Глава МВД Рашид Нургалиев выступил недавно с инициативой по созданию специальной службы по защите свидетелей. На плечи новой структуры будет возложена обязанность по исполнению закона "О защите участников уголовного судопроизводства"
Архив NEWSru.com

Глава МВД Рашид Нургалиев выступил недавно с инициативой по созданию специальной службы по защите свидетелей. На плечи новой структуры будет возложена обязанность по исполнению закона "О защите участников уголовного судопроизводства", который вступил в силу 1 января этого года.

По словам начальника уголовно-правового управления правового департамента МВД РФ Ивана Соловьева, одного из разработчиков закона, "новый закон позволяет многое".

Однако, как признаются сотрудники правоохранительных органов, реально они могут предложить перепуганным гражданам для защиты лишь закрытый балахон Ку-клукс-клана, газовый баллончик, койку в солдатской казарме да молитву "Отче наш", пишет "Новые известия". На пластические операции, предоставление нового жилья, круглосуточную охрану и другие меры, которые давно практикуются за границей, у государства средств нет.

Закон в теории: плюсы и минусы

Защищать своих свидетелей отныне могут не только МВД, но и ФСБ, Служба по контролю незаконного оборота наркотиков, Федеральная таможенная служба. Предусмотрено, что все сведения, судебные папки и компьютерные файлы, содержащие имена лиц, попадающих под защиту, являются секретными и изымаются из баз данных.

По мере необходимости граждан можно переселять, прятать на специальной квартире, менять документы, делать им пластические операции и помещать в недоступные места. "В Италии, например, судьи, прокуроры, следователи, которым угрожают, живут до суда на территории частей карабинеров. Почему бы и нам не поселить некоторых свидетелей куда-нибудь в городок ОМОНа, - рассказывает Иван Соловьев. - В случае крайней необходимости им можно предоставить спецсредства защиты. Это электрошокеры, газовые баллончики, бронежилеты".

Теперь свидетелей можно допрашивать на расстоянии по видеосвязи, через телемост с компьютерным изменением голоса и внешности. Причем сами граждане имеют право находиться в совершенно другом городе и даже за границей. Особенно это актуально для Кавказа, когда люди на процессах против террористов не без основания опасаются за свою жизнь.

Предусмотрен ряд мер и по защите заключенных. Если кто-то из них сотрудничает со следствием, то возможна их временная или постоянная отправка в другие колонии. То же самое относится и к военнослужащим. Солдат, отважившихся написать заявления в прокуратуру о неуставных отношениях, по усмотрению следователя будут переводить в иные места службы.

Главным недостатком закона является то, что в него не включен комплекс мер по обеспечению безопасности свидетелей после суда. Например, в США за группой свидетелей закреплен специалист, который отслеживает их дальнейшую судьбу. В Нью-Йорке существует специальная телефонная линия связи для жертв преступлений. Позвонив на определенные номера, люди могут выяснить, где содержится их обидчик и когда он выйдет из тюрьмы. Любой "клиент" этой службы может зарегистрировать определенный пароль, и тогда компьютерная система автоматически свяжется с ним сразу после освобождения "нужного" заключенного.

Если же имеется реальная угроза жизни свидетеля, то после суда ему полностью меняют документы, отправляют самолетом через всю страну в другой город, находят жилье, работу, зачастую даже более выгодную, чем раньше.

В России пока подобная практика отсутствует. В законе хоть и прописана возможность переселения, однако это скорее временная мера.

Закон на деле: "замученный оперативник просто плюнет на все"

С этого года службы по защите свидетелей станут утверждаться во всех регионах и городах, вплоть до сельских РОВД. Однако открытие дополнительных штатных должностей не предусмотрено, поэтому защищать свидетелей будут оперуполномоченные сотрудники милиции, на которых и без того висят десятки нераскрытых уголовных дел.

По словам начальника уголовно-правового управления правового департамента МВД РФ Ивана Соловьева, "вряд ли на местах удастся добиться существенного увеличения количества сотрудников данной службы", поскольку "это напрямую связано с финансированием из федерального бюджета". Но на этот год средств не запланировано. Да и на следующий объем финансирования пока не определен. К тому же заработная плата милиционеров, командированных на время в это подразделение, скорее всего, останется прежней. "А работы у них значительно прибавится".

По мнению специалистов, в результате процесс защиты сведется к следующему: предполагаемому свидетелю выдадут газовый баллончик, поставят на прослушивание телефон, чтобы отслеживать угрозы, и пожелают счастливого времяпрепровождения. На предоставление личной охраны лучше не надеяться. Дело это долгое, хлопотное и, главное, при отсутствии свободных кадров в милиции абсолютно нереальное.

"Наивно думать, что после долгого трудового дня откомандированный в "защитное" подразделение сотрудник пойдет не домой к жене и детям, а к свидетелю, которого он должен по полгода охранять, - заявил один из высших офицеров МВД, пожелавший остаться неизвестным. - Замученный оперативник просто плюнет на все и упадет на диван, спать. Не служба, а издевательство какое-то! Все это понимают, но желание сэкономить на мелочах неизменно берет верх".

На пластические операции, предоставление нового жилья, круглосуточную охрану и другие меры, которые давно практикуются за границей, у государства средств нет. В лучшем случае свидетелей будут просто прятать по закрытым частям внутренних войск.

Текущая практика: капюшоны

В 2002 году со вступлением в силу нового Уголовного кодекса, предусматривающего обязательную речь свидетелей обвинения в суде, правоохранительная система стала переживать серьезные трудности. По словам заместителя прокурора Рыбинска Елены Киселевой, "угрозы стали неотъемлемой частью уголовного процесса".

Люди, разоткровенничавшиеся в кабинетах УВД или прокуратуры, в зале суда боялись лично предстать перед уголовниками с разоблачительной речью и отказывались от показаний. Уголовные дела разваливались за недоказанностью. "Преступники и их адвокаты быстро раскусили все слабые стороны нового законодательства, и в адрес ключевых свидетелей стали поступать угрозы, - рассказал Иван Соловьев. - Причем угрожали даже по самым заурядным делам вроде кражи или бытового убийства".

Широкое распространение, особенно в провинции, получил вид сокрытия свидетелей, показавший свою действенность на громком процессе по делу преступной группировки "Хади-Такташ" в Казани.

Свидетелей привозили под мощной охраной, в просторных балахонах, скрывающих фигуру. На головы им были надеты большие капюшоны, как у членов Ку-клукс-клана. Каждому человеку приписывалось вымышленное имя, под которым он и давал показания. Суд допрашивал очевидцев преступлений через микрофон. Голос изменялся с помощью аппаратуры, и узнать его было невозможно. В результате двоих преступников приговорили к пожизненному заключению, других осудили на сроки от 6 до 24 лет лишения свободы.

Российская специфика: спасение свидетелей - дело рук самих свидетелей

Поначалу российская служба охраны свидетелей создавалась с оглядкой на американский аналог. Однако со временем разработчики поняли, что просто перенести его в российские условия невозможно - "специфика здесь не та". Заключается она в том, что за границей трудно организовать утечку информации о защищаемом лице. В России же, по словам Ивана Соловьева, проблема сохранения конфиденциальности об охраняемом человеке "очень актуальна".

Другими словами, в США, чтобы отыскать продажного полицейского, надо очень постараться. В современной России свой "оборотень" есть практически в каждом отделении милиции. Куда бы ни отправили свидетеля и как бы ни исправляли ему лицо пластическими операциями, рано или поздно найдется коррумпированный милиционер, который поделится с "братками" нужной информацией о местонахождении "важного" человека.

"Вряд ли закон оправдает надежды как сотрудников правоохранительных органов, так и самих свидетелей, - считает адвокат московской коллегии "Князев и партнеры" Александр Арутюнов. - А вот кому он принесет радость, так это преступникам в милицейской форме. Существуют опасения, что данный закон развяжет руки новому поколению "оборотней в погонах".

Возбуждение фиктивных уголовных дел с целью вымогательства денег и без того приняло широкое распространение. Теперь же, считает адвокат, вместе с "секретными свидетелями" в балахонах Ку-клукс-клана подобная деятельность будет и вовсе поставлена на поток. Против любого человека можно возбудить какое угодно уголовное дело, основываясь на показаниях "засекреченных свидетелей", которые оговорят кого угодно. Тем более что их личность никогда не будет раскрыта. "Естественно, подобные дела вряд ли дойдут до суда. Однако они могут использоваться как способ давления на неугодных или для банального вымогательства", - заключает Арутюнов.