Главная военная прокуратура (ГВП) накануне обнародовала статистику неуставных отношений в армии за последние полгода
Архив NEWSru.com

Главная военная прокуратура (ГВП) накануне обнародовала статистику неуставных отношений в армии за последние полгода. Согласно данным ГВП, ситуация с дедовщиной быстро налаживается: случаев гибели военнослужащих стало вдвое меньше, а количество тяжких телесных повреждений уменьшилось на треть. Эта статистика существенно отличается от прошлогодней; тогда прокуроры, напротив, обвиняли армию в резком росте насильственных преступлений. По мнению экспертов, радикальное изменение показателей - итог перемирия, которое после годичной конфронтации министр обороны Сергей Иванов заключил с новыми руководителями ГВП. Прокуроры просто научились манипулировать статистикой в новой политической обстановке, пишет "Коммерсант".

Оптимистичную тенденцию с дедовщиной в войсках на заседании межведомственной рабочей группы ГВП и Минобороны огласил главный военный прокурор Сергей Фридинский. По его словам, в результате неуставных взаимоотношений за шесть месяцев погибли 17 человек - вдвое меньше, чем за тот же период 2005 года. На треть сократилось число получивших тяжкие телесные повреждения (100 человек за полгода). Также на треть сократилось число преступлений, например во внутренних войсках МВД. Резкое улучшение показателей в военной прокуратуре объяснили профилактикой, которую Минобороны проводит совместно с ГВП. "По субботам, когда в частях парково-хозяйственные дни, проводятся совместные военно-прокурорские проверки", - уточнил пресс-секретарь ГВП Михаил Яненко.

Между тем еще в начале августа генпрокурор Юрий Чайка говорил о том, что уровень неуставных отношений в армии за полгода увеличился на 3%, а общий уровень преступности в армии вырос на 13%.

Примерно в то же время началась и коллективная работа Минобороны и ГВП. Напомним, что до этого в течение года эти два ведомства выступали со взаимными нападками, обвиняя друг друга в том числе и в подтасовке статистики неуставных отношений в армии. В мае прошлого года бывший главный военный прокурор Александр Савенков говорил о росте дедовщины - от 11 до 30% армейских правонарушений - и обвинял руководство Минобороны в "расхлябанности" и "отсутствии четких и ясных правил".

Министр обороны Сергей Иванов в ответ утверждал, что бездействуют прокуроры: лишь 1% воинских преступлений раскрывался органами прокуратуры, а оставшиеся выявляли сами военнослужащие. А после того как военная прокуратура завела уголовное дело по факту издевательств над рядовым Андреем Сычевым, в результате которых юноша стал инвалидом, руководство Минобороны и вовсе заявило, что прокуроры превышают свои должностные полномочия и зарабатывают политические очки на армейских проблемах.

Конфликт двух ведомств политологи связывали с борьбой двух силовых группировок в Кремле - по их словам, замглавы кремлевской администрации Игорь Сечин и генпрокурор Владимир Устинов пытались дискредитировать Сергея Иванова. Эта версия косвенно подтвердилась с отставкой Устинова: в начале августа новый генпрокурор Юрий Чайка объявил официальное перемирие между двумя ведомствами, заявив, что ведомства должны работать вместе, а поведение его предшественника было "политизированным и необъективным". Сергей Иванов живо откликнулся на выступление генпрокурора, заявив, что ведомства "просто обречены на сотрудничество".

Эксперты в связи с этим не исключают, что новая статистика стала первым показательным итогом работы двух внезапно подружившихся ведомств. Например, зампред думского комитета по обороне Алексей Сигуткин уверен, что "не может не сказываться человеческий фактор - прокуроры стали благодушнее относиться к военным, давать иные оценки". "Никто не говорит, что нужно скрывать преступления, но и заниматься охотой на ведьм не следовало, искать преступления, которые еще не случились, - считает депутат. - Прежняя обстановка отвлекала людей от дела, нервировала".

Глава Союза комитетов солдатских матерей Валентина Мельникова считает, что "Юрий Чайка объявил позицию ненападения, и это на его совести", а новые данные могут свидетельствовать лишь о том, что прокуратура стала "меньше расследовать армейские дела и получать меньше информации". "У нас в этом году было 500 первичных обращений по случаям дедовщины, и летом никакого спада не было. Мы послали подробный отчет об этом в прокуратуру и ждем реакции", - рассказывает правозащитница.

По информации "Коммерсанта", доклад главного военного прокурора демонстрирует скорее не улучшение положения в войсках, а способности прокуратуры манипулировать статистическими данными, исходя из новой политической обстановки. Источник газеты в ведомстве, к примеру, объяснил, что речь в докладе военного прокурора идет вовсе не о спаде дедовщины, а лишь об уменьшении смертности из-за неуставных отношений. "Военнослужащих привлекают и за два удара, которые не приводят к смерти, но считаются армейским преступлением. Считается, что, привлекая военнослужащих за драку, мы предотвращаем смертельные исходы. Так что смертность и правда снижается, а сама дедовщина - нет",- объяснил собеседник издания.