Алехина из Pussy Riot объявлена в колонии злостной нарушительницей
Russian Look

Осужденная за "панк-молебен" участница Pussy Riot Мария Алехина получила еще два взыскания в пермской колонии за несвоевременный подъем - с занесением в личное дело, сообщил муж осужденной вместе с ней Надежды Толоконниковой Петр Верзилов.

По его словам, в колонии у Алехиной сложились очень напряженные отношения с руководством, которое через взыскания пытается наказать "знаменитую" феминистку, передает "Интерфакс".

"Маша содержится в отдельной камере, у нее нет будильника, и при желании сделать так, чтобы она проспала подъем, не представляется сложным", - пояснил Верзилов.

При этом администрация колонии не выдает адвокату Алехиной официальных документов, необходимых ему для обжалования данных взысканий, утверждает активист скандальной арт-группы "Война".

Теперь, после трех взысканий, Алехина стала считаться злостной нарушительницей режима, и это обстоятельство уже весьма серьезно подрывает надежду на ее условно-досрочного освобождение.

В то же время представители ФСИН уверяют, что Алехина сможет погасить взыскания "трудом и своим хорошим отношением к труду".

"У Нади очень ровные отношения, а у Маши - большой напряг"

Между тем, у другой осужденной участницы Pussy Riot - Надежды Толоконниковой (по прозвищу Надя Толокно) - нормальные отношения с администрацией колонии, сообщает группа "Война" на своей страничке в Twitter.

"Видна огромная разница между администрацией ИК-14 в Мордовии, которая пока старается вести себя в таком образцово-показательном ключе, и администрацией ИК-28 в Пермском крае, которая оказалась не способна выстроить адекватные отношения с Машей. В результате у Нади очень ровные отношения и с администрацией, и с женщинами по лагерю, а у Маши - большой напряг и с теми, и с другими", - пишут "арт-воины".

Возможно, разница обусловлена тем, ИК-14 - "совсем спецзона с неусыпным контролем УФСБ, а в ИК-28 много местного неуставного раздолбайства. То есть Надя в гораздо более жестких и режимных условиях, чем Маша, но проблем в Машиной зоне в разы больше", отмечают активисты.

Ранее сообщалось, что Алехина не поладила ни с администрацией ИК, ни с другими заключенными, из-за чего ей якобы даже поступали угрозы и тюремщики были вынуждены перевести ее в отдельную камеру.

Сама Алехина поведала на днях на страницах The New Times, что всех осужденных заставляют учить правила внутреннего распорядка (ПВР), любое несоблюдение которых наказывается и становится основанием для отказа в УДО.

Таким образом, по словам Алехиной, в колонии "фактически просто ищут нарушения", а администрация использует УДО "для манипуляций" и давления на заключенных, которые, в свою очередь, ради этого готовы на все.