СКП оценит действия милиции при поисках Марии и Лизы Фомкиных, которых волонтеры нашли замерзшими в лесу
Вести

Подмосковное управление Следственного комитета при прокуратуре по поручению руководства ведомства проверит действия милиции по организации поисков Марии и Елизаветы Фомкиных, заблудившихся в Орехово-Зуевском районе и погибших от холода и истощения.

Как сообщил "Интерфаксу" в пятницу официальный представитель СКП Владимир Маркин, в ходе проверки будет дана правовая оценка действиям или бездействию должностных лиц органов государственной власти, на которые возложены функции розыска, и принято процессуальное решение.

История исчезновения и поисков 39-летней женщины, инвалида второй группы, страдавшей олигофренией, и ее пятилетней племянницы взбудоражила общественность. Обе пропали 13 сентября после того, как ушли на прогулку. Родители Лизы сразу обратились в милицию, но стражи порядка в соответствии с законом могли приступить к поискам пропавших только спустя трое суток. Однако, приняв во внимание, что маленький ребенок по сути оказался на попечении душевнобольной женщины, поиски организовали уже на следующий день после пропажи.

Однако результата не было, и отчаявшийся отец девочки бросил клич о помощи на интернет-форуме автомобильного клуба, в котором состоял. Трагическое сообщение облетело интернет со скоростью молнии. Беда объединила больше 300 человек. К поискам подключились волонтеры. Именно они вечером 22 сентября нашли труп Марии в 2,5 км от деревни Федорово. Эксперты пришли к выводу, что женщина погибла от холода и голода.

Тело Лизы на следующее утро нашел другой доброволец, 21-летний сотрудник МЧС.

По словам экспертов, девочка умерла за двое суток до того, как ее нашли. Патологоанатомы сообщили Life News, что у нее была острая сердечно-сосудистая недостаточность, кардиомиопатия на фоне переохлаждения. Ребенок был настолько истощен, что нечего было брать в качестве пробы содержимого желудка, а жировая клетчатка под кожей полностью отсутствовала.

Мария Фомкина умерла на сутки раньше, и, видимо, произошло это не только от холода и голода, но и от тяжелого приступа эпилепсии - в ее легких нашли следы пены.

Волонтеры убеждены: тетя с племянницей погибли из-за плохо организованных поисков, бардака и бюрократических проволочек. "К примеру, из милиции в поисках принимали участие 60 сотрудников. Но этот лес эти шесть десятков человек прочесывали бы до первого снега. Как нам сказали военные, будь в распоряжении поисковых отрядов вертолет с тепловизором на борту, Лизу можно было бы найти всего за два часа, - делится соображениями доброволец Павел. - Или же еще один показательный пример: в один из выходных дней официальные поиски были почти прекращены из-за того, что в Орехово-Зуеве был день города и всех милиционеров задействовали на охрану правопорядка".

Есть и еще один важный момент: милиция не имеет права работать ночью. "Были среди добровольцев и сотрудники МЧС, которые приходили помочь нам в нерабочее время. Официально же МЧС к поискам не приступало, - говорит один из поисковиков. - Дело в том, что они ищут человека только в первые три дня после пропажи. Но так как тогда еще не было информации, что Лизу с тетей видели в поселке, получалось, что они пропали в Орехово-Зуеве. А на территории города людей ищет милиция. Милиция же не имеет права начинать поиски пропавшего со взрослым ребенка, пока не прошел трехдневный срок. Получается замкнутый круг".