Петр Васев, я Новороссийск-5, сообщите Ваши основные размерения, осадку, груз, рейс"
"184 метров длина, 28 ширина, осадка 10,5 метров, груз - 28 638 тонн ячменя, следуем из порта Бекомо, Канада"
"Новороссийск-17, я пароход "Адмирал Нахимов", прошел ворота. Что у нас на створах и на рейде?"
"Адмирал Нахимов, я Новороссийск-17. На створах и рейде сейчас движения нет, но на подходе с Босфора идет т/х "Петр Васев". Он предупрежден о Вашем выходе и пропустит Вас"

"Ясно."

Около 21 ч. 47 мин. (по судовому времени) капитан сухогруза В.И. Ткаченко вышел из своей каюты, поднялся по трапу и вошел в штурманскую рубку. Капитан подошел к САРПу. На экране радара было множество "целей" - суда на рейдовых стоянках вне бухты и в самой Цемесской бухте. Слева по борту виднелся берег с редкими огоньками поселков Южная Озереевка, Широкая балка и Мысхако.

Оба судна легли на новые курсы. Через три минуты пароход "Адмирал Нахимов" вышел из зоны проводки ПРДС. В это же время капитан В.Г. Марков задал обороты, курс судна 160* и ушел с мостика. На мостике остались 2-й помощник А.Р. Чудновский, рулевой Е. Смирнов, впередсмотрящий Ю. Вышаренко. Слева по борту, совсем близко уже виднелись огни пионерских лагерей и баз отдыха в Кабардинке, все ярче вспыхивал белыми проблесками Дообский маяк. Справа по борту, на расстоянии около 8 миль виднелись ходовые огни грузового судна.

9 канал УКВ

"Адмирал Нахимов, я теплоход "Петр Васев", каким курсом и с какой скоростью идете?"

"Следуем курсом 160"
Второй помощник А.Р. Чудновский время от времени подносил бинокль к глазам и разглядывал встречное судно.
- Смирнов, сдайте руль Вышаренко, становитесь на пеленгатор, берите пеленг на "Васева", - сказал Чудновский
Через некоторое время Смирнов доложил:
- Изменение пеленга за 2 минуты - 2 градуса, пеленг тянет к носу, мы сближаемся!

Третий помощник капитана "Петр Васев" П. Зубюк наконец-то увидел вдали, слева по борту огни пассажирского судна и настроил пеленгатор, находившийся на левом крыле мостика на пароход.

Капитан балкера В.И. Ткаченко непрерывно смотрел на экран САРП, где на выходе из бухты двигалось большое пятно - "Адмирал Нахимов". Рядом с целью появлялись данные - курс, скорость, пеленг и дистанция.
- Пеленг меняется медленно, - доложил 3-й помощник Зубюк.
- Вы берете пеленг по одной и той же части судна?- спросил Ткаченко, потому что у него на экране, казалось, вообще было не заметно изменения пеленга.
- Я беру пеленг по его передней части надстройки, - ответил Зубюк.

9 канал УКВ

"Петр Васев, я пароход "Адмирал Нахимов". Ваш курс, Ваши действия?

"Идем курсом 36, скоростью 12,5 узлов."

" Вы можете нас пропустить, у нас на борту 1000 туристов и наш курс 160 град.?

"Идите!"

"Мы можем идти тем же курсом и не сбавлять оборотов?"

"Да, можете идти."

"Вы пропустите нас?"

"Да, идите."

На мостике "Васева".
Третий помощник Зубюк:
- Капитан, наша машина работает в маневренном режиме, пеленг на пароход практически не меняется!
- Знаю, не переживайте, штурман! Прибор показывает "красивое" расхождение, - сказал Ткаченко и посмотрел прямо перед собой в иллюминатор. Несколько секунд он стоял неподвижно, затем подошел к машинному телеграфу, взял трубку связи с машинным отделением. На другом конце провода ответил старший механик В. Русин.
- Будем пробовать давать задний ход, - сказал в трубку Ткаченко и перевел ручку телеграфа в положение "малый вперед".
Судно сохраняло прежние параметры движения и шло на опасное сближение с пароходом "Адмирал Нахимов".
Капитан Ткаченко переводит ручку телеграфа в положение "Стоп". Больше всего ему сейчас хотелось врубить полный задний ход! Но капитан понимал, что это невозможно - существует определенная инерция машины и для перевода режима работы главного двигателя из "полный вперед" на противоположное требуется некоторое время. Винт сухогруза по инерции продолжал вращаться на передний ход.

Наконец через бесконечно долгих 30 секунд Ткаченко дал "средний назад" и сразу же "полный назад". Всё! После этой команды в машинное отделение сделать что-либо с 30-тысячетонным балкером было невозможно. Оставалось одно - ждать, когда винт, уже работающий на задний ход справится с колоссальной инерцией груженого судна, которое как упрямое животное все равно прет вперед, прямо в мидель пассажирского парохода, с тысячей людей на борту! Капитан уже понял, что произойдет столкновение. Желая хоть как-то повлиять на ситуацию, он дает команду "Право на борт!". Но судно вправо не пошло - наоборот, из-за работы винта на задний ход балкер пошел в противоположную сторону. В следующий момент произошел удар.

На мостике "Нахимова" А.Р. Чудновский, наблюдая за стремительно приближающимся балкером дает команды на руль: 155 градусов, 150 градусов.
- Лечь на курс 140 градусов!- приказал Чудновский и нервно схватил на носовой переборке трубку УКВ.

"Петр Васев, что вы делаете? Работать немедленно назад!!"

"Даем задний ход".

- Лево на борт!- крикнул Чудновский рулевому. На мостике парохода заметили, как бак сухогруза покатился вправо. Рулевой Смирнов только успел переложить руль лево на борт, как балкер, ударив пароход в середину правого борта, вошел в корпус "Нахимова".

На мостике "Петра Васева" стояли в оцепенении капитан, 3-й помощник, матросы рулевой и впередсмотрящий, на правом крыле - первый помощник, с биноклем в руках.

Винт сухогруза уже 5 минут работал на задний ход, но судно по инерции шло вперед, медленно приближаясь в самый борт парохода. Они увидели, как на пароходе от борта в ужасе отбежали люди и в следующий момент бак высек сноп искр и с грохотом ударил в борт "Нахимова".

Сухогруз стал поворачиваться вправо под действием движения "Адмирала Нахимова". Через минуту суда расцепились и "Нахимов" ушел вперед по инерции, накренившись на правый борт. Еще через минуту на пароходе, моргнув, погасло все освещение. Серый контур парохода стал удаляться в темноте.

Примерно через 1-2 минуты второму механику парохода В. М. Белан удалось добежать до палубы А и запустить аварийный дизель-генератор (АДГ). Свет снова загорелся, но горел уже не так ярко.

П/х Адмирал Нахимов: "Петр Васев, спускайте все имеющиеся у Вас шлюпки и плоты на воду!.."

Аварийное освещение на пароходе работало примерно 2 минуты, после чего свет погас уже окончательно. "Адмирал Нахимов", качнувшись, резко накренился на правый борт.

После удара пароход прошел по инерции на юго-восток еще 900 метров, постепенно ложась на правый борт и погружаясь. Через некоторое время на поверхности воды был виден белый как лист бумаги левый борт парохода, по которому карабкались люди, а капитан В.Г. Марков, вися на левом крыле мостика отдавал команды: "Немедленно покинуть судно!","Всем от судна, от воронки, от взрыва!"... Трубы парохода уже уходили под воду и могли взорваться котлы.

Все это время на палубе парохода спускали шлюпки и сбрасывали плоты матросы под командой боцмана В. Г. Лободы. Почти все плоты, оказавшиеся потом в воде, и благодаря которым спасли свои жизни сотни людей, были сброшены этой командой.

9 и 16 каналы УКВ

"Новороссийск-5, Новороссийск-17, я Петр Васев, столкнулся с пароходом "Адмирал Нахимов". Пароход шел без огней...
"Петр Васев", я Новороссийск-5, доложите обстановку!
"Нахимов" включил огни, имеет сильный крен на правый борт..."
Произошла полная потеря плавучести, и пароход с креном около 60 градусов и сильным дифферентом на корму ушел в пучину, затягивая за собой множество людей, не успевших отплыть подальше. Те, кто до сих пор не успел выбраться из лабиринта многочисленных проходов, трапов, дверей парохода, среди обезумевшей толпы людей были обречены. Погибли и те члены экипажа, кто ушел в нижние палубы помогать пассажирам, жившим там, найти свои спасательные жилеты, надеть их и выйти на открытую палубу.
Среди этих членов экипажа были и 36 молодых девушек-бортпроводниц.
Судно легло на дно Цемесской бухты на правый борт на глубину 47 метров, курсом 120.

9 канал УКВ, после 23:20: Новороссийск 5 (портнадзор) -> "Петр Васев": Петр Васев, Петр Васев, доложите обстановку, доложите обстановку!

ЛК-90 -> Новороссийск-5: Буксир давай, Адрианыч!.. Да какой там буксир,..- буксиры!..

Новороссийск-5 -> "Петр Васев": Петр Васев, доложите обстановку! Наблюдаете ли "Нахимова"?

"Петр Васев": "Нахимова" не наблюдаем...

В это же время на поверхности сотни людей, перепачканные краской и мазутом, борются за свою жизнь, спасают жизнь других, а в иных случаях пытаются спасти себя за счет других.

Через 5 минут после погружения парохода, сухогруз "Петр Васев" начинает движение малым ходом вперед к месту катастрофы, однако, спустя 20 минут, капитан В.И. Ткаченко, опасаясь навала судна на людей, дает в машину "стоп". С балкера уже спущен мотобот N 1, который идет на поиски людей. К моменту его возвращения, вокруг теплохода было уже много людей. Парадный трап спустить не удалось, за борт выкидываются штормтрапы и концы. Но не всем удается по ним забраться. Обессиленные люди срываются с них и падают обратно в море.

Часть людей на плотах ветром отнесло к корме сухогруза. Ужас охватил всех, кто в это время находился на плотах и в воде: "Порубит винтами!" Но судно движения не имело и его винт без движения находился на глубине 11 метров, оставаясь абсолютно безопасным для людей на поверхности.

23.45. Лоцманский катер ЛК-90 подошел к месту крушения, приняв на борт 118(!) человек.
Спасательная операция началась.

Заключение экспертов от 4 сентября 1986 года

п/х "Адмирал Нахимов":

31 августа 1986 года в 22:00 п/х "Адмирал Нахимов", под командованием капитана дальнего плавания Маркова Вадима Георгиевича, будучи подготовленным во всех отношениях к предстоящему плаванию, отошел от причала N34 п. Новороссийск назначением на порт Сочи.
На борту находилось 884 пассажира, 346 членов экипажа и 4 члена семьи, всего 1234 человека.
Судно отошло от причала и развернулось в акватории порта на выход с помощью машины и двух буксиров. В 22:30 п/х "Адмирал Нахимов" прошел ворота порта и лег на Новороссийские створы (154,2'). Дальнейшее плавание до выхода из зоны регулируемого движения порта Новороссийск осуществлялось под проводкой берегового поста регулирования движения судов (ПРДС). На мостике находились капитан Марков В.Г., вахтенный второй помощник капитана Чудновский А.Р., рулевой - матрос I класса Смирнов Е.А. и впередсмотрящий-матрос II класса Вышаренко.

В 22:20 ПРДС передал на п/х "Адмирал Нахимов" информацию о состоявшемся контакте по радиотелефону с подходящим к порту Новороссийск т/х "Петр Васев" и договоренности с ним пропустить п/х "Адмирал Нахимов".

В 22:47 после прохода траверза зеленого буя N1 Пенайской банки легли на курс 160 с целью войти в систему разделения движения. Примерно через 3 минуты капитан Марков В.Г., проинструктировав вахтенного помощника, передал ему управление судном и ушел с мостика в радиорубку, затем в свою каюту, где по его словам, умывшись за рабочим столом читал книгу.

После ухода капитана вахтенный помощник Чудновский А.Р. связался с т/х "Петр Васев" по радиостанции УКВ, проинформировал о своем курсе 160 и получил от него подтверждение о согласии уступить дорогу п/х Адмирал Нахимов".

В 22:50 судно вышло из акватории порта Новороссийск.

В 23:00 п/х "Адмирал Нахимов" прошел точку встречи лоцманов и около 23.05 вышел из зоны радиолокационной проводки ПРДС.

В 23:05 п/х "Адмирал Нахимов" вызвал т/х "Петр Васев" по радиостанции УКВ, повторил просьбу - уступить ему дорогу, на что последовал положительный ответ.

Вскоре (около 23.06) вахтенный второй помощник капитана Чудновский А.Р., обнаружив опасно приближающееся судно, поставил на руль матроса 1 кл. Смирнова Е.А. и дважды менял курс по 5 градусов влево, еще просил по УКВ радиостанции т/х "Петр Васев" замедлить движение или застопорить ход, затем (около 23.09) дал команду лечь на 140 градусов и крикнул по радиотелефону: "Работать немедленно назад!", в 23.11 дал команду "лево на борт". Рулевой только успел исполнить команду, как произошел удар.

В 23.12 произошло столкновение в точке с координатами... в расстоянии от берегов мыса Дооб 2,2 мили.

Т/х "Петр Васев":
Т/х "Петр Васев" по графику работы флота должен был прибыть в порт Новороссийск 01 сентября с.г.

31 августа 1986 года с 20.00 на судоводительскую вахту заступил 3-й помощник капитана Зубюк Петр Александрович и матрос I класса Павлюк В.М.

В 21:45 главный двигатель перевели в маневренный режим; обороты винта 120 об/мин, скоростью 11,5 узла.

В 22:04 вошли в систему разделения движения, следуя курсом 58.

В 22:47 в точке - 44 32 5 сев. широты, 37 48 9 вост. долготы легли на курс 36. По радиотелефону связались с ПРДС порта Новороссийск и получили информацию о п/х "Адмирал Нахимов", который прошел буи Пенайской банки, его курсе 160 и о просьбе пропустить его.

В это время на мостик поднялся капитан, которому была доложена обстановка и просьба. Капитан согласился и дал подтверждение п/х "Адмирал Нахимов".

Капитан Ткаченко В.И. встал к САРПу (система автоматизированной прокладки (курса)) и начал работу с ним с целью оценки ситуации расхождения с п/х "Адмирал Нахимов". В это время дистанция между судами составляла 7,2 мили.

Сосредоточив свое внимание на работе с САРПом, капитан Ткаченко полностью отключился от визуального контроля развивающейся обстановки, не предпринимал никаких мер, чтобы уступить дорогу п/х "Адмирал Нахимов" заблаговременно.

Вахтенный помощник Зубюк П.А. производил определение места судна и визуальное наблюдение за обстановкой, вел радиотелефонные переговоры с п/х "Адмирал Нахимов" и несколько раз напоминал капитану о режиме работы главного двигателя, готового к маневрам, давая понять, что можно уменьшить скорость движения, чтобы п/х "Адмирал Нахимов" прошел впереди по курсу на безопасном расстоянии.

Однако, продолжая работать только с САРПом, капитан не обращал внимания на информацию вахтенного помощника, не менял скорости и курса. Судно следовало курсом 36 полным ходом со скоростью 11,5 узлов на опасное сближение с п/х "Адмирал Нахимов".

В 23.05 капитан Ткаченко В.И. после очередного обращения с п/х "Адмирал Нахимов" уступить дорогу, наконец дал команду уменьшить ход до среднего, а затем в 23.07 до малого и в 23.07,5 дал команду "стоп-машина!". Дистанция между судами в это время была 11 кабельтовых, скорость практически не изменилась.

В 23.10 дал команду "средний" и сразу - "полный назад", сопроводив его звуковым сигналом - три коротких гудка. Около 23.11 положили руль право на борт, однако судно вправо не пошло.

В 23.12 произошло столкновение судов под углом, близким к прямому (ок. 110 градусов), скорость - около 5 узлов, руль право на борту.

Удар был нанесен в правый борт п/х "Адмирал Нахимов" в районе 90-110 шпангоутов верхней частью форштевня т/х "Петр Васев" выше ватерлинии и бульбом ниже ватерлинии в два отсека: дизель-генераторное и машинное отделения.

Корпус (бульб) т/х "Петр Васев" вошел в корпус п/х "Адмирал Нахимов" при курсе судна около 33 градусов и примерно через 2 минуты вышел из него при курсе судна 110 градусов, т.е. бульб развернулся в корпусе п/х "Адмирал Нахимов" на 77 градусов и, возможно, при этом имел еще движение вдоль его корпуса. Таким образом, по экспертной оценке, на основании расшифровки курсограммы, размер пробоины составляет около 80-90 кв. метров.

Указанный разворот т/х "Петр Васев" происходил под действием поступательного движения п/х "Адмирал Нахимов".

Т/х "Петр Васев" в результате столкновения получил повреждения в верхней части форштевня, смяв его на 2-2,5 метра, и пробоину бульба, с затоплением форпика. Подмочки груза не произошло.

Из-за значительной пробоины на п/х "Адмирал Нахимов" оба отделения были затоплены в течение нескольких секунд, и судно обесточилось. После расцепления судов п/х "Адмирал Нахимов" из-за поступающих огромных масс забортной воды начал резко крениться на правый борт. Через 7-8 минут п/х "Адмирал Нахимов", имея крен свыше 60 градусов, затонул в координатах 44град 35мин 95сек сев. широты, 37град 52мин 9сек вост. долготы на глубине 47 метров.

Эксперты: Б.С. Майнагашев, В.Т. Лютый, О.Г. Сторожев, В.Л. Тихонин, Ф.П. Краснянский, Г.Н. Федченко, Г.Л. Попов, А.И. Петраков, В.В. Козляков, В.И. Удалов, В.Г. Кучин, В.М. Мельник, Е.М. Степанов.

Откровения выжившего старпома

Выводы капитана дальнего плавания Евгения Боровлева, опубликованные три года назад, стали настоящим откровением. Он взглянул на проблему с профессиональной точки зрения, с учетом собственного опыта. Боровлев более полувека на флоте: от юнги до мастера, возглавлявшего экипажи пассажирских судов "Молдавия" и "Абхазия". В свое время он был самым молодым за всю историю отечественного флота капитаном пассажирских судов. Ниже представлена его точка зрения, сообщает "Юг".

"За год до этой трагедии я был понижен с подачи всемогущего тогда парткома в должности и "сослан" на "Адмирал Нахимов" в качестве старпома (старшего помощника капитана). Возглавлял тогда экипаж опытный капитан дальнего плавания Вадим Марков, которого также "сослали" на это судно, закрыв ему заграничную визу по инициативе того же всемогущего парткома. Ему приписали какие-то нарушения в ранее возглавляемом им экипаже, хотя сам он ничего не нарушал.

По выходу из Новороссийского порта "Нахимов" взял курс на Сочи, зная, что входивший "Петр Васев" должен уступить ему дорогу, согласно распоряжению диспетчера поста регулировки движения (ПРД). На мостике "пассажира" находился опытный штурман второй помощник капитана Чудновский. Говорю об этом в полной уверенности, поскольку этот штурман в свое время работал вместе со мной на "Абхазии". Он ходил по знаменитой Крымско-Кавказской судоходной линии уже двенадцать лет в должности второго помощника. Почему так долго без повышения? Все предельно просто. Чудновский с отличием окончил штурманский факультет Ленинградского военно-морского училища имени Фрунзе, был направлен на корабли ВМФ. Вдруг в КГБ обнаружили "изъян" в его биографии: родственники за границей. Офицер-еврей, да еще с родней "за бугром" - немедленно демобилизовать! Чудновского приняли на работу в Черноморское пароходство, но продвижение по службе и дальнее зарубежье для него были закрыты навсегда...

Когда опытный Чудновский остался на мостике "Нахимова", действия его были грамотными. Ни в одном документе, отражающем ход расследования аварии, не указано, что вахтенный помощник капитана парохода "Адмирал Нахимов" действовал неправильно. Погиб он той ночью смертью, достойной истинного морехода. (Через 2 минуты после столкновения Чудновский спустился в свою каюту и запер дверь. Он ушел на дно вместе с пароходом. - Прим. NEWSru.com)

Почему же поспешил покинуть мостик капитан Марков? Пароход отчалил от причала Новороссийского морского вокзала со значительной задержкой относительно расписания. Причина - опоздание одного из пассажиров: генерала А.Крикунова, руководившего управлением КГБ в Одесской области. Он вместе с семьей - женой, дочерью и внуком - сел на судно в Новороссийске. Для высокопоставленного пассажира была забронирована каюта-суперлюкс, располагавшаяся ниже главной палубы, приблизительно в центре парохода.

Именно туда торопился капитан - не футбол смотреть по телевизору (как писали некоторые СМИ), а к генералу на званый ужин. Ведь именно от этого гэбистского чина во многом зависела дальнейшая судьба "ссыльного" Маркова. Таким образом, в момент столкновения судов капитан находился в правительственном люксе (пассажиры последнего, увы, также погибли).

Три минуты Марков карабкался на мостик при стремительно растущем крене судна. Когда добрался туда, шлюпки левого борта спускать было уже невозможно: конструкция шлюпбалок рассчитана под крен не более двадцати градусов. Попытки спустить шлюпки правого борта бесполезны: при столь значительном крене их попросту невозможно подтянуть, чтобы усадить пассажиров. По нормативам, посадка 1500 человек в шлюпки на воде заняла бы около 40 минут, при условии что судно не имеет крена. Этих минут не было. Более того, спасательные шлюпки на "Адмирале Нахимове" оказались просто неспускаемыми.

Фундаменты шлюпбалок и палуба под ними были разрушены коррозией, а потому при спуске могли обломиться и упасть. Такой случай имел место при учебной тревоге, после чего шлюпки больше не спускали по приказу из ЧМП (Черноморского морского пароходства). Офицеры об этом знали. Ясно, Марков в шлюпку попасть не мог при всем желании. Его, как и многих других, просто "стряхнуло" с палубы - крен достиг 40 градусов - в море.

Говорят, капитан рано покинул мостик. Рассмотрим вариант, при котором он остался бы на мостике. Напоминаю, была команда с ПРД о том, что "Петр Васев" уступает дорогу. Согласно Международным правилам предупреждения столкновения судов (МППСС), судно, которому уступают дорогу, должно следовать прежним курсом и с прежней скоростью. Однако там же сказано: нужно сделать все возможное, чтобы избежать столкновения. Что именно, применительно к конкретно рассматриваемому случаю? Поворачивать вправо, на "Петра Васева", - усугубить ситуацию. Влево - идти "в берег". Уменьшить ход, сократить дистанцию до "Васева", который все же должен был пройти по корме?..

Следует учитывать, что "Нахимов" - огромное судно со слабыми машинами, двигавшими его со скоростью 10 узлов (всего 18км в час), для достижения которой нужно было разгоняться около часа. Чтобы остановиться, дав с "полного переднего" хода "полный задний", нужно пройти расстояние в пять корпусов - приблизительно километр. Повороты также крайне медлительны.

Таким образом, когда стало ясно, что столкновение неизбежно, "Нахимов" был уже обречен, ход событий на нем изменить никто не мог. Инициатива расхождения в сложившейся ситуации принадлежала "Петру Васеву".

Что же происходило на мостике этого судна? Современный балкер, находившийся в отличном техническом состоянии, оснащенный, в отличие от "Нахимова", новейшим навигационным оборудованием. В том числе электронной вычислительной машиной японского производства, на экране которой высвечивались варианты и схемы расхождения судов - САРП.

После незапланированной задержки "Нахимова" в Новороссийске с ПРД дали команду "Васеву" задержаться и заходить в порт после выхода "Нахимова". Задержка негативно сказывалась на выполнении рейсового задания экипажем балкера: в порту простаивали причал, железнодорожные вагоны, грузчики... Диспетчер порта торопил, а молодой капитан "Васева" Виктор Ткаченко старался. Он полностью доверял САРПу, не учитывая, что лаг, показывавший скорость судна, был советского производства и не совпадал по конструкции с японским прибором. При постройке теплохода решили сэкономить, а затем с гордостью доложили об этом вышестоящим. Скорость в САРП вводилась вручную и на подходе была переменной. Одним словом, сработало правило: "Ерунду заложишь - ерунду получишь".

Когда "Нахимов" вышел, "Васев" прибавил ходу, чтобы судно лучше управлялось и поскорее вошло в график. Контролировали ситуацию по САРПу. Последний показывал: все нормально. И вдруг вахтенный доложил капитану: "Идем на "Нахимов". Мастер оторвался от прибора: "Полный назад!". Машина остановилась и заработала назад. Нос судна устремился вправо, усугубляя обстановку (как у всякого одновинтового судна с винтом правого шага). Удар в водонепроницаемую переборку между отсеками "пассажира" произошел, когда машины "Васева" работали "полный назад". "Адмирал Нахимов" был обречен...

Когда конструкторы проектируют судно, они обязательно делят его на водонепроницаемые отсеки с таким расчетом, что при затоплении одного из отсеков (на грузовом) либо двух (на "пассажире"), транспорт должен оставаться на плаву. На "Адмирале Нахимове" были затоплены сразу два смежных отсека: когда этот пароход строился, вышеупомянутое правило еще не действовало.

В месте столкновения оборвались листы обшивки из-за бокового удара, нанесенного "Нахимову" бульбом "Васева". Так происходит с так называемыми клепаными судами. Заклепки, "сшивающие" металлическую обшивку судна, срезаются, словно ножницами. Головки заклепок в этом процессе участвуют весьма относительно, но это уже сопромат. На практике же, когда пропадает (отлетает) головка заклепки, ослабляется соединение листов, "прижатие" их друг к другу. Нарушается герметичность корпуса, и, наконец, само тело заклепки может просто выпасть.

Как правило, головки заклепок пропадают только снаружи. Потому существует технология обварки заклепок, причем одобренная регистром (организацией, осуществляющей технический надзор за состоянием флота). Для этого необходимо расшить борт судна изнутри, снять облицовку и изоляцию, поскольку она может воспламениться. Конечно, на старом пароходе (а именно таковым и был "Нахимов") имелось много изношенных заклепок, и обрыв листов обшивки увеличивал размер пробоины. Потому-то "Адмирал Нахимов" так быстро и затонул, трагедию усугубили открытые неподалеку от ватерлинии иллюминаторы.

Работая на "Нахимове", я понимал, что даже при малейшем повреждении корпуса судно может утонуть, но полагал, что пройдет не менее часа.

Что происходило на посту регулировки движения? Его юрисдикция распространяется только на территориальные воды порта. За их пределами указания носят рекомендательный характер. На экране радара лоцманы-операторы ПРД ведут суда так же, как авиадиспетчеры самолеты. На эти должности назначаются капитаны, которые в силу каких-либо обстоятельств не ходят в рейсы. Следовательно, лоцман-оператор не мог не видеть обстановку, заранее наблюдать, что курсы судов ведут к столкновению. Почему не выдали рекомендации на расхождение?! Все это напоминает ситуацию со швейцарскими авиадиспетчерами и башкирским самолетом.

Как было организовано спасение? В Новороссийске базировался отряд АСПТР (аварийно-спасательных и подводно-технологических работ). Однако ни спасательных судов, ни соответствующего оборудования для спасения людей у них не оказалось. Спасательная операция проходила стихийно, зависела только от личной инициативы. Раньше всех у места трагедии оказались маленькие катера пограничников, затем подошли портовые буксиры.

Таким образом, операция по подъему людей из воды затянулась более чем на четыре часа. Находившиеся в воде переохлаждались и тонули. Как известно, температура человеческого тела - 36,6 градуса. Если его охладить до 31 градуса, человек начинает умирать, а в 29 - наступает смерть. Температура морской воды в ту ночь была порядка 20-21 градуса, в ней человек остывает значительно быстрее, нежели на воздухе.

Наконец, основное: почему "Нахимова" продолжали эксплуатировать, несмотря на ужасающее техническое состояние?

Как говорилось выше, технический надзор за судами осуществляет регистр, выносящий окончательный вердикт. Однако в то время регистр являлся подразделением Министерства морского флота СССР. Когда сотрудники регистра в очередной раз запрещали эксплуатацию судна, чиновники докладывали министру, а тот давил на директора регистра. Кстати, в зарубежные рейсы его не выпускали: в первом же порту захода его задержали бы за несоблюдение конвенции по охране человеческой жизни на море. А надзор в Варне, где ремонтировался "Нахимов", осуществляли представители Регистра СССР.

Вопреки утверждениям отдельных "знатоков" и откровенных недоброжелателей, экипаж "Адмирала Нахимова" состоял не из штрафников, а, скорее, из "невыездных". Ненависти к коллегам, судну они не испытывали. Были моряки, работавшие здесь по два десятилетия: женились, продолжали работать всей семьей. Для них этот пароход был городом любви, домом с каютой-квартирой. Хотя, конечно же, среди 400 человек экипажа встречались разные люди, как и в самой жизни. Естественно, и во время трагедии они проявили себя по-разному. В подавляющем большинстве моряки "Нахимова" вели себя достойно, а те, кто выжил, продолжили работу на флоте.

Кто же виновен в катастрофе? В первую очередь, она продукт системы социализма, тоталитарного государства, где правил не закон, а приказ зачастую безграмотный. Приказ номенклатурного работника, назначавшегося обкомом либо ЦК партии и в вопросах, которые ему поручалось курировать, ничего не соображавшего. Такое "правление" приводило к катастрофам: на море, на стройках, в шахтах, колхозах, совхозах...

Когда происходила серьезная трагедия, чтобы прикрыть грехи системы в целом, виновных назначали по указанию сверху. В данном конкретном случае, конечно, в какой-то степени виноват капитан "Петра Васева" Виктор Ткаченко. Однако определенное ему наказание значительно превышало степень виновности.

Вадима Маркова дилетанты обвинили, в частности, в том, что он не дал сигнал шлюпочной тревоги. Быстротечность ситуации была таковой, что практического значения это уже не имело и никак не влияло на ход событий. Моряки-профессионалы понимали, что степень виновности Маркова минимальна. Потому по выходу из мест лишения свободы его приняли на должность капитана-наставника (то есть человека, обучающего, наставляющего капитанов дальнего плавания) в Черноморском пароходстве. Сейчас, когда ему уже под восемьдесят, Марков еще востребован, что подчеркивает высокий класс его как специалиста. В противном случае его не держали бы на работе.

История корабля

Приписанный к Одессе "Адмирал Нахимов" был построен в 1925 году в Германии и назывался тогда "Берлин". До 1939 года он совершал регулярные рейсы через Атлантику. В 1945 году в устье реки Свине (близ Свинемюнде) он подорвался на мине и затонул на глубине 13 метров.

В 1946 году пароход перешел Советскому Союзу в счет репараций. При попытке подъема судна в начале 1947 года снова произошел взрыв, и судно вновь погрузилось на дно. В том же 1947 году пароход получил новое название - "Адмирал Нахимов". С 1957 года судно совершало круизные рейсы по Крымско-Кавказской линии между портами Одесса, Ялта, Новороссийск, Сочи, Сухуми, Батуми. Пускать изношенный лайнер дальше Черноморского побережья боялись, и за границу он не ходил. 5 сентября "Нахимов" должны были отправить на металлолом. Но за шесть дней до этого он упокоился на дне Черного моря.

В обиходе моряки называли "Адмирала Нахимова" "две трубы - одна зарплата", поскольку в отличие от других круизных судов трубы у него было две, а зарплату платили только в рублях.

Второй, валютной части оплаты, ради которой в советское время и работали моряки, на привязанном к российскому берегу судне не было. Экипаж парохода состоял либо из молодых моряков, стремящихся получить разрешение на работу в заграничных круизах, либо из проштрафившихся моряков загранзаплыва или так называемых "невыездных". Проштрафившимся был и капитан "Нахимова" Вадим Марков. Он и капитан "Васева" были приговорены к 15 годам тюрьмы каждый, но в 1992 году их помиловали.

После кораблекрушения всем выжившим членам экипажа немедленно дали разрешение на работу в заграничных рейсах.