В послепраздничные дни певец Борис Моисеев попал в страшную автокатастрофу в районе Ярославского шоссе
rol.ru

10 мая певец Борис Моисеев попал в страшную автокатастрофу в районе Ярославского шоссе.

В субботу, 10 мая, в 11 вечера Борис Моисеев возвращался из Гаваны, где провел 10 дней своего отпуска. Прямо из аэропорта артист решил заехать на Проспект Мира к своему продюсеру Евгению Фридлянду.

ДТП произошло на Ярославском шоссе. Audi ТТ серебристого цвета, за рулем которой находилась близкая знакомая Бориса Моисеева, потеряла управление и врезалась в бетонное перекрытие транспортного кольца.

По словам очевидцев аварии, Борис нашел в себе силы выбраться из машины и вызволить из салона спутницу. Участники движения довезли артиста и женщину до машины скорой помощи, сообщает РОЛ.

Артист и его спутница получили травмы "средней тяжести". У Бориса Моисеева обнаружилось смещение дисков спины, сотрясение мозга, перелом двух правых ребер, вывихи, ушибы и самое страшное для артиста - значительные травмы лица и тела от осколков лобового стекла. Три дня артист провел в реанимации.

В редакцию NEWSru.com пришло письмо от человека, спасшего Бориса Моисеева

"Совсем недавно я стал очевидцем одного события. Я, Василий Черенков, случайный очевидец истории, на основе которой можно было бы снять фильм. В конце праздничных дней я возвращался домой из больницы, где, возможно, последние свои дни доживает моя мама. Я стал свидетелем страшной истории, в которую не поверил бы никто и никогда.

Раздолбанная серебристого цвета Audi ТТ была разбита вдребезги. А на обочине дороги я увидел пару людей, которые, помогая друг другу, поднимались после страшной аварии. Это были молодая девушка и мужик неопределенного возраста, в дорогой безумной одежде, в разорванных грязных джинсах. Он уговаривал эту девушку выйти на дорогу, чтобы проезжающие мимо люди спасли их. Я не знал, кто это - может быть какой-то засранец, а может быть крутой человек. Я случайно позднее понял, кто этот мужик неопределенного возраста. Он, разбитый, тащил на руках женское тело, которое еще пахло духами.

Мои мысли, в принципе, были далеки отсюда, да и едва ли я мог им помочь. В моей машине сидели родственники и все мы понимали, что жизнь коротка, так как вез всю семью со встречи с матерью, которая уже, наверное, доживает последние дни. Но что-то повернулось у меня в мозгу, и я вернулся на обочину дороги, где произошла эта авария, попросил свою племянницу подвинуться и посадил этих ребят в машину.

Впервые в жизни я услышал столько теплых слов и благодарности в свой адрес. Мне было абсолютно безразлично, кто она и кто он, но мне было приятно услышать "спасибо" за мою маленькую услугу.

Возле кольца (судя по всему, имеется ввиду МКАД - прим. ред.) уже стояла машина скорой помощи, я пересадил их, и их увезли. Но мне был интересен смысл жизни и чем он отличается от жизни моей матери, моих родственников и моей и тех личностей, которых мы осуждаем ни за что.

Скорая ехала очень быстро, но мне было интересно их догнать и посмотреть, куда их увезут, в какую больницу положат, как будут обслуживать, так как, во-первых, я тоже уже был участником этой истории, а во-вторых, мои родственницы торчат от этого "черного лебедя", и им тоже стало интересно. Слава богу, клиника находилась недалеко от конца Ярославского шоссе. Я запомнил это место. Я знал фамилию этого человека по прессе - Черной, Желтой, Красной и Голубой. Но в тот момент он не был для меня голубым, он был человеком, и мне была интересна судьба моей матери, о которой можно было судить по этой молодой паре, машина которой, наверное, случайно врезалась в дерево. Ушибов серьезных вроде не было, я думаю, что у него порваны мышцы руки и ноги. Зная адрес этой больницы, ворота которой закрылись перед моим носом вчера около 11 вечера, я решил выяснить, правда ли что там лежит МОИСЕЕВ.

"Да, вы правы, он зарегистрирован в урологическом отделении, но на выходные дни уехал в Москву", - ответила мне женщина холодным железным голосом. Я спросил номер его телефона в регистратуре, и неожиданно мне открыли "коммерческую тайну", там же мне сказали, что он зарегистрирован не только в урологическом отделении, но и в травматологии. Еще сказали, что женщина, которая поступила вместе с ним, в порядке и сейчас ее лечат.

Интересно, чем же все это закончилось и закончилось ли вообще? А нам, может, стоит задуматься над тем, что мы уничтожаем своими словами и пренебрежением таких людей, как он, ни на чем кроме собственных амбиции не основывая свою ненависть к нему? Я бы никогда в жизни не стал делиться своими мыслями и раздумьями - у меня и без Моисеева до хрена своих проблем и работы, если бы 12 мая по каналу ТВС в программе "Без протокола" не увидел великого пианиста Николая Петрова, который очень пренебрежительно и унизительно отзывался о таких людях, как Пенкин, Песков и МОИСЕЕВ! Мне даже стыдно повторять слова этого человека, но в тот момент мне стало понятно, что такое человеческая агрессия, ненависть, зависть и подлость. И, может быть, эти вещи, эти биополя мешают нам кричать во всю глотку: "Да здравствует братство, уважение друг к другу! Да здравствует Россия, Солидарность, любовь к людям!"

Рассказ об аварии самого Бориса Моисеева, опубликованный в "МК"

"В больницу я попал еще до аварии... В конце апреля я пришел в эту клинику к своему другу-урологу, поскольку плохо себя чувствовал и захотел пройти обследование. Сдал все, а врач урологического отделения мне и говорит: 'Мой дорогой, хочу тебя обрадовать, Куба, Испания, шашлыки-машлыки - все это закрывается'.

По первому же анализу нашли камни в почках. Еще несколько дней промедления, и я бы мог закончить свою историю и жизнь, не попав даже в аварию. Хорошо хоть хватило ума заняться здоровьем... До 9 мая меня лечили, потом отпустили на выходные.

И тут как раз я встретился со своей подругой, которая, кстати, живет в моем доме. Едем с ней в машине, а она мне и говорит: 'Тут один мужик прилетает из Италии, поехали, встретим'. И мы на маленькой спортивной машине TT Audio выезжаем в аэропорт 'Шереметьево'. Едем, слушаем музыку. И вдруг врезаемся в дерево! Знаете, мне стало страшно... Первое, что я сделал, - посмотрел, что с лицом, меня больше ничего не интересовало. Потом метнулся к своей подруге, у нее сильно разбито лицо. Я взял девочку на руки (она маленького роста), вышел из машины, иду и несу ее... У меня кружилась голова, потом меня начало тошнить. А тут едет 'копейка', на переднем сиденье - пацан с девицами. Когда я его стал просить помочь, он с улыбкой сказал мне такую фразу: 'Мне очень интересно, как умирают богатые и знаменитые'. А я и говорю: 'А откуда у тебя такой интерес?' И он мне ответил: 'Ты знаешь, я еду сейчас из больницы от моей матушки, у которой рак... И мне стало просто очень интересно посмотреть, как происходят в жизни такие вещи'. И все-таки он нас взял... Его спутницы подвинулись, мы внесли мою подругу, я сел рядом с ним. По пути он с мобильного вызвал 'скорую', которая перехватила нас по пути. И тут мне стало уж совсем плохо.

Мою подругу увезли в другую больницу. А меня привезли в клинику, где я уже зарегистрирован как пациент отделения урологии, поместили в реанимацию... Два ребра сломаны, разорвана сонная артерия. Меня спасал доктор-испанец. Я сейчас в корсете, два ребра - серьезная история; слава Богу, уже у меня все восстановлено... На лице, конечно, теперь останутся шрамы.

Сейчас я отменил концерты этого месяца, потому что играть пока не могу. Я только теперь понял: жизнь вообще ничего не стоит! Но это был хороший урок".