Дело милиционера, который помог террористам ввести в Москву 6 тонн гексогена, передано в суд
Архив NEWSru.com

Ставропольская краевая прокуратура передала в суд уголовное дело сотрудника ГИБДД Кисловодского ОВД, обвиняемого в пособничестве террористам, взорвавшим дома в Москве и Волгодонске. Уголовное дело будет рассматривать Кисловодский городской суд.

Милиционер обвиняется в том, что в августе 1999 года он способствовал беспрепятственному въезду в Кисловодск КамАЗа, груженного 6 тоннами гексогена, и лично сопровождал его передвижение.

Спустя месяц содержимое грузовика было использовано террористами для взрыва жилых домов в Москве и Волгодонске.

До начала суда фамилия обвиняемого не сообщается, передает РИА "Новости".

ФОТО взрывов в Москве и Волгодонске. (Для просмотра нажмите значок фотоаппарата в правом верхнем углу)

До сих пор остается засекреченной информация, кто за три дня до теракта передал депутатам Госдумы записку о том, что дом в Волгодонске уже взорван

Спикер Госдумы Геннадий Селезнев был уведомлен о произошедшем взрыве в Волгодонске еще за три дня до теракта, сообщали "Новые Известия" в номере за 21 марта 2002 года.

Лидер ЛДПР Владимир Жириновский сообщил, что 13 сентября 1999 года на заседании Совета Думы один из сотрудников секретариата принес Селезневу записку, которую спикер огласил собравшимся.

В ней говорилось об уже случившемся теракте, однако эта информация не получила широкой огласки.

"Записку принес кто-то из секретариата. Видимо, позвонили, чтобы предупредить спикера о таком повороте событий. Селезнев зачитал нам новость о взрыве, потом мы стали ждать сообщения о случае в Волгодонске в теленовостях. А после того как это произошло через три дня, я единственный спросил об этом спикера на пленарном заседании 17 сентября 1999 года", - заявил Жириновский.

Выдержка из стенограммы заседания:

Владимир Жириновский: "Вспомните, Геннадий Николаевич, вы нам в понедельник сказали, что дом в Волгодонске взорван. За три дня до взрыва. Это же можно как провокацию расценивать - если Госдума знает, что дом уже взорван якобы в понедельник, а его взрывают в четверг. И в это время мы с вами занимаемся другими делами. Давайте этим займемся лучше. Как это произошло - вам докладывают, что в 11 утра в понедельник дом взорван, а администрация Ростовской области ничего не знала о том, что вам доложили?"

Геннадий Селезнев: "Владимир Вольфович, нас с вами все должно интересовать. Там, где царит беззаконие, мы должны вмешиваться. Я понял позицию фракции".

Владимир Жириновский (чуть позже): "В Волгодонске что-то, надо полагать, произошло, раз там местные органы спят и ждут. Мы в Москве уже за три дня знали о взрыве, а они проснулись, только когда прогремело!"

Геннадий Селезнев не реагирует.

Вскоре Жириновского лишили слова на месяц. Сам Селезнев подтвердил информацию о записке, но отказался уточнить ее автора, добавив, что это был "не Березовский".

Подтвердили информацию о записке, поступившей к спикеру, и другие депутаты.

В частности, представляющий тогда на совете фракцию НДР депутат Юрий Тен сказал: "Сейчас не помню деталей, но факт был".

А Алексей Митрофанов говорит: "Селезнев сообщил, что ему принесли дополнительную информацию о том, что произошел новый взрыв. На это в острой форме отреагировал Жириновский".

13 октября 1999 года на канале НТВ прошла передача Николая Николаева "Независимое расследование", посвященная взрывам жилых домов в Буйнакске, Москве и Волгодонске. В ней приняли участие: начальник ЦОС ФСБ РФ Александр Зданович, депутат Госдумы РФ Алексей Митрофанов, заместитель начальника ГУБОП МВД РФ Николай Морозов и обозреватель 'Новой газеты' Вячеслав Измайлов.

В этой программе депутат Митрофанов вновь поднял вопрос о странной записке.

Фрагмент стенограммы передачи "Независимое расследование"

Митрофанов: "Я хотел бы обратить внимание на один весьма примечательный случай, который произошел после второго взрыва (в Москве). В этот день проходил Совет Думы, на котором присутствуют руководители фракций, как известно, ведется стенограмма. И председателю Селезневу кто-то из его команды положил записку. Он взял записку и сказал: "О, надо же! Сегодня произошел взрыв в Волгодонске, мне принесли записку". Это было за четыре дня до взрыва, действительно, в Волгодонске. Это есть в стенограмме Государственной думы, это не просто так, это не встреча в кулуарах".

Николаев обращаясь к (Здановичу): "Этот факт известен вам, Александр Александрович?"

Зданович: "Абсолютно неизвестен. Я полагаю, если это и имело место, то произошла какая-то ошибка. Может быть, при составлении стенограммы. Потому что..."

Митрофанов (перебивает): "Я присутствовал на этом Совете".

Зданович: "...потому что в распоряжении ФСБ такой информации не было".

Митрофанов: "Дело в том, что фигурировал тот город, который реально стал местом трагедии через четыре дня. Вот в чем смысл. Волгодонск не главный город нашей страны".

На этом выяснение закончилось. О записке больше не говорили, хотя до сих пор не ясно, кто 13 сентября принес и положил на стол председателю Госдумы Геннадию Селезневу записку, в которой было сказано, что взорван жилой дом в Волгодонске, который на самом деле не был еще взорван. Но его все же взорвали через три дня - 16 сентября.

Взрывы в Москве прогремели 8 и 13 сентября 1999 года. В российской столице были взорваны два жилых дома - по улице Гурьянова, 19 и на Каширском шоссе, дом 3. В результате терактов погибли 228 человек, в том числе 21 ребенок.

В Волгодонске взрыв произошел 16 сентября 1999 года, в результате него погибли 19 человек, среди которых два ребенка.