На встрече с российскими правозащитниками Владимир Путин в категоричной форме объяснил им, что ни при каких обстоятельствах не допустит финансирования политической деятельности в России из-за рубежа и не позволит экологам встать на пути нефтедолларов
Kremlin.ru

На встрече с российскими правозащитниками президент РФ Владимир Путин в категоричной форме объяснил им, что ни при каких обстоятельствах не допустит финансирования политической деятельности в России из-за рубежа и не позволит экологам встать на пути нефтедолларов.

Путин довольно резко очертил круг прав и обязанностей членов своего совета по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека. Круг этот оказался не слишком широк, пишет "Коммерсант". Некоммерческие организации, по мнению Путина, должны заниматься борьбой со СПИДом, беспризорностью и наркоманией.

Российский президент высказался насчет общественной палаты, которая "не должна становиться коллективным собственником действующей бюрократии". Путин признался и в том, что он очень хочет помочь людям с ограниченными возможностями, но не может. "Наша помощь им сегодня - это слезы и копейки. Мы готовы это сделать. Это не форма подкупа со стороны государства",– предупредил президент.

Затем Путин поделился с правозащитниками информацией о том, как он с помощью лазеек в действующем законодательстве обходит это законодательство: "Мы не в состоянии повысить зарплату работникам культуры. Но мы пошли по пути внедрения грантов".

Президент также заявил, что "экологические экспертизы не должны препятствовать развитию страны и ее экономики". "Как мы только начинаем что-либо делать, одна из линий атаки против нас всегда экологические проблемы", - посетовал президент. Российские экологи опасаются, что заявление президента России Владимира Путина о том, что экологические экспертизы не должны препятствовать развитию страны и ее экономики, может повлечь за собой отмену института экологической экспертизы и, как следствие серьезное ухудшение экологии в стране. Чиновники, впрочем, заявляют, что институт экологической экспертизы по-прежнему будет работать.

Путин собирался услышать мнение правозащитников о том, как преодолеть отчужденность простых граждан и государства, и о том, каким образом не превратить Общественную палату в "коллективного советника действующей бюрократии". Но общественные деятели, собравшиеся в Кремле, продемонстрировали свою независимость от власти. В итоге пришлось говорить Путину, причем не только о деятельности западных фондов в России, констатируют "Известия".

- Кого пригласили в Кремль
- Реакция политиков и политологов
- Даже программные выступления Путина не обходятся без нападок на правозащитников
- Власть создает свои правозащитные организации
- Президент узнал, как работать с правозащитниками, на службе в КГБ в конце 70-х
- США выделят 43 миллиона долларов на поддержку демократии в России

Свой доклад о правах человека в России зачитала председатель президентского совета Элла Памфилова. Она передавала президенту объемистые доклады совета, сопровождая их комментариями. "Это промежуточные результаты мониторинга Жилищного кодекса. Просто невозможно без слез читать про все эти мытарства", - в руки Путину перешла первая папка. "Происходит, на наш взгляд, исход государства из образования", - тем же путем проследовала вторая. "Проблема детей выпала из поля зрения исполнительной власти и Госдумы, вот по усыновлению за рубежом они могут часами рассуждать, а сесть и подумать над системными мерами для исправления внутренней ситуации..." - речь Памфиловой периодически прерывалась горестными вздохами. "Я надеюсь, Владимир Владимирович, вы, если сочтете возможным, направите эти материалы соответствующим ведомствам, - сказала Элла Памфилова. - И надеюсь, что они не направят их в корзину, как было с нашими материалами по монетизации".

Гром грянул во время выступления Александра Аузана. В своем долгом докладе он непринужденно оперировал процентами и образными сравнениями. Например, такими: "Некоммерческий сектор по количеству барьеров на входе похож только на алкогольную промышленность, а на мой взгляд, общественная деятельность не есть производство сивухи". Путин не выдержал: "Простите, не въезжаю, как говорят некоторые". Аузан объяснил - речь идет о доступе к грантам международных организаций. Путин опять не выдержал: "Категорически возражаю против финансирования из-за рубежа политической деятельности в РФ! Ни одно уважающее себя государство этого не допускает! И мы не допустим!"

Казалось, что резкость его тона имеет отношение к чему-то далеко выходящему за рамки Совета. Так и оказалось: "Мне недавно Жуков совершенно конкретные факты докладывал, совершенно конкретные!" Почему о вмешательстве западных фондов во внутреннюю политику сообщал экономический вице-премьер, а не, например, директор ФСБ, так и осталось непонятным, но этот всплеск закончился следующим президентским призывом: "Давайте мы свои проблемы сами будем решать, мы же не первобытное общество!"

Возможно, что столь резкая реакция была связана с недавним заявлением конгресса США о выделении в следующем году 85 млн долларов на "программы содействия демократии и экономическим реформам в России", из которых 5 млн пойдут на "поддержку программ по развитию политических партий", предполагает ГАЗЕТА.GZT.RU.

Владимир Путин на встрече с правозащитниками постарался не допустить массового перехода в стан оппозиции российских правозащитников, особенно тех, кто имеет богатый опыт противостояния власти и пользуется авторитетом за границей, утверждает газета "Время новостей".

Глава государства вовсе не попрекал некоммерческие организации в существовании на западные гранты и не ставил им в вину регулярную и порой жесткую критику властных инициатив и деятельности конкретных госслужащих. Газета указывает, что напоминание Путина о недопустимости зарубежного финансирования прозвучало буквально на следующий день после того, как правозащитники заявили о своих политических амбициях.

Во вторник 80 самых известных российских правозащитников потребовали от власти признать неправительственные организации третьим субъектом в диалоге между Россией и Евросоюзом по проблемам соблюдения прав человека и даже пригрозили в случае отказа вспомнить свое диссидентское прошлое и давить на Кремль и Белый дом через авторитетные западные структуры.

Сами участники встречи в Екатерининском зале Кремля утверждают, что не почувствовали какой-либо угрозы или предупреждения в свой адрес со стороны главы государства. "Не надо без конца высасывать из пальца того, чего нет. У власти и так достаточно грехов, чтобы ей приписывать еще и те, которые она не совершает", - заявила Элла Памфилова.

Лидер Московской Хельсинкской группы Людмила Алексеева была не испугана, а, скорее, очарована президентом. "Не понимаю, почему именно это всех взволновало? Я это выслушала спокойно".

Глава правозащитного общества "Мемориал" Олег Орлов, в свою очередь, пояснил, что фраза о недопустимости финансирования политической деятельности из-за границы прозвучала после того, как представители некоммерческих организаций обрисовали перед президентом желаемую схему финансирования своей деятельности - через независимые фонды-посредники, которые аккумулировали бы средства отечественных и иностранных спонсоров, лишая последних возможности прямого давления на грантополучателя. "Президент сказал, что он в принципе согласен со всем сказанным. Единственное, чего он не допустит - это, чтобы из-за рубежа финансировалась политическая деятельность. Вот в каком контексте на самом деле это было сказано", - рассказал Орлов.

Однако со стороны встреча президента и правозащитников все же напомнила некоторым профилактические беседы с сомневающимися в победе коммунизма образца 70-80 годов прошлого века. Владимир Путин не чурался самокритики, сетовал на то, что "там, где есть государство, там всегда существует определенная отчужденность между обществом и государством" и призывал общественные организации активнее наводить мостик между этими двумя разделенными субъектами, заключает "Время новостей".

Многие правозащитники считают, что созданный Совет по содействию развитию институтов гражданского общества в России предназначен для того, чтобы взять под контроль нарождающиеся российские неправительственные организации. По мнению правозащитников, с помощью этого Совета власть хочет отвлечь внимание от таких чувствительных тем, как проблема Чечни, пишет The New York Times (Перевод на сайте Inopressa.ru.)

Путин и другие представители Кремля ранее уже не раз выступали с высказываниями о том, что финансирование политической деятельности в России из-за рубежа несет опасность. Беспокойство Кремля по поводу политической деятельности общественных организаций возросло потому, что в последнее время произошли успешные смены режимов в Грузии, на Украине и в Киргизии. По мнению Кремля, организовать эти смены режимов помогли западные фонды.

На встрече с лидерами правозащитного движения в Кремле Путин заявил, что располагает информацией о том, что средства, поступающие из-за границы, проводятся через неправительственные организации и идут на финансирование политических проектов, "причем по достаточно острым направлениям".

Высказывания Путина, по существу, повторяют заявление главы Федеральной службы безопасности Николая Патрушева. В мае Патрушев, напоминает Financial Times, сообщил российскому парламенту, что Британия, США и другие иностранные спецслужбы пытаются устраивать революции в России и других республиках бывшего СССР, используя неправительственные организации как прикрытие. Патрушев назвал такие организации, как американский "Корпус мира" и британская медицинская благотворительная организация Merlin. В ответ обе организации, а также посольства Британии и США выступили с резкими заявлениями. (Перевод на сайте Inopressa.ru.)

Присутствовавший на встрече Сергей Марков, политолог, близкий к Кремлю, высказал предположение, что Путин имел в виду финансирование политических партий, а также неправительственных организаций "полуполитической направленности".

По мнению Маркова, эти высказывания могли подразумевать такие зарубежные организации, как "Открытое общество" Джорджа Сороса, а также живущих в изгнании олигархов Бориса Березовского и Леонида Невзлина.

Кого пригласили в Кремль

Людмила Алексеева - председатель Московской Хельсинкской группы,
Александр Аузан - президент Института национального проекта "Общественный договор",
Светлана Ганнушкина - председатель организации "Гражданское содействие",
Святослав Забелин - Международный социально-экологический союз,
Сергей Караганов - Общественный совет по внешней и оборонной политике,
Ярослав Кузьминов - Высшая школа экономики,
Ида Куклина - Союз комитетов солдатских матерей,
Юрий Левада - Аналитический центр Юрия Левады,
Сергей Марков - Национальный гражданский комитет по международным делам,
Тамара Морщакова - судья Конституционного суда в отставке,
Алексей Подберезкин - Правозащитный центр,
Владимир Познер - президент фонда "Академия российского телевидения",
Владимир Соловьев – тележурналист,
Александр Сунгуров - Санкт-Петербургский гуманитарно-политологический центр "Стратегия",
Виталий Третьяков - главный редактор журнала "Политический класс".