Каждый девятый депутат Государственной думы, завершившей свою работу в нынешнем составе, решил не бороться за кресло народного избранника в думе шестого созыва
Russia Today

Каждый девятый депутат Государственной Думы, завершившей свою работу в нынешнем составе, решил не бороться за кресло народного избранника в Думе шестого созыва. Притом многие отказались от мандата досрочно. Дело здесь, как выяснила газета "Ведомости", не только в неуверенности в своих шансах вновь стать депутатом. Многие просто разочарованы нижней палатой - она перестала быть местом для принятия решений, депутат более не может быть уверен в своей неприкосновенности. Некоторые, впрочем, просто решили начать новую жизнь.

С февраля 2008 года место работы сменил 51 депутат, причем абсолютное большинство из них - единороссы. Многие променяли место на Охотном Ряду на кресла в региональных администрациях. Пять депутатов-единороссов стали губернаторами. Или заместителями глав регионов - например, руководитель Тульской области Владимир Груздев нашел себе трех замов среди депутатов. Напомним, именно Дума этого созыва ввела новый порядок, когда кандидатов в губернаторы предлагает партия большинства.

В ситуации, когда Госдума ослаблена, работа в исполнительной власти престижна, так как та принимаются реальные решения - так прокомментировал "исход" своих коллег экс-депутат от "Союза правых сил" Борис Надеждин.

Еще четыре депутата поменяли свои места на Охотном Ряду на кресла в регионах, правда, не губернаторские, а депутатские. Раньше это можно было считать понижением, но сейчас региональный депутат влияет на политику и кадровые решения, а законодательные собрания более самостоятельны в смене своих уставов, чем Дума, приводит издание мнение политолога Александра Кынева.

Впрочем, в том, что региональные думы сильно отличаются от "главной Думы" страны, некоторые провинциальные депутаты сомневаются. Как, например, заявил бывший депутат думы свердловского городка Заречный Константин Дубровский, состояние местного парламента - это "климакс со всеми вытекающими последствиями". "Это даже не импотенция - при импотенции все-таки остается желание, но нет возможности... Дума перестала выполнять свое предназначение... Большая часть работы депутатов уходит на то, чтобы утверждать какие-то формальные и никому не нужные бумаги", - цитирует региональный портал z-city.ru слова местного депутата.

Большинство экс-депутатов все же предпочитает оставаться в столице. Некоторые смогли переместиться в Совет Федерации - был даже принят закон, который позволяет из Думы переходить в Совфед, чем уже воспользовался единоросс Анатолий Лисицын. А его однопартиец Валерий Рязанский объясняет свой уход в верхнюю палату так: там может быть ценен его депутатский опыт, а дорогу надо дать молодым.

Еще одним вариантом трудоустройства депутатов может стать работа в образовательной и культурной сферах: после отмены выборности ректоров два единоросса из Думы возглавили московские вузы. Виктор Гришин после отмены университетской автономии стал ректором РЭА имени Плеханова, а Александр Сысоев, не найдя общего языка с новым губернатором Воронежской области, стал ректором Московского государственного агроинженерного института имени Горячкина. А например, единоросс Сергей Капков стал руководить столичным парком культуры и отдыха, а потом перешел в правительство Москвы.

У единороссов есть еще одна причина досрочно складывать свои полномочия: фракцию обновляют посредством Народного фронта, в предвыборные списки включены непартийные сторонники премьерской инициативы. Максим Мищенко и Сергей Марков, из-за этого не попавшие в партийные списки, перешли в Общественную палату, не дожидаясь истечения депутатских полномочий.

Некоторые из подвергшихся ротации единороссов не скрывают своих чувств, пишет газета "Московские новости". Глава комитета нынешней Госдумы по финансовым рынкам Павел Медведев с шумом вышел из ЕР, обидевшись на однопартийцев, а теперь рассматривает варианты работы в банковской сфере или преподавания в вузе. Некоторые депутаты пытаются протестовать: как рассказали изданию единороссы, те, кто не попал в списки и уходит из Думы, отказываются дежурить в приемной Госдумы и принимать граждан.

Еще одной причиной покинуть Госдуму, отмечают эксперты, стало снижение ее привлекательности в глазах бизнеса; так, несколько человек вернулись в коммерческие структуры. Нижняя палата теряет влиятельность, а значит, бизнес-лоббисты располагают все меньшим простором для действий. К тому же депутатский мандат более не гарантирует иммунитета от преследования со стороны правоохранительных органов, что ранее привлекало бизнесменов в думской работе. Примером может служить история члена ЛДПР Ашота Егиазаряна, в настоящее время объявленного в международный розыск по обвинению в мошенничестве.

"Я бы отменил депутатскую неприкосновенность, и тогда половина депутатов в Думу точно бы не пошли", - заявлял в свое время экс-лидер "Правого дела" Михаил Прохоров, собиравшийся сделать данный вопрос одним из пунктов своей программы.

Впрочем, некоторые депутаты отмечают, что прощаются с Думой как с пройденным этапом своей жизни. Первый замглавы комитета по промышленности Валерий Драганов, 12 лет проработавший в парламенте, говорит, что давно уже запланировал уход: "Я эту страницу своей жизни перевернул". Депутат собирается заняться творчеством, в настоящее время он работает над романом и киносценарием.