В России нарастает традиция продвижения детей высокопоставленных чиновников и других членов их семей на важные посты в государственной службе и в бизнесе
Moscow-Live.ru

В России нарастает традиция продвижения детей высокопоставленных чиновников и других членов их семей на важные посты в государственной службе и в бизнесе. Об этом говорится в обзоре "Преемники 2.0 (аристократы)", подготовленном фондом "Петербургская политика".

Политологи продолжили тему изучения российского кадрового резерва. Одним из ключевых элементов дискуссий вокруг весенней кадровой ротации в федеральных органах власти стал вопрос о смене поколений в высших эшелонах, отмечается в обзоре.

Авторы доклада подчеркнули: несмотря на то что знакового "омоложения" управленческого корпуса не произошло, а средний возраст нового правительства вырос на четыре года в сравнении с составом 2012 года (с 47 лет до 51 года), появился дополнительный материал для прогноза тенденций в ближайшие годы.

"Хотя практика продвижения детей и других членов семьи на высокие посты в государственной службе и в бизнесе распространена далеко не тотально и речь пока идет о конечном числе случаев, тенденция нарастает, а психологические и политические барьеры на ее пути постепенно исчезают", - отмечают эксперты фонда.

РБК называет самым последним ярким примером такого рода - назначение министром сельского хозяйства главы "Россельхозбанка" Дмитрия Патрушева, сына главы Совбеза РФ Николая Патрушева. Появляются династии и в региональном руководстве - накануне врио главы ЯНАО был назначен 30-летний Дмитрий Артюхов, сын вице-спикера Тюменской облдумы и секретаря политсовета тюменского отделения "Единой России" Андрея Артюхова, отмечает агентство.

Подобная кадровая линия органична с точки зрения психологии, говорится в докладе фонда "Петербургская политика". Истеблишмент не может игнорировать необходимость обновления элит и смены поколений, однако испытывает тревогу за сохранение собственного статуса и положения. По мнению экспертов, слабость институтов и сильное влияние государства на бизнес постепенно снижают возможность предоставлять "наследникам" высокие позиции в бизнесе.

По версии авторов доклада, "такой аристократический сценарий моделирования транзита власти будет все чаще моделироваться в ближайшие годы, тем более что другие сценарии транзита - преемничество, классическая публичная политическая конкуренция, различные варианты комплектования "кадрового резерва" - пока не имеют необходимой истории успеха".  По мнению экспертов, различные кадровые конкурсы в России будут идти лишь за средние управленческие позиции, а их победителям передадут контроль над управлением, но не над активами и ресурсами.

Однако у "транзита власти" имеются и существенные ограничители, предупреждают политологи. Речь идет о двойственном отношении общества к проблеме, отсутствии историко-политических традиций, противоречивости результатов сходных практик в постсоветских странах, вероятном недовольстве со стороны карьеристов, не имеющих родственников во власти.

Кроме того, родственные связи с высокопоставленными чиновниками не гарантируют более лояльного отношения к ценностям и целям старших поколений. В пример приводится резонанс вокруг дочерей экс-мэра Петербурга Ксении Собчак и пресс-секретаря президента Елизаветы Песковой. Имеется угроза, что детям элит не удастся доказать наличие общих ценностей с различными социальными группами. В обзоре приводятся итоги исследования компании McKinsey, согласно которым лишь 5% семейных предприятий сохраняют рыночную ценность своих акций в третьем поколении.

Также "наследники" испытывают так называемый конфликт приоритетов - желание продемонстрировать личностную и управленческую состоятельность и в то же время не испугать "старших товарищей" излишней субъектностью. К тому же пока в России не готовы к публичному признанию аристократического характера российского политического режима, и подобный сценарий транзита власти вряд ли способен решить какие-либо задачи, "не связанные с поддержанием психологического комфорта старших поколений истеблишмента", считают эксперты.

Тем не менее, считают авторы доклада, по мере накопления примеров попыток передачи элитного статуса по наследству число присматривающихся к такому сценарию "будет расти на федеральном и тем более на региональном и муниципальном уровнях".

В докладе приводится карьерный рейтинг детей высокопоставленных чиновников и госслужащих. В разделе "Максимальный карьерный успех" эксперты упоминают президента "Алросы" Сергея Иванова, старшего вице-президента "Ростелекома" Владимира Кириенко, председателя правления "Интер РАО" Юрия Ковальчука, владельца компании "Империя" Сергея Матвиенко, вице-президента "Газпром нефти" Андрея Патрушева и министра сельского хозяйства Дмитрия Патрушева, вице-президента ОАК Алексея Рогозина, основного акционера "Газпром бурение" Игоря Ротенберга, Павла Фрадкова (заместитель управляющего делами президента) и его брата Петра Фрадкова (глава временной администрации "Промсвязьбанка"), Кирилла Шамалова (акционер "Сибура") и Юрия Шамалова (президент НПФ "Газфонд").