Не прошло и четырех недель, как российский президент Владимир Путин сказал, что банкротство крупнейшего нефтяного концерна страны не соответствует государственным интересам
Архив NEWSru.com

Не прошло и четырех недель, как российский президент Владимир Путин сказал, что банкротство крупнейшего нефтяного концерна страны не соответствует государственным интересам. Акционеры тогда облегченно вздохнули: доверие к словам президента не только подняло курс акций ЮКОСа, но и улучшило общую ситуацию на рынке. Теперь же в связи с разгромом ЮКОСа приходится убеждаться в обратном: слово президента ничего не стоит, заключает немецкая газета Die Welt (перевод на сайте Inopressa.ru).

Тому могут быть две причины: или Путин не чувствует себя связанным этим заявлением, или же он не имеет достаточного влияния на собственный аппарат, чтобы настоять на своем. Так или иначе, отсутствие доверия к президенту опять отбросило Россию в мировой гонке за инвестициями далеко назад.

Почти год длились бои с тенями, фарсовые представления в зале суда и открытое запугивание, но теперь мы знаем, чем окончится игра для ЮКОСа: экспроприацией и национализацией, пишет британская The Times (перевод на сайте Inopressa.ru).

Крупнейшая в России компания будет расчленена, а "Юганскнефтегаз", ее крупнейшее подразделение, которое производит больше нефти, чем Ирак, будет захвачено судебными приставами и без промедления продано на государственном аукционе. Активы, которые, по консервативным оценкам, стоят 12 млрд долларов - компания оценивает их стоимость в 30 млрд - могут попасть в карман подконтрольной государству структуры в счет компенсации неуплаченных налогов в 3,4 млрд долларов.

Интерес службы приставов к "Юганскнефтегазу" не удивителен и имеет политическое значение. После отделения "Юганскнефтегаза" от ЮКОСа основная компания значительно уменьшится и станет возможной ситуация, при которой ее меньшие филиалы в конце концов окажутся в руках других российских нефтяных гигантов, пишет американское издание.

Если бы службу приставов интересовало только урегулирование налоговых обязательств ЮКОСа за 2000 год, они бы скорее сосредоточили свои усилия на таких филиалах, как "Томскнефть" и "Самаранефтегаз", стоимость которых составляет от 3,6 до 5,9 млрд долларов, и этого более чем достаточно, чтобы покрыть претензии, предъявленные налоговыми властями ЮКОСу, полагает The Washington Times, перевод статьи которого публикует Inopressa..

Иностранные инвесторы, которым принадлежит около 20% акций холдинговой компании, никак не поверят известию, что российские власти собираются продать главное производственное подразделение ЮКОСа для покрытия невыплаченных компанией налогов.

Вчерашние новости опустили стоимость акций ЮКОСа на 13,38%, до 6,80 долларов, что почти на 60% ниже, чем их максимальная цена.

"Если то, что они планируют продать "Юганскнефтегаз" - правда, это будет означать конец ценности фирмы", - говорит Маттиас Вестман, директор Prosperity Capital Management и акционер ЮКОСа.

"Юганскнефтегаз" обеспечивает 60% объема производства ЮКОСа, и его потеря оставит лишь "охвостье" от некогда крупнейшей российской нефтяной компании, констатирует газета The Financial Times (перевод на сайте Inopressa.ru).

Возможно, мы вот-вот станем свидетелями санкционированного государством корпоративного изнасилования. Как ни странно, немедленных финансовых последствий может и не быть: выхолащивание ЮКОСа и поглощение его нефтепроизводства "Газпромом" или "Роснефтью" не обязательно испугает инвесторов или, по крайней мере, испугает ненадолго.

После первого шока зазвучат успокаивающие голоса, которые будут настаивать на том, что дело ЮКОСа - это особое дело, а инвестировать в Россию в условиях высоких цен на нефть выгодно, подводит итог журналист газеты The Times.