Таинственная история о задержании в Москве и недавнем освобождении предполагаемых сотрудников МВД Чечни, замешанных в многочисленных преступлениях, получило продолжение
НТВ

Таинственная история о задержании в Москве и недавнем освобождении предполагаемых сотрудников МВД Чечни, замешанных в многочисленных преступлениях, получило продолжение. Точнее, должно получить, надеется депутат от КПРФ Валерий Рашкин, написавший в Следственный комитет и Генпрокуратуру запрос с просьбой проверить распространенную в СМИ информацию о чеченцах.

"В соответствии со ст. ст. 7, 14 Федерального закона "О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации", прошу вас провести проверку утверждений, изложенных в указанной публикации", - пишет Рашкин на сайте КПРФ, обращаясь к главе Следственного комитета Александру Бастрыкину и направляя копию письма генеральному прокурору Юрию Чайке.

Он ссылается на материалы "Новой газеты", которая еще год назад, после задержания группы уроженцев Чечни, рассказала о некой неофициальной охране Рамзана Кадырова, в состав которой якобы входят сотрудники регионального МВД. Эти лица, писало издание, являются участниками многих преступлений, однако правоохранителям дан приказ сверху не трогать их как минимум до конца Олимпиады в Сочи. Также Рашкин указывает, что информация уже вышла за пределы страны и приводит ссылку на сайт Inopressa, где размещен перевод статьи немецких журналистов по этой теме.

Бес поработал на Валеру Осетина

Напомним, о задержании таинственных чеченцев "Новая" сообщила в марте 2012 года. В Москве, как утверждала газета, были задержаны 11 человек из "столичного отдела охраны Кадырова", оперативное управление которым, по данным издания, ведет Зелимхан Исраилов по кличке Беслан или Бес - оперуполномоченный Центра по обеспечению безопасности лиц, подлежащих госзащите МВД Чечни.

Бес якобы хорошо известен оперативникам: участвовал в "разборках", прострелил ногу водителя автобуса, подрезавшего его Mercedes. Но все сходило с рук, утверждала "Новая", пока его с товарищами не взяли в столице за похищение человека. Как рассказывало издание, в августе 2011 года он с "охранниками" договорился о встрече с угонщиком иномарок Валерой Осетином и предложили ему свою "крышу". На переговоры тот отправил своего посредника, которого чеченцы по какой-то причине увезли в некий особняк, где несколько дней избивали и насиловали бильярдным кием, требуя отдать им свой Lexus. Когда жертва согласилась, мужчину выбросили истекающего кровью на трассе.

Когда подозреваемых в этом преступлении - Исраилова, оперуполномоченного уголовного розыска ОВД по Шелковскому району Джамбулата Мухматмурзиева, оперуполномоченный уголовного розыска ОВД по Урус-Мартановскому району Мусхаджи Мусулаева, оперуполномоченный ОВД по Ножай-Юртовскому району Хож-Ахмеда Исраилова, инспектора спецбатальона ДПС ГИБДД МВД Чечни Адама Исраилова и другие - задержали, при полицейских нашли табельное оружие, а также документы, в которых сообщалось, что они откомандированы в Москву для охраны Кадырова и членов его семьи.

СКР просят принять меры

Правоохранительные органы крайне скупо комментировали эту информацию, а недавно стало известно, что четверых подозреваемых, остававшихся в СИЗО до начала этого года, освободили. Причиной якобы стал приказ сверху, который привел также к увольнению следователя СКР, ведшего это расследование. После этого сотрудники ФСБ, курировавшие дело, даже устроили демарш и объявили об опасениях за жизни своих семей, писала "Новая газета".

В СКР, правда, подобные сведения опровергли. Офицеры ФСБ, обратившиеся за помощью к журналистам, - "вымышленные персонажи", заявил официальный представитель ведомства Владимир Маркин. А в руководстве Чечни и вовсе настаивают, что у Кадырова в Москве нет никаких охранников.

"По сообщению о преступлении, распространенному в средствах массовой информации, проверку проводит по поручению прокурора орган дознания, а также по поручению руководителя следственного органа - следователь, - пытается реанимировать это дело коммунист Рашкин. - О принятых вами мерах процессуального реагирования прошу вас сообщить в Государственную Думу Федерального Собрания Российской Федерации в сроки, установленные законом".