В этом году Россия намерена детально обследовать атомную подводную лодку К-27, затопленную в советское время в Карском море - в зоне, которую называют "главной радиоактивной свалкой" страны
nrpa.no

В этом году Россия намерена детально обследовать атомную подводную лодку К-27, затопленную в советское время в Карском море - в зоне, которую называют "главной радиоактивной свалкой" страны. В разные годы там были захоронены многочисленные объекты после проведения испытаний ядерного оружия на архипелаге Новая Земля, части атомного ледокола "Ленин", а также эта субмарина, которую называли "Золотая рыбка" и "Нагасаки". По итогам обследования будет принято решение о ее возможном подъеме.

О таких планах в МЧС рассказали РИА "Новости" в декабре. А в октябре специалисты ведомства провели "поверхностное" обследование всех опасных подводных радиоактивных объектов в Карском море: уточнили их координаты и состояние, а также взяли пробы воды и грунта для определения уровней радиоактивного загрязнения.

Массовые сбросы радиоактивных отходов в этой зоне проводились в основном в разгар Холодной войны, в обстановке секретности, поэтому местоположение многих из них известно очень приблизительно - с разбросом в десятки километров. Теперь же Россия надеется привлечь к подъему затопленных объектов участников Глобального партнерства по ядерной и радиационной безопасности.

Западные страны - участницы программы Глобального партнерства вот уже десять лет помогают России утилизировать АПЛ. Однако до К-27 дело еще не дошло, хотя хранящееся на ней топливо из высокообогащенного урана по сути является "бомбой с часовым механизмом", рассказывает в четверг BBC News.

Причины пробудившегося интереса России к избавлению от "атомного могильника" довольно просты, отмечается в статье: на шельфе Карского моря в 2014-2015 годах планируется разведочное бурение нефтегазовых скважин, которое будут вести "Роснефть" и ее американский партнер Exxon Mobil.

По оценке британских аналитиков, для России, чья экономика в значительной степени держится на экспорте углеводородов, эти разработки имеют стратегическое значение. Поэтому, какие бы сложности ни грозили процессу "очистки" опасной зоны и дальнейшей работы там, страна вряд ли отступится от своих проектов. А трудностей не избежать: суровый климат этого региона - одна из основных.

Пока в районе Карского моря приборы показывают отсутствие утечек радиации, хотя залежи подводного опасного "мусора" включают, по приблизительным оценкам, 17 тысяч контейнеров и 19 затопленных судов с радиоактивными отходами, а также 14 атомных реакторов, пять из которых содержат опасное отработанное топливо.

Однако европейские специалисты продолжают тревожиться и требуют более тщательного исследования. Сохраняется опасность утечек радиации сквозь разъеденные коррозией оболочки. Экспертов особенно беспокоит ситуация с "Золотой рыбкой". В худшем из сценариев коррозия может спровоцировать цепную ядерную реакцию.

Норвежское бюро радиационной защиты (Norwegian Radiation Protection Authority, NRPA) опубликовало серию фото- и видеоматериалов по итогам совместной с Россией сентябрьской экспедиции в регион. В том числе была проведена подводная съемка субмарины К-27.

К-27- советская атомная подводная лодка, единственное судно, построенное по проекту 645 ЖМТ с жидким металлом в качестве теплоносителя. Конструкция лодки близка к проекту 627 "Кит".

Вступила в строй 1 апреля 1962 года. C 21 апреля по 12 июня 1964 года совершила рекордное автономное плавание в воды центральной Атлантики. Субмарина побила рекорды по дальности автономного похода и длительности подводного плавания.

До 7 сентября 1965 года числилась в боевом составе как крейсерская подводная лодка и только впоследствии была переведена в разряд опытных. Лодка являлась лауреатом различных премий, из ее экипажа вышли адмиралы и Герои Советского Союза.

24 мая 1968 года произошла радиационная авария, пострадал весь экипаж, погибли девять человек. Один из первопроходцев советского атомного подводного флота контр-адмирал Николай Мормуль, бывший начальник технического управления Северного флота, рассказывал "Российской газете" (материал сохранился в архиве старой версии сайта), что лодка вышла в полигон боевой подготовки, хотя парогенераторы на ее левом борту давали хронические микротечи, а командир электромеханической боевой части зафиксировал в журнале неготовность к выходу в море. То есть, мнение главного инженера корабля попросту проигнорировали.

В своей книге "Катастрофы под водой" контр-адмирал описал момент аварии так:
"24 мая 1968 года стрелка прибора, показывающего мощность реактора левого борта, вдруг резко пошла вниз. На пульте управления главной энергоустановки находился в это время и командир БЧ-5 (тот самый, кто записал в журнал о неготовности. - Прим. ред.). Иванов понял: чего он опасался, все-таки случилось... Окислы теплоносителя закупорили урановые каналы в реакторе, как тромбы кровеносную систему человека. Кроме того, вышел из строя насос, откачивающий конденсат".

"В последующем расчеты показали, что разрушилось до 20 процентов каналов. Из этих разрушенных от температурного перегрева, - попросту говоря, сгоревших - каналов реактора теплоноситель разносил высокоактивный уран по первому контуру, создавая опасную для жизни людей радиационную обстановку. Даже во втором отсеке, где расположены кают-компания и каюты офицеров, уровень радиации достиг 5 рентген. В реакторном отсеке он подскакивал до 1000 рентген, в районе парогенераторов - до 500... Напомню, что допустимая для человека норма - 15 микрорентген. Переоблучился весь экипаж, но смертельную дозу получили в первую очередь те, кто работал в аварийной зоне".

Из состава ВМФ СССР лодка была исключена только 1 февраля 1979 года. 1 октября 1980 года расформирована. В сентябре 1982 года затоплена в Карском море у северо-восточного побережья архипелага Новая Земля на входе в залив Степового.