Искандер Абдуллаев, сидевший близко к рингу, рассказал иностранным журналистам, что улюлюканья раздались "с самых дальних рядов, где места самые дешевые"
premier.gov.ru

На Западе не оставляют попыток докопаться до сути того, что же произошло в минувшее воскресенье в московском спорткомплексе "Олимпийский", где во время поздравительной речи премьер-министра Владимира Путина на трибунах поднялся недовольный гул.

Американская газета The Wall Street Journal побеседовала с двумя участниками тех событий. Оба подтвердили, что публика после победы Федора Емельяненко над Джеффом Монсоном выражала недовольство появлением премьер-министра, хотя политической подоплеки в свисте и улюлюканье не было.

Искандер Абдуллаев, сидевший близко к рингу, рассказал иностранным журналистам, что улюлюканья раздались "с самых дальних рядов, где места самые дешевые". По-видимому, преданные болельщики, долго ждавшие, пока Емельяненко закончит бой и обратится к своим поклонникам, были разочарованы, когда микрофон достался Путину. Фанаты "просто хотели услышать выступление Федора", объяснил очевидец. В пользу этой версии можно говорить и видеозапись инцидента: там отчетливо слышно, как радостно реагируют зрители, когда микрофон все-таки берет Емельяненко.

- Ведущий объяснил, куда делось "освистание" из сюжета Первого канала

Другой свидетель, пожелавший остаться неизвестным, сказал, что улюлюкали всего 50-100 человек, цитирует заметку InoPressa. По его мнению, это могло быть запланированной провокацией оппонентов Путина. О провокации раньше не говорили даже ярые защитники премьер-министра: они просто отказались признавать, что публика была недовольна Путиным. В блогах проправительственные активисты уверяли, что фанаты свистели либо в адрес Монсона, либо в адрес организаторов боя, которые перекрыли им доступ в туалет.

Оба свидетеля заявили, что Путин не был освистан сразу, когда объявили о его прибытии. Сердечное приветствие в адрес премьер-министра могло свидетельствовать о том, что протесты не являлись выражением политического недовольства, полагает WSJ.

На благожелательное отношение фанатов к Путину в начале спортивного мероприятия обратил внимание и пресс-секретарь российского премьера Дмитрий Песков: "Уместно вспомнить, что, приветствуя его, весь зал встал, зааплодировал, и его достаточно тепло приветствовали - но при этом про это приветствие, к сожалению, все участники дискуссии почему-то забывают".

По мнению Пескова, свист и улюлюканье после боя вовсе не были предназначены Путину: так публика якобы проводила с ринга поверженного Джеффа Монсона.

Монсон слышал в свой адрес не свист, а "возгласы одобрения"

Сам Монсон в телефонном интервью The New York Times сообщил, что Путин звонил ему поблагодарить за поединок. Вспоминая концовку битвы, когда российский премьер начал выступать перед публикой, Монсон сказал: "Да, я слышал какие-то улюлюканья. Но когда объявили мое имя и я уходил с ринга, мне показалось, что это были возгласы одобрения" (цитату приводит InoPressa).

В интервью российскому интернет-изданию Life News Монсон, попавший после боя в больницу, тоже подчеркивал, что российские "зрители были еще весьма вежливы" по сравнению с американскими.

Многие болельщики также поспешили заверить Монсона, что трибуны не пытались оскорбить его. Как уже сообщалось, на странице бойца в Facebook появились сотни сообщений от российских пользователей с заверениями, что улюлюканье предназначалось Владимиру Путину. Сколько из них оставили непосредственные участники тех событий, непонятно.

"При всех противоречивых утверждениях очевидно одно: дар Путина очаровывать любую публику, от групп байкеров до руководителей банков с Уолл-стрит, в воскресенье почему-то покинул его", - подводит итог своего расследования The Wall Street Journal.