Скончался "стрингер", журналист и режиссер Эдуард Джафаров
www.fondpressa.ru

23 февраля в возрасте 49 лет скончался режиссер и журналист, автор репортажей из 35 "горячих точек" планеты Эдуард (Этибар) Джафаров. Его похороны пройдут в Баку. Его репортажи покупали крупнейшие телекомпании мира. С момента начала войны в Афганистане редкий конфликт прошел без его участия.

Эдуард Джафаров родился в 1958 году в Баку. В 1985 году окончил ВГИК. Более 15 лет назад стал военным стрингером и прошел практически все "горячие точки".

- Из интервью: "Это была не война, это была бойня"
- Биография
- Фильмография

Лауреат международных и российских кинофестивалей, член Союза журналистов РФ, Союза кинематографистов РФ, Международной федерации журналистов. Его репортажи демонстрировали крупнейшие телекомпании мира. Джафаров работал оператором международных телекомпаний СNN, ВВС, СВС, NBC, был спецкором программы "Вести" РТР, телепрограммы "Итоги", фотокорреспондентом AFP. С 1997 года - режиссер киностудии "Мосфильм", напоминает "Эхо Москвы".

Широкий отклик общественности получил снятый Джафаровым документальный фильм "Стрингер".

Из интервью: "Это была не война, это была бойня"

Первая съемка. "Баку. 20 января... Если помните, было длительное противостояние людей против армии. Баррикады, костры, автобусы... В Баку приехала куча иностранных и советских журналистов. Но 19 января они все, как один, решили, что ничего не произойдет, и улетели в Москву. И меня звали. Я сказал: не поеду, потому как знаю точно: что-то произойдет. Я здесь вырос и знаю свой народ, он не отступится, если встал. В ночь с 19-го на 20-е все и произошло. Со мной была стрингер-фотограф Виктория Ивлева. Когда мы узнали, что взорвано телевидение, то сразу подъехали к штабу НФА и встретили там Этибара Мамедова. Он сказал: "Я только что встретился с Примаковым, он объявил ультиматум: либо мы убираем людей с баррикад, либо через два часа войска войдут в город, открыв огонь без предупреждения. Так что идите и снимайте, скоро все начнется". В 12 ночи началась трагедия. Утром меня в аэропорт отвез депутат ВС СССР Бахтияр Вагабзаде, соблюдая конспирацию в условиях боевых действий. А начальник аэропорта, рискуя всем, чем мог, отправил меня в Москву левым рейсом. Материал был спасен. Я знаю, что солдаты вылавливали корреспондентов и ломали камеры, отнимали материалы. Это был приказ Язова. А уже вечером 20 января после всем известного выступления Горбачева телеканалы NBC, BBC и CBC, на которые я работал, сообщили, что им поступил материал, который реально отображает то, что происходило на улицах Баку, и показали мои кадры. После этого Язов получил взбучку от Горбачева, телеканалы не знали, как отбиться от граждан, которые подали иски на них потому, что им стало плохо во время просмотра. Вот тогда я понял: то, что я делаю, представляет достаточную силу и, если хотите, угрозу для тех, кто пытается скрыть правду".

"Это была не война, это была бойня. Сначала резня, кровавая баня. Затем, когда войска вошли в город, пальба — беспорядочная, бессмысленная, во все, что движется. Двигались, то есть метались, в основном мирные жители. Поэтому их столько погибло. Я снимал все, что мог. Страха не было. Потом понял, что вот это мое! Все. Никаких вопросов... Клянчить у бандитов деньги на кино, штаны с ними протирать в ресторанах — влом. Да и кино в это время делать — все равно что в бирюльки играть. Бизнесмен из меня никакой. Так и получалось, что только войны и кормили".

Путч, 91 год. "С какого-то момента я уже не задавался вопросами... Путч на многие вещи открыл глаза. Тем, кто верил во что-то. Тогда стало понятно, что мы все просто массовка в большой игре. Только нас забыли предупредить об этом. И те, кто валидол глотал у телевизора, и те, кто стоял у Белого дома… Я бы назвал его опереточным путчем, если бы не те трое пацанов, что погибли, бедолаги… Да, это было событие поворотное. Потому что приоритеты были расставлены, понимаешь? Точки над и. Я понял, в какую игру мы играем, и теперь играю только в свою игру. Патриотом меня назвать невозможно, предателем — тоже... как бы, я абстрагировался".

Развал СССР. "В 93-м году мы поехали в Ирак и были там две недели. Казалось бы, тоже тоталитарный режим, большая война, блокада. И что же я увидел там? Нормальную жизнь я там увидел. Ни паники, ни мародерства, ни страха в глазах у людей. А при возвращении на родину, что называется, почувствовал разницу. Несмотря на то что у нас как будто передышка наступила, мирное время... Но страшно было здесь, а не там. Трудно объяснить. Такое было ощущение, что вся наличная реальность куда-то подевалась и подменилась множеством видимостей. Которые еще к тому же рассыпаются и не складываются ни в какое целое. И все как-то мигает, моргает, мерцает и подмигивает. Нехорошо подмигивает. Начинаешь щупать — пусто. Уцепиться, ухватиться не за что. Ни системы, ни структуры, ни закона, ни порядка. У этих, в коридорах власти, глазки бегают — полный разброд и шатание... Населению, ограбленному в очередной раз и подчистую, предоставлена полная свобода действий — гуляй, Вася, ешь опилки. Где брать опилки, черт его знает. Интеллигенция застыла в ужасе: боится не то погромов, не то арестов, не то войны, не то голода и голодных бунтов. Во всяком случае, знает, что при любом раскладе окажется крайней. Я это видел не раз своими глазами: как в считанные минуты обваливается огромное здание. Оно как будто… оседает. Вот так на наших глазах обрушилась империя. Как ни относились мы к ней, это жизнь наша, наше мироустройство на наших глазах обрушились".

Страх. "Больше потом, когда все уже было позади. В Фергане я видел, как один человек другому человеку может отрезать голову и играть ею в футбол. Как вырезают семью, отрезают головы и насаживают их на частокол. На каждом колу по голове. Солнце припекает, головы почернели… И котенок бегает по этим головам. Армия не могла войти несколько часов! Просто подступиться не могла. Я с вертолета первую съемку вел, и уже сверху было видно, что там творится нечто уму не постижимое. Никогда не забуду город, в который мы вошли. Город обезображенных трупов, обезумевших убийц и уцелевших очевидцев, которые — и это на лицах у них было написано — никогда уже не смогут жить как люди под этим небом... Что теперь хотеть от меня? Я видел это, я видел, как погибают дети, я видел матерей, которые это видят. Я видел, как расстреливают людей, которые только что расстреливали других сотнями — и их, как бешеных собак, нельзя было оставлять в живых... Великая свобода 90-х: можно. А раз можно, значит, можно ВСЁ. Например, найти наконец врага. И уничтожить его. Да ведь это не только на войнах происходило. И не только во время межнациональных конфликтов. В обычных городах, поселках, райцентрах — всего боялись. По улице ходили короткими перебежками, боялись темноты, боялись подъездов, боялись детей одних отпускать в школу. Это ведь тоже один из штрихов 90-х, да? Страх".

Смерть. "В фильме "Сталинградская битва" есть одна долгая панорама, когда камера движется медленно-медленно и в кадре нет ни одного живого места. Дома сплошь раненые, развалившиеся, с пустыми глазницами, огромные кучи битого камня и чьих-то пожиток, выброшенных взрывной волной... Вот то, что было когда-то городом, вот то, что было когда-то домом, вот вывороченное нутро этого дома. И между этими руинами какие-то тени, призраки — вот то, что было когда-то людьми… Для меня эта панорама — апофеоз войны, ее предельно обобщенный образ. И знаешь, я ее все время вспоминал. Не то чтобы мне о ней Таджикистан напоминал или Чечня. Нет, не про то. Но вот мне казалось, что это мой страшный сон о будущем. Что вот такой будет страна спустя какое-то время... В начале 90-х умерла империя, а к концу мы все понемножку вымерли. Я вот сейчас с тобой сижу — живой, что ли? Мы на призраков больше похожи, если честно. Хотя по сравнению с другими еще подаем признаки жизни. А сколько законченных мертвяков! Это дети 90-х. Они смотрят бесланские события по телевизору как реалити-шоу. Они уже ко всему привыкли: им десять лет по телевизору трупы показывали. Обезображенные. Крупно..."

Этибар (Эдуард) Джафаров

Образование высшее (ВГИК). Член Союза Кинематографистов РФ, Союза Журналистов РФ, Международной Федерации журналистов, аккредитованный корреспондент пресс-центра ООН в Москве. Профессор Академии проблем безопасности, обороны и правопорядка, помощник Президента АБОП, академик Международной Академии телевидения и радио (IATR). Имеет ордена и медали РФ. Лауреат премии и золотой медали Г.К. Жукова.

В 1984 году отсидел 3 года по обвинению в антисоветской деятельности за хранение и распространение "самиздата". С 1987 по 2003 год работал в качестве Руководителя пресс-центра 21-го всесоюзного кинофестиваля в Баку, оператора телекомпаний СВС (Канада), NBC (США), СNN (США), ВВС (Англия), Спецкор ТСН и программы "Итоги" ИТА "Останкино", программы "Вести" РТР (Москва), фотокорреспондент France Presse, режиссер киностудии "Мосфильм", режиссер документальных фильмов на "Рен ТВ", режиссер компании "СКИП-МЕДИА" (Москва).

С 2004 года - Руководитель и главный режиссер студии "Drama Documentary Studio" при ООО "Фонд Пресса".

Автор репортажей из горячих точек: Афганистан (1981 г.), Ангола, Йемен, Ливан, Сектор Газа, Палестина, Израиль, Северная Корея, Сумгаит, Баку (13 и 20 января), Южная Осетия, Тбилиси (9 апреля 89 г. и 24 декабря 91 г.), Москва (19 августа 91 г. и 3-4 октября 93 г.), Абхазия, Молдавия, Приднестровье, Ингушетия, Югославия, Румыния, Албания, Чечня (94, 95 гг.), Ош, Узген, Душанбе, Фергана, Ирак (1993 г.), Иран, Дагестан, Сьера-Леоне, Чечня (99, 00, 01 гг.), Афганистан (2003 г.), Ирак (2004 г.), "Норд-Ост", г. Беслан.

Фильмография

1987 год - Ассистент режиссера Параджанова С. Художественный фильм "Ашуг Кериб".

1991 год - Режиссер документального фильма "Сакартвело". Лауреат фестиваля "Репортеры, рискующие жизнью". Франция. Эфир: РТР (Москва), РТВ (Белград), ГТРК (Тбилиси), ГТРК (Баку).

1993 год - Режиссер документального фильма "Импичмент по-русски". Кинорынок в Каннах. Эфир: США, Канада, Франция, Голландия, Югославия.

1994 год - Режиссер документального фильма "Маски москитов". Кинорынок в Каннах. Эфир: Китай, Бельгия, Дания, Югославия, Германия.

1995 год - Режиссер документального фильма "Альтернатива". Лауреат кинофестиваля в Анталии. Эфир: ГТРК (Баку), ТВ (Анкара).

1998 год - Автор проекта "Всемирная история ООН".

2000 год - Оператор документального фильма "Настоящая война", режиссер А. Сладков РТР (Москва).

2001 год - Режиссер и автор сценария документального фильма "Стрингер". Финалист международных фестивалей документального кино "Телевидение в интересах общества" ИНПУТ - Роттердам, Ирландия (лучший в категории "военное кино"). Номинант "ТЭФИ-2002". Лауреат международного кинофестиваля "Свобода выбора". 1-й приз "За откровенность и честность в политике". Эфир: РЕН ТВ (Москва), ЛТРК (Вильнюс), Worldlink (США), Аз ТВ (Баку), ARTE (Германия), 3-й канал (Киев), TF-1 (Франция).

2002 год - Режиссер документального фильма "Михаил Ульянов". Эфир: РТР (Москва).

2003 год - Главный оператор и соавтор сценария документального фильма "Кавказские пленники" производство "Besta film" Польша - Белоруссия - Россия. Режиссер Хащеватский Юрий (Минск). Лауреат международного кинофестиваля документальных фильмов INPUT (Дания). Призер кинофестиваля в Швейцарии. Эфир: TF - 1 Франция. Польша. Германия. Швейцария. Дания.

2005 год - Второй оператор документального фильма "Белые вороны", режиссер Тамара Трампе (Германия). Участник (конкурсант) кинофестиваля в Берлине (Берлинаре 2005).

2006 год - Продюсер и руководитель проекта документального телесериала "Национальная география".