В случае военного нападения Израиля на Иран Россия не стала бы поддерживать ни одну из сторон. Об этом заявил президент России Дмитрий Медведев в интервью CNN, выразив надежду, что войны все же не будет.
kremlin.ru

В случае военного нападения Израиля на Иран Россия не стала бы поддерживать ни одну из сторон. Об этом заявил президент России Дмитрий Медведев в интервью CNN, выразив надежду, что войны все же не будет.

"Россия никого не может поддерживать или действовать в этой ситуации. Мы миролюбивое государство, и у нас есть сво¦ понимание нашей оборонной стратегии", - сказал глава государства.

Он также отметил, что у России "есть свои союзники, с которыми заключены те или иные договоры". "Если говорить о ситуации с Ираном, то у нас такого рода обязательств нет. Но это не значит, что мы хотели бы или что мы равнодушно будем относиться к таким событиям. Это самое худшее, что можно себе представить", - подчеркнул Медведев.

Российский лидер пояснил, что в случае израильско-иранской войны произойдет "гуманитарная катастрофа, огромное количество беженцев, желание Ирана отомстить, прич¦м не только Израилю, но и другим странам, абсолютно непредсказуемое развитие событий в регионе". Президент прогнозирует, что "масштаб этого бедствия почти ни с чем невозможно соизмерить".

"Поэтому, прежде чем принимать решение о нанесении ударов, нужно взвесить ситуацию. Это было бы самым неразумным развитием событий", - убежден Медведев. Он признался, что верит израильским коллегам, которые заверили, что не собираются нападать на Иран.

"Я надеюсь, что это решение не будет принято. Нужно стараться подталкивать Иран к кооперации, к сотрудничеству. И, конечно, Иран не должен заявлять такие вещи, которые он заявлял, например, в отношении Израиля, когда было сказано, что он не признает существование этого государства. Это неприемлемо в современном мире, неприемлемо в современной системе международных отношений", - отметил глава государства.

Медведев сообщил, что премьер-министр Израиля Беньямин Нетаньяху не так давно был в Москве. "Он сделал это в закрытом режиме, это было его решение. Я не очень понимаю, с чем оно было связано, но раз наши партнеры так решили, мы к этому отнеслись совершенно нормально, спокойно. Я с ним общался. Это была хорошая, нормальная встреча. Мы обсуждали самые разные вопросы", - сказал президент РФ.