На суде во время рассказа бывшего заложника Беслана в обморок упал конвоир
Архив NEWSru.com

Конвоир потерял сознание во время слушания в Верховном суде Северной Осетии дела боевика Нурпаши Кулаева. Сотрудник конвойной службы упал в обморок в тот момент, когда велся допрос одного из потерпевших - Алика Цаголова, который был учителем физкультуры школы номер один Беслана и был захвачен в заложники боевиками.

Цаголов в тот момент рассказывал о ситуации в школе, когда там прогремели первые взрывы. Конвоира вынесли из зала суда, сообщает РИА "Новости".

Всего на заседании в четверг были допрошены семеро потерпевших.

Одна из заложниц рассказала о боевике, которого не было среди убитых

Одна из потерпевших по делу о теракте в Беслане сообщила на допросе в Верховном суде Северной Осетии в четверг, что видела в захваченной террористами школе боевика, которого потом не было среди убитых.

Анжела Кокаева, находившаяся в заложниках в школе Беслана вместе со своей грудной дочерью, сказала суду: "Я запомнила одного боевика в черной одежде, наподобие халата, с длинными волосами и бородой. Я его видела на первом этаже школы. Потом он ушел, и его больше никто не видел. Почему-то о нем никто из потерпевших не говорит". Она отметила, что не видела этого человека позже среди убитых боевиков, чьи фотографии ей предъявляли для опознания.

Кокаева также сообщила, что ее вместе с ребенком отпустили из школы 2 сентября после того, как туда для переговоров приходил экс-президент Ингушетии Руслан Аушев.

По ее словам, она также видела телевизор, которые смотрели находящиеся в школе террористы. Экран этого телевизора был разделен на четыре части, на каждой из которых транслировались изображения помещений школы и близлежащих улиц, рассказала Кокаева.

Следующее заседание назначено на 5 июля, на нем планируется продолжить допрос потерпевших.

Свидетели утверждают, что взрыв прогремел по вине снайпера

На предыдущем девятом заседании по делу террориста Кулаева в суд приехал только один из тридцати потерпевших, вызванных повестками.

Рустам Коков, оказавшийся в заложниках вместе с женой и двумя детьми, рассказал, что "на третий день они (боевики) начали приводить себя в полную боевую готовность. Пытались выйти с кем-то на связь, не получалось", они нервничали, пишет "Новая газета".

"Когда прогремел первый взрыв, после которого и начался штурм, боевик сказал залу: "Лежите, не вставайте, кто сможет стоять на ногах, идите в столовую". Террористы заставили женщин снять белые одежды, махать ими в окнах и кричать: "Здесь дети, остановите бой". Я видел 15 боевиков, которые отстреливались в окнах столовой. По всему было видно, что это не первый их бой, они были очень хорошо подготовлены. Патронов не жалели, боезапас был большой. Среди них было много раненых, они кричали "Аллах Акбар" и усердно молились", - рассказал Коков.

Потерпевшие снова задали Кулаеву вопрос: "С чего начался штурм?" Подсудимый еще раз подтвердил свои показания: "Когда был первый взрыв, вошел Полковник, посмотрел на кнопку и сказал: "Снайпер снял человека, сейчас будет штурм".

После Кокова был допрошен потерпевший Ахсарбек Дудиев. Его жена и дети были в заложниках, сам Ахсарбек три дня дежурил возле школы и принимал участие в штурме: "Я надел камуфляж и с альфовцами, как только начался штурм, где-то восьмым зашел в школу. Много людей погибли, когда обвалилась крыша. Она падала постепенно, но люди не могли убегать, у них был шок. Детей оглушило, они меня не слышали".

После судебного заседания неожиданно созвал пресс-конференцию замгенпрокурора Николай Шепель. У прокурора было нервное рассерженное лицо: "…Потерпевшие… делают вывод, что, значит, снайпер мог и по глупости по своей, по неосторожности, или как это еще понимать, снять и боевика, который был на кнопке. Поэтому произошел взрыв. То есть вот такая вот логика рассуждений… Ничего подобного нет. То есть это совершенная неправда. Откуда эти сведения, остается только догадываться".

Жители Беслана категорически не верят официальной версии событий (о самопроизвольном взрыве бомбы в спортзале, который привел к штурму школы) и на каждом судебном заседании подчеркивают это и своими вопросами подсудимому Кулаеву, и своими показаниями.