Опальный олигарх, экс-глава нефтяной компании ЮКОС Михаил Ходорковский заявил, что "дело ЮКОСа знаменует начало государственного рейдерства"
Фото Юрия Тимофеева

Опальный олигарх, экс-глава нефтяной компании ЮКОС Михаил Ходорковский заявил, что "дело ЮКОСа знаменует начало государственного рейдерства". По пути в суд и обратно пассажир тюремного фургона боится за свою жизнь в случае ДТП - шансов уцелеть мало. Он не надеется на помилование со стороны Путина, но относится с уважением к Медведеву. Эти признания он сделал обозревателю американской газеты The New York Times Эндрю Мейеру.

Американский журналист смог пообщаться с Ходорковским, передав вопросы и получив ответы через адвокатов опального олигарха, сообщает InoPressa.ru. Мейер считает, что между президентом России Дмитрием Медведевым и премьер-министром Владимиром Путиным наметился раскол, и отмечает, что Ходорковский надеется на Медведева, но уверен, что его освобождения боится Путин.

Ходорковский уверяет, что не понимает доводов обвинения, которые ему приходится выслушивать на втором судебном процессе. Его и бывшего руководителя группы МЕНАТЕП Платона Лебедева обвиняют в хищении 350 млн тонн нефти из их компании в 1998-2003 годах, но эта цифра превышает объемы добычи ЮКОСа за указанный период, напоминает американский автор.

По мнению журналиста, при Путине россияне свыклись с громкими уголовными делами, но дело Ходорковского - исключение. Оно стало для России поворотным пунктом. "А сегодня, на втором процессе, поставлена на кон не только судьба отдельно взятого олигарха", - пишет газета. В свое время арест Ходорковского знаменовал новый курс: олигархам разрешили обогащаться при условии, что они не станут лезть в политику. Сам же Ходорковский заявил Мейеру: "Дело ЮКОСа знаменовало начало государственного рейдерства".

Пока цены на нефть были высоки, Путин мог не вспоминать о Ходорковском, но второй процесс по делу олигарха совпал с глобальным кризисом. Общественный договор об отказе от свобод взамен на стабильность пошатнулся, тандем Путин-Медведев дал трещину, считает Мейер и заявляет: "Против жесткого курса в Москве теперь выступают не только либералы, но и олигархи, политики и журналисты, которые раньше плясали под дудку Кремля". Но кто же боится освобождения Ходорковского? задается вопросом он.

В 2003 году Ходорковский начал финансировать оппозиционные партии и объединил ЮКОС с "Сибнефтью", создав четвертую по величине в мире нефтяную компанию. И все это время предчувствовал, что его арестуют, признался он Мейеру.

Величайшей ошибкой магната было то, что он бросил вызов Путину. Летом 2003 года Ходорковский попрощался с друзьями и родственниками за границей, а в октябре отправился по российской глубинке с лекциями о демократии. В одном из аэропортов его взяли под стражу.

"Кто боится освобождения Ходорковского? Извините за прямоту, но это Путин и все люди из его окружения, которые присвоили ЮКОС", - сказала в интервью мать Ходорковского Марина Филипповна. "Я только знаю, что судебный процесс затеяли из-за политики и из-за денег. Но правду знают только наверху", - считает она. По мнению автора, в зале суда ответ вряд ли выяснится. Процесс длится девятый месяц.

"Ходорковский не является классическим диссидентом", - пишет газета, напоминая, что "развитие ЮКОСа происходило по типичному для 1990-х годов сценарию, с помощью чиновников и офшорных зон. В 1998 году в день рождения Ходорковского был убит мэр Нефтеюганска Владимир Петухов, пожаловавшийся, что ЮКОС не погашает долгов перед городом и работникам".

Ходорковский и его адвокаты надеются, что избавление придет с Запада. В 2005 году сенаторы Обама, Маккейн и Байден внесли в cенат США резолюцию, где говорилось, что российские власти не обеспечили Ходорковскому и Лебедеву справедливого, прозрачного и беспристрастного рассмотрения их дела.

Этим летом, накануне визита в Москву, Обама выразил в интервью "Новой газете" удивление, что новые обвинения против Ходорковского и Лебедева всплыли только сейчас. Он заявил тогда: "Мне не известны все подробности этого нового процесса, хотя мои советники наверняка знают о них. Тем не менее, хотя я и не знаю всех деталей, мне кажется странным, что эти новые обвинения, которые выглядят как иначе оформленные старые обвинения, должны были появиться именно сейчас, спустя годы после того, как эти два человека оказались в тюрьме, и когда у них появляется возможность амнистии. И все же я считаю неуместным вмешиваться в российские судебные процессы извне. Вместо этого я хочу еще раз заявить о моей поддержке мужественной инициативы президента Медведева по укреплению верховенства закона в России, которая, разумеется, включает обеспечение всем обвиняемым в преступлениях права на справедливый суд и недопущение использования судов в политических целях".

"В восприятии россиян это заявление прозвучало как пощечина Путину", - уверяет автор.

Тем временем Ходорковский продолжает вести контрнаступление: иски, касающиеся его ареста и поглощения ЮКОСа, рассматриваются или вскоре будут рассмотрены полудюжиной судов в Европе. В Европейском суде по правам человека будет заслушан первый из трех исков Ходорковского, подготовленных Кариной Москаленко, а также иск американского "менеджмента в изгнании" ЮКОСа, требующего, по некоторым сведениям, до 100 млрд долларов компенсации. И все же Ходорковский смотрит на Запад без иллюзий, полагая, что его бывшие сторонники там всего лишь служили интересам собственных стран.

"Я никогда не был ни коррумпированным чиновником, ни автократом", - написал Ходорковский Мейеру. Журналист увидел в этом тонкий намек на Сечина и Путина.

В интервью, которое Ходорковский дал в марте журналу "Собеседник", он заявил: "Я уважаю Дмитрия Медведева как легитимного президента России. Хотя его политические взгляды мне не до конца ясны. ЮКОС он точно не грабил и нас с Платоном Лебедевым опасаться не может. Остальное покажет ближайшее будущее".

"Среди московских неисправимых либералов модно говорить, что нынешний судебный процесс дает Медведеву шанс доказать, что он сам себе хозяин, помиловав подсудимых", - отмечает Мейер. И уже в 2002-2003 годах Ходорковский считал, что Медведев на его стороне. Возможно, поэтому Ходорковский отказывается защищать себя в суде в чрезмерно политизированной форме - таким образом он поддерживает усилия Медведева, признался он в интервью американской газете. Его адвокат Москаленко придерживается иного мнения: "Даже если президент подпишет указ о помиловании, я очень сомневаюсь, что эта бумажка пойдет дальше Кремля".

После освобождения Ходорковский хотел бы продолжить исследования солнечной энергетики, которыми занимался в институте, а также внести вклад в борьбу с экономическим спадом в России, отметил он.