Пресс-атташе Хамовнического суда Наталья Васильева дала интервью "Газете.Ru" и телеканалу "Дождь", в котором фактически обвинила Виктора Данилкина в тяжком преступлении
Дождь - optimistic channel

Пресс-атташе Хамовнического суда Наталью Васильеву не убедило выступление ее шефа, судьи Виктора Данилкина в передаче "Человек и закон" на Первом канале. Сотрудница по-прежнему считает, что в рамках второго дела ЮКОСа на него оказывается давление. С новыми заявлениями Васильева выступила в эфире "Русской службы новостей".

Напомним, накануне Виктор Данилкин заявил журналисту и сенатору Алексею Пиманову, что считает вынесенный им приговор Ходорковскому и Лебедеву справедливым и не самым суровым. Данилкин подчеркнул, что Наталья Васильева не принимала участия в судебных заседаниях и не имела доступа к делу Ходорковского - Лебедева. Фактически, это было первое обращение к теме выступления Васильевой на федеральном канале, до сих пор эта тема замалчивалась.

- Как и зачем Васильева проходила тест на полиграфе

"Вчера, когда я посмотрела его интервью, первое, что пришло мне на ум, - это какая-то обида. Но потом я поняла, что это неправильно. Я не могу опускаться до каких-то претензий и обид. Я понимаю, какое давление на него оказывается, и понимаю, насколько ему тяжело находиться в данной ситуации. Мое отношение к нему не изменилось. Я так же его уважаю и так же отношусь к нему. Мне по-человечески его очень жалко", - отметила Наталья Васильева.

Помощница судьи уверена, что свои заявления Данилкин сделал под давлением после ее выступления. От своих слов Васильева отказываться не намерена и, несмотря на скандал, собирается выйти на работу в Хамовнический суд 18 марта. "Я обязана выйти на работу после отпуска, и я это сделаю, а что будет дальше - мне неизвестно", - заключила она.

В пятницу Васильева дала еще одно интервью - порталу РАПСИ, в котором заявила, что никакого отношения к компании ЮКОС она не имеет, а свое интервью дала, чтобы выгородить не Ходорковского с Лебедевым, а Данилкина. "Судья Данилкин – хороший человек. Я его уважаю. И чтобы люди знали, что произошедшее – это вынужденная мера", - говорит помощница.

"Я готова прийти в суд и рассказать все, что знаю. Если действительно будет инициирован иск, мне придется в суде назвать имена тех близких к Данилкину людей, от которых, в том числе, мне было известно об обстоятельствах вынесения приговора Ходорковскому и Лебедеву. Хотя мне не хотелось бы подставлять этих людей", - продолжает помощник Данилкина.

Она также рассказала, что после выхода интервью из числа коллег ей никто не звонил, ни один человек из судебной среды не высказал ей поддержки. "Меня поддерживали обычные люди. Я читала сообщения в интернете, в том числе из-за рубежа", - рассказывает Наталья Васильева.

Пресс-атташе Хамовнического суда заявила также, что не чувствует себя героем и бунтарем. "Я лишь сказала громко о том, что я думаю и как я вижу эту проблему. Своим интервью я хотела помочь Виктору Николаевичу. Я хотела объяснить людям, что он был вынужден вынести такой приговор. Тогда я не думала, что могу нанести этим интервью ему больший вред".

На вопрос, каким она видит свое будущее в случае увольнения из суда, Васильева отвечает, что об этом не думала вовсе. Сейчас она много общается со СМИ и времени подумать о будущем просто не хватает. Однако она обещает не уезжать из России.

В конце этого интервью Наталья Васильева сказала, что не желает сейчас вернуться назад и не выступать с заявлением. Она считает, что права, а движет ею исключительно внутреннее чувство правоты.

14 февраля пресс-секретарь Хамовнического суда дала интервью "Газете.ru" и телеканалу "Дождь", в котором фактически обвинила Виктора Данилкина в тяжком преступлении. Она заявила, что приговор Михаилу Ходорковскому и Платону Лебедеву, которые получили по 14 лет лишения свободы, был написан судьями Мосгорсуда и навязан председателю Хамовнического суда Виктору Данилкину. В Мосгорсуде заявление Васильевой сочли провокацией, а сам судья назвал его клеветой.

Как и зачем Васильева проходила тест на полиграфе

Напомним, накануне адвокат Натальи Васильевой Ирина Хрунова рассказала, что та ради доказательств своей правдивости добровольно прошла проверку на детекторе лжи. Результаты показали, что она ничего не выдумала, интервью дала по собственной инициативе и никакого материального вознаграждения за это не получила.

Павел Чиков, председатель правозащитной ассоциации АГОРА, с которой теперь сотрудничает Васильева, рассказал в интервью радио "Свобода", как и зачем можно использовать результаты теста.

Как отмечает радиостанция, ассоциация АГОРА взяла на себя не только юридическую помощь Наталье Васильевой, но и функции ее пресс-секретаря. По свидетельству журналистов "Эха Москвы" Ирины Воробьевой и Татьяны Фельгенгауэр, которые беседовали с Васильевой вскоре после выхода ее интервью "Газете.ru", адвокат ассоциации присутствовал на нем и советовал Васильевой на некоторые вопросы не отвечать ("периодически были мягкие реплики шепотом "Это сложно", "Это не тот вопрос"). Как следует из публичных заявлений Натальи Васильевой, она признает подобные полномочия организации АГОРА.

Теперь же Чиков рассказал, что проверку на полиграфе инициировала именно его ассоциация. Проходила процедура в офисе в Москве. Ее проводил независимый полиграфолог, который имеет соответствующее образование и свою сертифицированную технику. Этот специалист не из Москвы и не из Казани, где у нас штаб-квартира, она приехала из другого региона.

Исследование заняло три часа и проводилось тет-а-тет. Как рассказывает правозащитник, к Наталье Васильевой подключили датчики, которые фиксировали психофизиологические состояния: сердцебиение, дыхание, потоотделение. Сам полиграф подключился к ноутбуку, в котором есть специальная программа.

Полиграфолог задает обследуемому десятки вопросов, и все реакции записываются. Кроме того, все эти три часа ведется непрерывная видеозапись всего исследования. В итоге специалист готовит заключение – около тридцати страниц – с распечатками полиграмм с характеристиками реакций на тот или иной вопрос. Видеозапись прилагается целиком, чтобы избежать обвинения в монтаже. На отдельном диске прилагается также копия файла с обследованием. Результаты полностью верифицируемы: любой другой специалист, у которого есть подготовка и программа, может на компьютере открыть результаты. Подделать их невозможно.

Исследование проводилось по запросу адвоката Ирины Хруновой. Полиграфологу рассказали, с кем она будет работать, и описали ситуацию, о которой пойдет речь. Дали ей информацию из интернета, она почитала, что вообще пишут СМИ, какие есть обвинения и сомнения. Их она и сформулировала в виде вопросов и сама же их задала с помощью специальных формулировок, рассказывает Чиков.

Однако в России у результатов психофизиологического исследования пока нет четко сложившегося правового положения: ни в одном нормативном акте не закреплено правовое значение и сила такого рода заключений. С другой стороны, известно, что судьи такие заключения упоминали, в том числе в приговорах. Судья выносит свое решение на основе собранных доказательств и руководствуясь собственным субъективным мнением. Именно на это мнение чаще всего и ориентировано заключение на детекторе лжи.

"Мы как представители Васильевой находимся в роли защищающихся от наездов и атак, в том числе юридических", - говорит Павел Чиков. Сама Васильева и ее защита не собираются использовать исследование для инициирования каких-то процессов. Причиной провести его послужила, во-первых, необходимость самим адвокатам получить объективное подтверждение того, что Наталья Васильева не обманывает. Во-вторых, была задача убедить в этом общественность. "Любой разумный человек, прочитав интервью Натальи, усомнится в искренности мотивации. Для того чтобы это устранить, мы и провели исследование и опубликовали его результаты", - заключает Чиков.

На вопрос корреспондента "Свободы", взаимодействует ли АГОРА с адвокатами по делу ЮКОСа, Чиков ответил, что в деле ЮКОСа работает большое количество разных адвокатов. С некоторыми из них - Юрием Шмидтом и Кариной Москаленко - приходилось общаться и сотрудничать. На вопрос, знаком ли руководитель АГОРА с Михаилом Ходорковским и Платоном Лебедевым, Чиков ответил так: "У меня могли быть контакты с этими людьми".