"Версия": силовики во время "зачисток" на Кавказе расстреливали детей и разрушали дома мирных жителей
versiasovsek.ru

Газета "Версия" провела собственное журналистское расследование двух "спецопераций по захвату боевиков" в Дагестане, в ходе которых были убиты двое малолетних детей: 6-летняя Сумая Абдурашидова и 3-летний Керим Таджутдинов. Погибшие дети не были даже родственниками преступников, просто они оказались слишком близко к месту, где взрослые с помощью оружия выясняли свои отношения, пишет газета.

Шестилетняя Сумая погибла от осколочного ранения в голову

Семья Абдурашидовых жила в небольшом поселке Солнечном, неподалеку от Хасавюрта. До 14 февраля семья состояла из главы семейства Руслана, который был имамом поселковой мечети, его жены Зулпы, 8-летнего сына Биляла, 3-летнего сына Ильяса и 6-летней дочери Сумаи.

Утром 14 февраля Руслан пошел на похороны одноклассника, и как друг погибшего, и как имам, который должен прочесть над покойным молитвы. Его не было весь день. Ближе к вечеру к его дому подошли два человека. Выяснив, что хозяина дома нет, они, несмотря на февральский холод, решили подождать его во дворе. Зулпа не удивилась настойчивому ожиданию, к имаму часто приходят посетители: он женит и разводит людей, решает мелкие бытовые споры и т.п.

Когда уже совсем стемнело, она через старшего сына пригласила их войти и остаться на ночлег. Мальчик отвел незнакомцев в большую гостевую комнату, а Зулпа ушла спать в детскую. Руслан вернулся уже заполночь, разбудил жену и они перешли в спальню.

Еще до рассвета Зулпа проснулась оттого, что под окнами кто-то ходил. Она услышала звуки армейской рации и разбудила мужа. Через секунду дверь слетела с петель, в комнату ворвались вооруженные люди в серо-синей камуфляжной форме. Зулпа помнит, как муж закричал: "Не стреляйте, там дети!" Однако милиционеры не обратили внимания на крики, напротив, длинными очередями "поливали" именно ту комнату, где находилась детская. Затем ухнули взрывы.

Из детской выскочили ее сыновья с криком: "Мама, там Сумая в крови!" Зулпа кинулась в детскую, но подойти к дочери ей не дали, выволокли на улицу. Там уже избивали ее мужа, а чуть дальше, в глубине двора, раненых, но еще живых ночных гостей добивали несколькими короткими очередями.

Сумая погибла от осколочного ранения в голову. Ее отец Руслан был тогда же арестован и обвинен по статье 316 УК РФ, как объяснили Зулпе, за укрывательство боевиков, которыми оказались заночевавшие в его доме люди.

Согласно закону, если убит человек, тем более ребенок, органы правопорядка обязаны провести расследование и установить, как такое могло произойти, и кто в этом виноват. После многочисленных жалоб в районную, республиканскую и федеральную прокуратуры и лично президенту РФ Владимиру Путину Абдурашидовы получили коротенькую отписку: "Ваша жалоба направлена в прокуратуру Хасавюртовского района". Однако к каким выводам пришла райпрокуратура, Абдурашидовы не знали. Дед убитой Сумаи и отец арестованного Руслана Хизраил только тихо попросил: "Если сможете что-нибудь выяснить, сообщите и нам".

Районный прокурор Резван Гаджимагомедов согласился встретиться с журналистом "Версии", велел принести чаю и очень спокойно сообщил, что по поводу гибели 6-летней девочки проверка уже проведена. Правда, тут же выяснилось, что никакого отдельного расследования из-за убийства ребенка проводить не стали, смерть Сумаи была лишь эпизодом в расследовании уничтожения двух боевиков. Прокуратура пришла к выводу, что девочка убита осколком гранаты Ф-1, брошенной одним из них.

Прокурор присовокупил, что "боевики были особо опасными" и, кроме двух ручных гранат, при них находился один пистолет ПМ. Однако, по данным "Версии", при осмотре места гибели Сумаи даже 2,5 месяца спустя было понятно, что произошло: место, где стояла кровать Сумаи, находилось прямо против пролома в двух саманных стенах по полметра каждая, и не надо быть экспертом по баллистике, чтобы понять, что ручной гранатой так стены не разворотишь - оружие, из которого была убита девочка, было явно более мощное, и такого оружия у преступников не было.

Газета подчеркивает, что никаких оснований предполагать, что милиционеры убили ребенка намеренно, нет - Сумая погибла из-за того, что вместо грамотного задержания милиционеры устроили обыкновенную войсковую зачистку. Прокурор Гаджимагомедов нехотя согласился, что квалификация милиционеров, мягко говоря, недостаточна, и тут же попытался их вину переложить на отца погибшей: "Эти боевики, Салман и Руслан Янгисбиевы, 31 декабря убили лейтенанта милиции Магомедова. Теперь родители погибшего ребенка рыдают, а что они думали, когда пускали их в дом?"

Это не риторический, а юридический вопрос: ведь за то, что отец убитой девочки Руслан Абдурашидов оставил их ночевать, он сейчас находится в тюрьме и не исключено, что его ожидает срок. Для того чтобы обвинить его, надо доказать, что он знал, что принимает убийц милиционера. "Конечно, знал, эти люди не раз останавливались у имама, - утверждает прокурор Гаджимагомедов, - он сам признался, что ему все хорошо было известно".

"У нас есть и другие доказательства: Янгисбиевы убили и ограбили милиционера, и его сотовый телефон продали одному жителю поселка Солнечного. Мы этого жителя нашли, телефон изъяли, но самого его арестовывать было не за что. Он-то и сказал тогда имаму, что телефон, купленный у его друзей Янгисбиевых, оказывается, принадлежал убитому милиционеру", - добавил прокурор. Таким образом, "особо опасные боевики-террористы" превратились в обычных уголовников-грабителей, констатирует "Версия".

Трехлетнего Керима "ликвидировали" вместе с боевиками

Гибель Сумаи Абдурашидовой можно было бы списать на трагическое стечение обстоятельств и халатность хасавюртовских милиционеров, если бы 5 апреля не произошел абсолютно аналогичный случай уже в самом Хасавюрте. Семья Саида Таджутдинова жила в двухкомнатной квартире на пятом этаже обыкновенной хрущевки. Кроме самого главы семьи Саида, в тот вечер в квартире находились его жена Эльмира Магомедова, две их дочери и младший сын Керим.

Одна из дочерей вышла на балкон и увидела внизу милиционеров. Один из них махнул ей рукой, велев убраться с балкона. Едва девочка ретировалась, на лестничной площадке загрохотали выстрелы и в железную дверь квартиры полетели пули. На шум в коридор выскочил 3-летний Керим, за ним кинулась его мать, но не успела: Керим был убит на месте, пуля попала ему в голову, его мать была ранена в ногу.

Саид попытался их вытащить из коридора, но огонь был такой плотный, что он не смог туда даже высунуться. Он выбежал на балкон позвать на помощь, но снизу по нему сразу дали очередь, на его счастье промахнулись.

Впоследствии выяснилось, что местная милиция совместно с чеченскими коллегами штурмовала квартиру напротив, где, по оперативной информации, находились боевики. На слова: "Откройте, милиция!" - из этой квартиры стали стрелять через дверь. Милиционеры в ответ открыли шквальный огонь. Через несколько минут все было кончено, боевики были ликвидированы, вместе с ними был убит и 3-летний Керим.

Факт смерти Керима расследует не районная, а городская прокуратура, но, как и в первом случае, отдельного дела заводить не стали, а рассмотрели его в рамках дела об убитых боевиках. Пока расследование не закончено, городской прокурор говорить о результатах отказался.

Однако адвокат, к которому обратился Саид Таджутдинов, сам в прошлом сотрудник милиции, сказал ему: "Фактически дело закрыто, решили, что твой сын убит пулей, выпущенной бандитами, которая пробила их дверь, твою дверь и попала в Керима. Проверка установила, что милиционеры в сторону твоей квартиры огонь вообще не вели".

На балконе квартиры Саида Таджутдинова можно обнаружить три пулевые пробоины. Эти выстрелы были произведены со двора дома, где находились милиционеры. Бандиты во двор не вырвались, они были уничтожены прямо в своей квартире. Саид утверждает, что эти пули были выпущены в него, когда он звал на помощь.

Это не единственные выстрелы, произведенные со двора. Поднимаясь по подъездной лестнице, можно видеть пулевые отметины на стенах подъезда начиная с 3-го этажа. Это значит, что милиционеры вели не просто огонь по окнам квартиры боевиков, а обстреливали весь подъезд. Но Керим был убит в коридоре, куда пули с улицы залететь не могли.

На лестничной клетке 5-го этажа дверь квартиры, где жил погибший мальчик, и стены вокруг нее буквально изрешечены. По информации адвоката, прокуратура пришла к выводу, что все это - следы огня, который велся из квартиры напротив.

Есть очень простой тест, о котором знает любой милиционер: трубочкой сворачивается тетрадный листок, затем эта трубочка вставляется в глубокую пробоину, оставленную автоматной пулей и, продолжая направление, заданное свернутой бумагой, приблизительно определяется точка, с которой был произведен выстрел. С помощью этого нехитрого приема можно насчитать более 20 пулевых отметин, которые не могли оставить ни выстрелы из квартиры напротив, ни выстрелы с улицы. Они были сделаны с лестницы, где находилась штурмовая группа.

При внимательном осмотре железной двери, ведущей в квартиру, где был убит Керим, можно обнаружить, что одни пули прошивали ее насквозь, другие лишь оставляли вмятины. Остается только предположить, что пули бандитов, изначально уже прошедшие сквозь толстую деревянную дверь, теряли скорость и оставляли вмятины, а пули, летящие с лестницы, где была штурмовая группа, пробивали стальной лист, пишет "Версия".

Гражданские - досадная помеха в борьбе с боевиками

Для того чтобы 6-летняя Сумая Абдурашидова осталась в живых, нужно было не обстреливать дом, где находились дети, из ручного гранатомета, а перед штурмом забросать помещения свето-шумовыми гранатами. В самом худшем случае дети остались бы заиками, но живыми заиками.

Чтобы Керим остался жив, достаточно было просто позвонить в их квартиру по телефону за 3 минуты до штурма и попросить семью Саида на время выйти. Прокурор считает, что акция была плохо подготовлена, так как боялись утечки информации. Возможно, это и так, но в этом случае риска не было. Даже если предположить, что Саид может предупредить боевиков, из блокированного подъезда они все равно уже не могли уйти.

Чтобы догадаться просто предупредить людей, даже не нужна особая квалификация. Проблема не в квалификации - проблема в убежденности властей, что население всего лишь досадная помеха, которая мешает бороться с боевиками, террористами и просто бандитами, пишет "Версия".

На компенсации разрушенное жилье восстановить невозможно

В январе этого года в Махачкале ловили очередных террористов и танками сровняли с землей два дома, где те укрылись, а также частично разрушили еще 20 находящихся поблизости зданий. Хозяевам обещали компенсировать ущерб. Компенсациями ведало республиканское МЧС.

Владелец дома N65 по 3-й Магистральной улице Магомедрасул Ахмедханов рассказал, что ему выписали компенсацию 10 тыс. рублей. Он эти деньги брать не стал, потому что только стекла, которые ему пришлось вставлять, обошлись в 60 тысяч. Такую компенсацию он расценил как оскорбление.

Впрочем, те, у кого жилища были разрушены полностью, получили по 800 тыс. рублей. Это примерно 25 тысяч долларов США. На эти деньги они теперь могут восстановить фундамент и часть первого этажа, а лишились они добротных двухэтажных домов. Сейчас люди живут в махачкалинской гостинице "Ленинград".

В дагестанском МЧС заявляют, что компенсировали все "по установленным нормативам, в государственных ценах 2000 года", и вообще, полную компенсацию никто никому выплачивать не обязан. Все лишившиеся жилья не понимают, что им еще "повезло", ведь прокуратура могла заявить, что танками давили дома не федеральные военные, а сами боевики, и тогда вообще никто ни копейки бы не получил, заключает "Версия".