В России выходит новая книга мемуаров Михаила Ходорковского
Reuters

В России выходит книга мемуаров Михаила Ходорковского "Тюрьма и воля". Она написана в соавторстве с российской журналисткой Натальей Геворкян, которая была одним из составителей другой известной книги "От первого лица. Разговоры с Владимиром Путиным". Кроме того, не так давно она издала книгу "Узники Путина: Путин и Ходорковский", объяснив, что это "история старом-новом президенте и его личном враге".

В книге 15 глав, названия говорящие: "Борисыч. Чужой, но заслуживающий уважения", "Я хотел быть лучшим", "Политика", "Золотое время банкиров-дилетантов", "Большой бизнес", "1998", "После Ельцина", "При Путине", "Страна меняет вектор", рассказывает "Новая газета".

Ходорковский пишет с "холодноватой отстраненной сосредоточенностью", что контрастирует с темпераментными главами Геворкян. Стартовая глава его личных мемуаров - о неволе. Тюрьма для него - увеличительное стекло для наблюдения за общественными процессами, газете показались очень интересными рассуждения о том, как меняется "состав" сидельцев, в чем сходство и различие современных узилищ с ГУЛАГом, как неправильно они устроены с точки зрения управленца.

Главное же - психология свободного человека, решившего выжить и сохранить себя в условиях буквальной физической несвободы, механизмы адаптации. "Выяснил для себя, что мне легче всего дать выход нервам, переложив мысли на бумагу. Начал писать тексты выступлений, писем, жалоб, но не статей. То, где "даешь выход", не годится, чтобы читали другие. Потом перечитываешь - неадекватно. Зато появляется привычка класть мысли на бумагу. За восемь лет научился. Пусть не так здорово, как профессионалы, но для меня и это - достижение. Я ведь в школе просил любимых девочек писать за меня сочинения. Сам не хотел и не умел", - признается самый известный заключенный страны.

Ходорковский открывается как личность: "Я ядовит, но не злопамятен, как и раньше"

Ходорковский пишет о себе: "Жена считает, что я стал мягче, "человечнее". Не замечаю. Ядовит, но не особенно злопамятен, как и раньше". Он вообще в этой книге интереснейшим образом открывается как личность, таких моментов немного, но они есть, пишет издание.

В качестве примера оно приводит такую цитату: "Сейчас скажу откровенно, потом, может, вычеркну, предупреждаю. Мне люди нравятся, мне они интересны, но в узком смысле - я люблю находить им место в жизни, дело по душе и развивать, двигать наверх, к их личному пределу. Я не навязываю роль, а использую то, что у человека получается или к чему он стремится. Я силен логикой, но не эмоциями. Ощущаю ответственность за доверившихся мне людей, но только в материальной, а не эмоциональной сфере. За что подвергаюсь критике со стороны жены. Честно пытаюсь исправиться. Хотя бы в семье. С переменным успехом. Последнее время Инка хвалит. Но, может, просто жалеет".

О Суркове: "Слава - скальпель, сталь - отличная, заточка - выше всяких похвал"

Вместе с тем большая часть книги посвящена истории страны и истории ЮКОСа, взаимоотношениям с коллегами и конкурентами - все это представлено через личный, "взвешенный", как отмечает газета, взгляд и высказывание "неизменной политической позиции". По мнению автора рецензии, книга читается как триллер, в ней представлено много новых граней, нюансов и неожиданных характеристик.

Например, о Владиславе Суркове (бывший первый замглавы кремлевской администрации, а сейчас - вице-премьер, глава аппарата правительства. - Прим. ред.) Ходорковский отозвался так: "Слава - скальпель. Если им кто-то пользуется во зло - это плохо, но моего отношения к качеству скальпеля не меняет: сталь - прекрасная, заточка - выше всяких похвал".

Последняя глава - "О будущем России" - программа развития страны по пунктам, направлениями, приоритетам. Ходорковский проявляет самоиронию: "Все же продолжу давать непрошеные советы".

Финал - не особенно оптимистичный, скорее трезвый и горький, говорится в статье. "Книгу прочтут немногие. Но ведь кто-то прочтет? Например, мои дети, внуки, друзья близкие и далекие. Не хочу им врать. Пусть знают, как было и как я воспринимал то, что было. Прочтут и враги. Попытаются использовать. Будет досадно, если сумеют. Но в конце концов, черт с ними. Они ведь и так придумают все, что захотят. Время очистит".

Ходорковский объяснил, почему согласился написать мемуары

Ходорковский в предисловии рассказал, что впервые написать развернутую биографию ему предложили в 2004 году, спустя год после ареста. Тогда, после некоторых размышлений, он по ряду причин отказался. Но теперь, после десятков статей и писем из тюрьмы, появился и опыт, и литературный навык, а девять лет за решеткой стали периодом размышлений, анализа и переосмысления.

При этом Ходорковский просит не считать "Тюрьму и волю" полноценной автобиографией или подведением итогов. Для этого, по его словам, время пока не пришло. Он объясняет: "В отличие от профессиональных писателей, я пишу не потому, что "не могу не писать", а для того, чтобы оказать влияние на ситуацию в том направлении, в котором считаю нужным. Текст - лишь наиболее доступный сегодня способ такого влияния".

Напомним, дважды осужденный Михаил Ходорковский может выйти на свободу в 2016 году. Однако адвокаты и некоторые эксперты опасаются, что против него готовится третий процесс, причем новые обвинения могут потянуть уже на 20 лет. Адвокаты еще во время судебных слушаний по второму делу не исключили, что против их подзащитного ведется новое расследование. Следственный комитет, впрочем, это опроверг.