Российская пресса прокомментировала обвинительный приговор координатору "Левого фронта" Сергею Удальцову и его соратнику, экс-помощнику депутата Госдумы Леониду Развозжаеву, который вынес накануне Мосгорсуд
Мосгорсуд

Российская пресса прокомментировала обвинительный приговор координатору "Левого фронта" Сергею Удальцову и его соратнику, экс-помощнику депутата Госдумы Леониду Развозжаеву, который вынес накануне Мосгорсуд, признав подсудимых виновными в организации массовых беспорядков на Болотной площади в Москве 6 мая 2012 года. Подсудимых приговорили к 4,5 годам колонии общего режима, Развозжаеву также назначен штраф в сумме 150 тысяч рублей. Удальцова, пришедшего на слушания уже с вещами, конвоиры взяли под стражу в зале суда (до этого он находился под домашним арестом). Подборку статей приводит сайт "Заголовки".

Подсудимые обвинялись в "приготовлении к организации беспорядков" и "организации массовых беспорядков, сопровождавшихся насилием и погромами" (ч. 1 ст. 30 и ч. 1 ст. 212 УК РФ). Леонида Развозжаева также обвиняли в незаконном пересечении госграницы (ч. 1 ст. 322 УК РФ) - по версии следствия, после возбуждения дела он бежал на Украину по паспорту своего брата.

Вскоре его задержали в Киеве, где в Управлении верховного комиссара ООН по делам беженцев он собирался просить политического убежища. Через два дня объявился в Басманном суде Москвы, где и был арестован. Сам оппозиционер считает это похищением, но следствие утверждало, что мужчина сам вернулся в Россию, чтобы признать вину.

Суд не только подтвердил, что явка с повинной имела место, но и счел заявление, Развозжаева, в котором тот утверждает, что сам вернулся на родину, потому что "является патриотом и раскаивается в содеянном", одним из доказательств вины.

Сам оппозиционер, давая показания в суде, заявил, что документ был написан под диктовку человека, "похожего на следователя (Дмитрия) Плешивцева". По словам мужчины, он написал заявление, поскольку ему угрожали. "Несогласие Развозжаева с изложенным в его явке с повинной, по мнению суда, представляет собой способ защиты и не может свидетельствовать о недопустимости данного доказательства", - зачитал судья.

"Московский комсомолец" пишет, что слушания по делу проходили не в основном, а в апелляционном корпусе, поскольку там залы больше, хотя соратников Удальцова на приговор пришло всего около сотни. Газета "Новые известия" отмечает, что поддержать подсудимых пришел и сопредседатель политической партии РПР-ПАРНАС Борис Немцов. За порядком в суде следили, помимо приставов, несколько бойцов ОМОНа с автоматами и с большим ротвейлером (о наличии собаки сообщает РБК Daily).

Перед Мосгорсудом около 15 человек с флагами и плакатами скандировали "Свободу узникам 6 мая!". Среди них были член федерального политбюро РПР-ПАРНАС Илья Яшин (участник митинга 6 мая, на скамью подсудимых не попавший), сопредседатель этой же партии Михаил Шнейдер, активист "Солидарности" Семен Зон-Зам, а также амнистированный в минувшем декабре по болотному делу Владимир Акименков (в последнее время он превратился в "Левом фронте" в одну из ключевых фигур, уточняет издание). Сторонники оппозиционеров также устроили на улице перформансы - изображали судью Замашнюка на поводке у президента России, а также разместили на газоне небольшие черные гробики с надписями "Суд", "Совесть", "Право". За углом дежурил автозак.

Зачитывать вердикт председательствующий судья Александр Замашнюк начал с 8-минутной задержкой. Он читал приговор восемь часов, изредка прерываясь, чтобы остановить хлопки из зала и улюлюканье зрителей, пишет "Коммерсант". Для Замашнюка это, вероятно, последнее уголовное дело, рассмотренное в статусе судьи Мосгорсуда, уточняет издание: в мае он был рекомендован на должность судьи военной коллегии объединенного Верховного суда.

Удальцов в зале суда выглядел бодро, но спокойно, позировал фотографам, улыбался, показывал приветственный жест - сжатую в кулак правую руку. Развозжаев приговор слушал, сидя в стеклянной клетке.

Суд установил, что грузинский политик Гиви Таргамадзе (в России уголовное дело против него выделено в отдельное производство) предложил Константину Лебедеву (также обвинявшемуся вместе с Удальцовым и Развозжаевым, но во всем сознавшемуся и уже отпущенному по УДО) "организовать массовые беспорядки в разных регионах России с его финансовой помощью". Тот согласился и привлек оппозиционера Удальцова.

Таргамадзе, по словам суда, передал российским активистам не менее 100 тысяч долларов. На эти деньги Сергей Удальцов и Леонид Развозжаев летом 2012 года успели, по словам суда, в частности, купить подержанные Audi A6 и Opel Vectra. Приобрели они их с разницей в четыре дня, и это, по мнению суда, доказывает, что куплены авто были именно на деньги грузинского политика.

В феврале 2012 года Таргамадзе, Лебедев и неустановленные лица, как заявил суд, организовали в Литве семинар по обучению организации массовых беспорядков.

Затем, согласно приговору, подсудимые решили организовать акцию протеста, "сопровождающуюся насилием и порчей имущества", 6 мая, что "могло бы сорвать торжественное вступление в должность президента и дестабилизировать социально-политическую обстановку в России". Они распространяли в разных городах России "агитационную литературу антиправительственного содержания", проводили аналогичную смс-рассылку и размещали посты в соцсетях.

6 мая Удальцов, "не желая проходить к месту согласованного митинга, стал призывать участников к бессрочной сидячей забастовке". При этом он "понимал, что его действия затруднят проход участников массового мероприятия, приведут к давке, а затем и прорыву оцепления и массовым беспорядкам". Также "Удальцов общался с журналистами, управлял колонной, периодически останавливался и выкрикивал лозунги", - отмечал судья, особо подчеркивая, что в какой-то момент в толпе зазвучали призывы идти на Кремль. Развозжаев же "организовал прорыв оцепления", а затем "установку не менее трех палаток, собственноручно установил не менее одной палатки" (после этих слов в зале послышался смех).

Полицейские, подчеркивал Замашнюк, "вели себя корректно, нарушений закона и морали не допускали". Из толпы в них летели дымовые шашки, некоторые участники митинга избивали сотрудников ОМОНа, заявил он. В доказательство судья привел показания потерпевших омоновцев, которые перечисляли, какие травмы они получили во время стычек.

По словам Замашнюка, наиболее активные участники столкновений с полицейскими использовали "престарелых граждан как прикрытие". При этом, убежден судья, "нападавшие на полицейских" действовали "согласованно", так как выкрикивали идентичные лозунги.

Высказанные на прошлых заседаниях доводы защиты подсудимых, отмечавших, что полицейские без согласований с организаторами акции сузили проход толпы с Малого Каменного моста на Болотную площадь, спровоцировав давку, судья, по сути, отверг. По его словам, схема митинга на Болотной площади носила неофициальный характер и с полицией не согласовывалась.

Еще несколько часов Замашнюк продолжал перечислять испорченное во время беспорядков имущество: полицейские каски, форму и т. д. Демонстранты попортили асфальт на 30 миллионов рублей, сломали несколько переносных туалетов и нанесли ущерб экипировке полицейских на 300 тысяч, перечислили в Мосгорсуде.

В дальнейшем, как сообщили в суде, подсудимые посетили еще около двух десятков городов, где "обсуждали возможность насильственной смены действующей власти". Преступный умысел подсудимых не был доведен до конца "по не зависящим от них обстоятельствам: действия были пресечены правоохранителями".

Пока зачитывался приговор, зрители неоднократно выражали свое возмущение. Одна из присутствующих в зале женщин не выдержала и громко спросила у судьи, почему он не зачитывает показания свидетелей, указавших на невиновность подсудимых. Ее немедленно вывели из зала. "Ясно одно: ни мои показания, ни показания других участников шествия 6 мая, выступивших в защиту Удальцова и Развозжаева, учтены судом не были", - заявил депутат Госдумы Дмитрий Гудков.

"Показания свидетелей защиты противоречат материалам дела", - подвел итог судья, заканчивая разбор аргументов адвокатов. Свидетели защиты, посчитал Замашнюк, рассказывали о событиях на Болотной площади субъективно и избирательно, а выступая в суде, они были небеспристрастны. Показания одной из свидетельниц, заявлявших, что сотрудники ОМОНа избивают оппозиционеров, были отвергнуты на основании того, что та, "обладая небольшим ростом и находясь в толпе людей, рассмотрела действия сотрудников полиции, но совсем не смогла разглядеть действия митингующих".

Один из слушателей заявил, что в суде звучит "нескончаемая ложь", после чего Замашнюк попросил приставов "удалить из зала наиболее эмоциональных граждан". Судя по информации соцсетей, удалены были еще несколько человек - за смех и высказывания. В числе изгнанных была и пожилая женщина, присевшая на скамью во время чтения приговора, отметив, что долго стоять ей тяжело. "Приговор нужно слушать стоя. Инвалидам не место в зале суда", - отрезал судья Замашнюк под возмущенный ропот публики.

Комментарии экспертов: исход дела "ни единой секунды не находился в области правосудия"

Все понимали, что приговор Удальцову и Развозжаеву будет обвинительным - и это подтвердилось с первых же строк вердикта, пишет пресса. Документ практически совпадал с заключением прокуратуры. "Стоило ли проводить многомесячные слушания, если приговор фактически повторяет фильм "Анатомия протеста - 2", - недоумевали защитники.

Адвокаты Удальцова и Развозжаева назвали текст приговора "одной большой ложью", заявив, что там были перевраны их показания. По их словам, вердикт будет обжалован в вышестоящих судах, основные надежды возлагают на Европейский суд по правам человека.

Сергей Удальцов в знак протеста против вынесения "незаконного приговора" объявил в СИЗО бессрочную голодовку, сообщили его соратники через Twitter оппозиционера.

"Исход дела ни единой секунды не находился в области правосудия. И решение принималось не потому что были факты и доказательства, а потому что есть политические целесообразности и личная неприязнь", - прокомментировал приговор обозреватель "Эха Москвы" Антон Орех.

По мнению главы Политической экспертной группы Константина Калачева, приговор Удальцову и Развозжаеву, в глазах многих людей изначально неправосудный, нанесет гораздо больший урон осудившей их системе, а не оппозиционерам. "Так бы их все уже забыли. Но вот их снова сделали героями. Люди с их взглядами просто обязаны немножко посидеть. Для биографии и нового опыта. Это как возвращение на рубеж XIX и XX веков. Тогда быть политзэком для революционера было необходимо", - сказал эксперт.

Отметим, что Удальцов и Развозжаев вину не признают. Ранее Удальцов через защитников поделился с журналистами деталями громкого уголовного дела. В частности, он в очередной раз опроверг свое знакомство с Гиви Таргамадзе. По словам Удальцова, версия про встречи именно с Таргамадзе основывается на показаниях Константина Лебедева.

"В 2012 году Константин Лебедев познакомил меня в Минске со своими друзьями-бизнесменами, мы обсуждали с ними разные деловые проекты (причем абсолютно законные и легальные). Как показали последующие события, наше доверие к Лебедеву оказалось большой ошибкой… Предполагаю, что он и позвал нас с Развозжаевым в Минск в провокационных целях", - заявил Удальцов.

Кроме того, добавил он, в материалах дела отсутствуют какие-либо документы, удостоверяющие личность Таргамадзе. Сторона обвинения делает вывод о том, как он выглядит, на основании титров в фильме "Анатомия протеста - 2". Между тем не исключено, что в фильме был использован псевдоним, двойник, однофамилец или родственник, считает Удальцов.

Он также отметил, что словам Лебедева верить никак нельзя, хотя бы потому, что в ходе следствия и судебного разбирательства он "давал три разных варианта своих показаний", которые, по мнению Удальцова, "не стыкуются друг с другом".

"Тот вариант показаний, который лег в основу предъявленного мне обвинения, был дан уже после подписания Лебедевым досудебного соглашения о сотрудничестве со следствием. То есть он был непосредственно заинтересован в облегчении своей участи, поэтому и дал показания на меня и Развозжаева", - добавил Удальцов.

Еще один "козырь" обвинения - видеозапись скрытой камерой, частично показанную в фильме "Анатомия протеста - 2", Удальцов назвал "абсолютно негодным доказательством".

"Лицо кавказской национальности", якобы передавшее сотруднику телеканала жесткий диск с видеозаписями, не установлено. Сотрудники телеканала в суде сообщили, что диск, переданный "бдительным кавказцем", был утрачен еще до выдачи следователям. Выяснилось, что в Следственный комитет был передан уже совсем другой диск, который переписали с диска, переданного "неизвестным", а затем вообще стерли всю информацию с редакционного компьютера. То есть по факту в материалах дела находится дважды "непервичный" носитель видеоматериалов, неизвестно откуда полученный, да еще и, вероятно, подвергшийся изменению, что просто недопустимо", - заявил Удальцов.

Что касается денег, якобы полученных им от грузинского политика и пошедших на покупку автомобиля, то, по словам Удальцова, этого также не было. На подержанный Opel его семья, по его словам, накопила сама. Впоследствии машина была изъята следователями "в счет будущего возмещения ущерба, причиненного "беспорядками на Болотной площади", и уже почти два года ржавеет на стоянке возле здания СК, рассказал Удальцов.

Напомним, что акция оппозиции 6 мая 2012 года переросла в столкновения с полицией. По ее итогам были задержаны десятки демонстрантов, расследование продолжается до сих пор. Часть обвиняемых уже были приговорены к пяти-шестилетним срокам заключения. Оппозиционеры утверждают, что столкновения были спровоцированы полицией по указке властей, чтобы запугать активистов протеста. Характерно, что сразу после начала "болотного дела" протестная активность пошла на спад.

Ранее Замоскворецкий суд Москвы дал от трех лет и трех месяцев условно до четырех лет колонии восьми участникам беспорядков. Несколько фигурантов этого дела были амнистированы. А еще в отдельное производство было выделено дело Константина Лебедева. Лебедев в процессе был свидетелем обвинения, потому что признал свою вину в подготовке к массовым беспорядкам. Поэтому он и был осужден на 2,5 года колонии общего режима. И уже в мае Лебедев освободился, вышел на свободу условно-досрочно.