Владимир Путин, загорелый и уверенный, выступил перед российской политической элитой, обнародовав план в будущем году дополнительно вложить 4 млрд долларов в образование, здравоохранение и жилищное строительство
RTV International

В сентябре в Александровском зале Кремля, среди канделябров и золоченых колонн Владимир Путин, загорелый и уверенный, выступил перед российской политической элитой, обнародовав план в будущем году дополнительно вложить 4 млрд долларов в образование, здравоохранение и жилищное строительство, пишет газета Financial Times (перевод на сайте Inopressa.ru).

Задачей, заявил президент, является значительное улучшение качества жизни россиян, продолжает британское издание. Этой речью ознаменовалась попытка придать более человечное лицо правительству Путина: переход от накопления миллиардов долларов, принесенных России высокими ценами на нефть, к их трате на услуги и модернизацию ветхой инфраструктуры.

Но представители всех партий увидели в этом нечто большее – первую крупную акцию нынешнего режима с целью остаться у власти после парламентских выборов 2007 года и выборов президента в 2008 году. Речь идет либо о самом Путине, если найдется способ обойти конституционный запрет на третий президентский срок, либо о назначенном им преемнике. В каком-то смысле избирательная кампания исподволь ведется уже не первый месяц – с декабря прошлого года, когда украинская "оранжевая революция" помогла лидеру оппозиции Виктору Ющенко одержать победу над наследником, назначенным уходящим президентом, после спорных результатов выборов и массовых демонстраций. Кремль, потрясенный таким результатом, начал делать все возможное, чтобы ничего похожего не произошло в России. Он изменил избирательное законодательство, осложнив жизнь оппозиционным партиям, создал прокремлевское молодежное движение, усилил контроль над СМИ, дал сигнал к разгрому неправительственных организаций и пытается нейтрализовать любого потенциального соперника.

- Путин не намерен менять Конституцию
- Кремль принимает меры
- "Оранжевая революция в России невозможна, возможна "красная" или "коричневая"

Все это высвечивает главные вопросы второго срока Путина. Возможна ли в России в 2008 году смена режима, аналогичная тем, что произошли на Украине и в Грузии? И если да, то кто придет к власти?

Усиливающееся внимание окружения президента к сохранению власти уже отражается на внутренней и внешней политике. Режим отказывается от дальнейших либеральных реформ после того, как неумело проведенное изменение системы социальных льгот в январе вывело пенсионеров на улицы. Популистские меры, сопровождающиеся большими затратами, будут набирать обороты параллельно с борьбой в Кремле вокруг того, останется ли у власти Путин или его ставленник. По словам банкиров и бизнесменов, финансирование крупных проектов затрудняется из-за неопределенности политического ландшафта после 2008 года.

За границей Кремль удваивает усилия по поддержке нынешних руководителей на территории бывшего СССР и подрыву демократических процессов, прокатившихся по Грузии и Украине. Путин также полон решимости извлечь максимум из председательства России в "большой восьмерке" в будущем году – идеальная возможность сыграть роль государственного деятеля перед российской публикой. Ничто не должно быть оставлено на волю случая. "В 2008 году все будет решаться не только на выборах, но, возможно, и на улицах, – говорит Сергей Марков, политтехнолог, близкий к Кремлю. – Атмосфера будет очень важна, возможна первая попытка организовать "оранжевую революцию". Пока этот сценарий представляется маловероятным. Путин по-прежнему популярен, тогда как у Леонида Кучмы на Украине не было достаточной популярности, чтобы передать власть выбранному им преемнику, Виктору Януковичу. В отличие от Украины, в России либеральная оппозиция не способна объединиться вокруг сильного кандидата. К тому же у российской оппозиции на руках нет такого козыря, какой был у грузинской и украинской оппозиции: стремление к большей независимости от России. Экономика тоже льет воду на мельницу Путину: нефтяные доходы обеспечивают самый длительный за десятилетия период устойчивого роста.

Так чего же боится Кремль? Может быть, его самой большой проблемой является то, что режим все больше зависит от личной популярности Путина. Ежемесячные исследования "Левада-Центра" показывают, что рейтинг одобрения президента по-прежнему составляет около 70%. Но рейтинг его правительства едва достигает 29%. В ходе последнего опроса 52% респондентов заявили, что Россия движется в неправильном направлении, и только 34% довольны положением дел. Эти показатели изменились на противоположные с момента избрания Путина на второй срок в марте 2004 года. Сдвиг можно объяснить несколькими факторами. Нефтяное богатство, изменившее экономическую судьбу России и превратившее Москву в процветающий город, распределяется несправедливо. Как отметил Путин на прошлой неделе, 25 млн россиян живут за чертой бедности. "Люди начинают понимать, что это очень богатая страна, и говорят: "Дайте и мне что-нибудь", – говорит Маартен Пронк, менеджер Rabobank в России.

Команде Путина не хватает также идеологии, помимо замены хаоса, царившего при его предшественнике Борисе Ельцине, стабильностью, сегодня в основном достигнутой. У прокремлевской партии "Единая Россия", доминирующей в парламенте, тоже нет идеологии, кроме идеологии лояльности Путину. Заместитель главы администрации Путина Владислав Сурков, которого считают главным идеологом Кремля, пытается сформулировать философию в своих нечастых интервью и публичных выступлениях. Он называет "суверенной демократией" концепцию, в рамках которой Россия сама контролирует свои дела и ресурсы и находит собственный путь к демократии. Занятное интеллектуальное упражнение, но едва ли привлекательное. Внимание Путина к инвестированию в человека и будущее России, возможно, имеет целью преодоление пропасти между бедностью и отсутствием привлекательной идеи.

Неуверенность Кремля, возможно, объясняется более глубокими причинами. Сам Путин является политической креатурой окружения Ельцина и олигархов. Умелый менеджмент обеспечил бывшему офицеру КГБ и петербургскому чиновнику взлет в Кремль и президентство. Его команда верит в могущество политических технологий и, по-видимому, преувеличивает способность оппозиции создать претендента, особенно с помощью иностранцев, в основном – США, как это случилось, по их мнению, на Украине. "Оппозиция становится объединенной, она собирает все силы против президента и "Единой России", – заявил источник в Кремле. – Возможно, на наших глазах происходит модернизация правых и левых. Может появиться серьезная новая сила".

Путин не намерен менять Конституцию

Хотя предпочтительный для Кремля вариант – новое избрание Путина – запрещен, идут поиски способов обойти этот момент. Например, политический союз России и Белоруссии потребует создания новой Конституции, в которую можно заложить возможность избираться на третий срок. Путин неоднократно отвергал возможность изменения основного закона. Наиболее категоричное заявление он сделал на сентябрьской встрече с иностранными журналистами и аналитиками. Он сказал, что не будет баллотироваться в президенты в 2008 году. "Я считаю, что самым главным элементом в укреплении российской государственности на сегодняшний день является стабильность. Стабильность в стране, в обществе не может быть обеспечена другим путем, кроме как стабильностью законодательства и основного закона страны – Конституции. Поэтому ни при каких обстоятельствах менять Конституцию я не намерен", – заявил Путин. Однако он признал, что тот, кто находится у власти, "естественно", хочет ее сохранить, и не отрицал желание и дальше играть заметную роль. Он подчеркнул, что уйдет из Кремля, но не уйдет из России. С его точки зрения, это тоже фактор, гарантирующий стабильность. Он выразил надежду, что его опыт и знания будут востребованы в России. Некоторые наблюдатели полагают, что Путин мечтает о роли Дэн Сяопина, китайского лидера, который после ухода со своего поста сохранил контроль и руководил из-за кулис.

Что касается 2008 года, то по наиболее вероятному сценарию окружение Путина выберет преемника и будет надеяться, что популярность президента распространится и на него. Здесь есть доля риска. Главные кремлевские группировки – силовики, либералы и чиновники-технократы – могут столкнуться с трудностями, договариваясь о кандидате. В этих группировках даже может произойти раскол, если личные амбиции придут в противоречие с лояльностью.

Оппозиционный кандидат, способный сочетать популярность с обещанием повести страну другой дорогой, может представлять угрозу.

Кремль принимает меры

Поэтому Кремль систематически предпринимает попытки разрушить механизмы и организации, которые могут выдвинуть соперника. Полагают, что в последние месяцы он организовал передачу независимо мыслящих изданий в дружественные ему руки. Самую влиятельную газету "Известия" купила контролируемая государством газовая монополия "Газпром". Ren-TV, последний независимый телеканал, имеющий информационные выпуски, был продан двум олигархам, преданным Путину. Кремль дал сигнал к разгрому неправительственных организаций, которые, по его мнению, были двигателями революции на Украине, в Грузии и Киргизии. Недавно Путин заявил, что не потерпит иностранного финансирования политической деятельности неправительственных организаций. Прокремлевское молодежное движение стало противовесом возможному появлению в России студенческих организаций, подобных украинской "Поре" и грузинской "Кмаре". Организация "Наши", имеющая заметный националистический оттенок и, как полагают, являющаяся порождением Суркова, собирает на свои митинги десятки тысяч сторонников. Похоже, что ее главная задача – наводнить московские улицы в случае споров вокруг результатов выборов и подавить любые антиправительственные выступления. Глеб Павловский, еще один близкий к Кремлю политтехнолог, заявил в летнем лагере лидерам "Наших": "Вы должны быть готовы физически противостоять любой попытке неконституционного переворота".

Помимо всего этого, власти завели уголовное дело против единственного человека, с которым связывают возможность объединения либеральной оппозиции, – Михаила Касьянова. Он был уволен Путиным с поста премьер-министра в феврале 2004 года. В сентябре Касьянов наконец подтвердил свое намерение баллотироваться в президенты после ряда заявлений о том, что Россия движется не в том направлении. Но в июле он оказался под следствием в связи с предположительно незаконным приобретением государственной дачи, которая стоит миллионы долларов.

В довершение ко всему администрация внесла в избирательное законодательство изменения, тревожащие либеральных политиков. Помимо прочего, российских наблюдателей и журналистов теперь не допустят к наблюдению за подсчетом голосов. Международных наблюдателей допустят лишь при наличии приглашения. "Кремль готовится к фальсификации результатов выборов, – заявил независимый депутат Владимир Рыжков. – Они учли украинский опыт".

Высокопоставленный источник в Кремле утверждает, что режим не прибегает к неконституционным методам, чтобы удержаться у власти, но не позволит сделать это и оппозиции. "Мы можем выиграть, а можем проиграть, – говорит источник. – Третий сценарий – это нелегитимная передача власти в наши или еще в чьи-то руки. Но мы этого не допустим".

"Оранжевая революция в России невозможна, возможна "красная" или "коричневая"

Парадоксально, но некоторые политические аналитики считают, что попытки Кремля контролировать все элементы политического процесса могут спровоцировать обратную реакцию. "Они так боятся "оранжевой революции", что создают для нее наилучшие условия", – говорит Георгий Сатаров, бывший советник Ельцина, возглавляющий аналитический центр "Индем".

Еще парадоксальнее то, что сами российские либералы сомневаются в своей способности объединиться вокруг реального кандидата, если Касьянова выведут из игры в результате расследования, связанного с мошенничеством.

Опросы общественного мнения показывают, что успешный кандидат, скорее всего, появится слева, что в российской политике означает – из лагеря коммунистов, или из рядов партии "Родина", делающей акцент на социальной справедливости. Многие считают "Родину" креатурой кремлевских политтехнологов, создавших "ручную" партию, призванную отобрать голоса у коммунистов, которая может обернуться монстром Франкенштейна.

Рейтинги у лидера коммунистов Геннадия Зюганова, ультранационалиста Владимира Жириновского и лидера "Родины" Дмитрия Рогозина гораздо выше, чем у любого из либералов. "Оранжевая революция" у нас невозможна, – говорит либерал Борис Немцов. – Возможна "красная" или "коричневая" революция".

Возможно, этой опасностью объясняется то, что у Кремля проснулось социальное сознание, и то, что в последние месяцы он пытается рядиться в националистические одежды, например, создав "Наших". Кремль усиливает антизападную риторику и атаки на традиционных критиков России в Польше и странах Балтии.

Дальнейшее сползание к авторитаризму и национализму может затормозить председательство России в "большой восьмерке", где Путин стремится изображать свою страну полноценным членом мирового сообщества. Но после июньского саммита G8 в Петербурге мнение Запада будет значить меньше и планировщики выборов получат свободу действий. Иностранные правительства и компании могут увидеть, что имеют дело со все более нервозным и непредсказуемым Кремлем, пишет Financial Times.