Государственная Дума рассмотрит проект постановления об амнистии для участников незаконных вооруженных формирований и военнослужащих федеральных войск уже в ближайшую пятницу 22 сентября. Решение об этом принял Совет Думы
Фото Тихонова Михаила

Государственная Дума рассмотрит проект постановления об амнистии для участников незаконных вооруженных формирований и военнослужащих федеральных войск уже в ближайшую пятницу 22 сентября. Решение об этом принял Совет Думы. Как заявил журналистам спикер Борис Грызлов, документ вместе с другим проектом постановления - о порядке применения амнистии - депутаты рассмотрят в начале пленарного заседания.

Как пояснил ранее РИА "Новости" глава думского комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников, документ будет рассмотрен на заседании комитета во вторник, "и мы будем рекомендовать палате рассмотреть проект об объявлении амнистии в пятницу, 22 сентября".

- Правозащитники: под амнистию подпадут только скауты, которые "собирали гербарий" в горах Чечни
- Крашенинников надеется, что амнистией воспользуются до полутора тысяч человек

Накануне президент РФ внес в Госдуму проект постановления "Об объявлении амнистии в отношении лиц, совершивших преступления в период проведения контртеррористических операций на территориях субъектов РФ, находящихся в пределах Южного федерального округа".

Амнистия, действующая в течение шести месяцев со дня опубликования, распространяется на лиц, участвовавших в проведении контртеррористической операции в субъектах РФ Южного федерального округа. Под действие амнистии не подпадают лица, совершившие тяжкие и особо тяжкие преступления, а также военнослужащие, которые были уличены в торговле или хищении оружия.

Хотя документ внесен в Думу главой государства, амнистия по Конституции относится к исключительной компетенции Госдумы, не требует голосования в Совете Федерации и президентской подписи, а потому зависит исключительно от воли депутатов, пишет "Время новостей".

Постановление Думы об амнистии на сегодня является фактически единственным недостающим звеном в схеме государственного прощения боевиков, которым глава Национального антитеррористического комитета и директор ФСБ Николай Патрушев еще в июле пообещал максимум снисхождения в случае добровольного прекращения сопротивления и явки с повинной.

Напомним, что 15 июля Николай Патрушев от имени Национального антитеррористического комитета (НАК) предложил боевикам до 1 августа "вступить в переговоры с представителями законных властей Чечни и федерального центра, сложить оружие и перейти на сторону народа". По его словам, в связи с ликвидацией главаря боевиков Шамиля Басаева появился шанс для тех, кто еще не вернулся к мирной жизни.

Однако лидеры чеченских боевиков отвергли предложение российских властей о прекращении боевых действий. 31 июля Патрушев принял решение продлить срок добровольной сдачи боевиков до 30 сентября 2006 года.

29 августа власти Чечни объявили о сдаче самой крупной с начала второй чеченской кампании группы боевиков. Из леса вышли 49 бывших участников незаконных вооруженных формирований, среди которых, как сообщается, есть даже люди из ближайшего окружения бывшего президента Ичкерии Аслана Масхадова.

Торжественная акция по сдаче боевиков состоялась в Гудермесе в расположении полка милиции особого назначения имени Ахмата Кадырова, куда заранее были приглашены журналисты. Боевиков небольшими группами свозили на милицейских "уазиках" и строили на плацу в шеренги. Судя по тому, как выглядели боевики, большинство из них уже давно спустились с гор и вышли из леса. Все были чисто выбриты и в приличной гражданской одежде. Тут же, на плацу, было сложено принадлежавшее сдавшимся оружие - с десяток автоматов Калашникова и несколько гранатометов "Муха".

При этом, пока нет постановления об амнистии, каждому из сдающихся боевиков в милиции по месту сдачи оформляют явку с повинной. Амнистия же будет означать для них окончательное освобождение от уголовной ответственности.

Правозащитники: под амнистию подпадут только скауты, которые "собирали гербарий" в горах Чечни

Коснется амнистия далеко не всех участников боевых действий, зато с обеих сторон. Как объяснил глава думского комитета по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству Павел Крашенинников, "проект касается не только участников незаконных вооруженных формирований, но и военнослужащих федеральных силовых структур". "Амнистия не касается рецидивистов, иностранцев и лиц без гражданства, - добавил Крашенинников. - Еще одно исключение сделано для тех военных, которые в период контртеррористических операций торговали оружием, боеприпасами и спецтехникой". Однако главным и самым серьезным содержательным "изъятием" является категория лиц, совершивших тяжкие и особо тяжкие преступления.

"По букве этого постановления амнистировать можно будет только отряд скаутов, которые в горно-лесистой части Чечни собирали гербарий, - считает член правления правозащитного центра "Мемориал", эксперт по локальным конфликтам на юге России Александр Черкасов. - Покушение на жизнь военнослужащего или сотрудника правоохранительных органов по закону относится именно к тяжким преступлениям. Следовательно, эта амнистия не обеспечивает вывода реальных боевиков из противостояния".

По мнению Черкасова, не способствует этому процессу и "серая" амнистия, которой в последние несколько лет воспользовались сотни бывших боевиков, сдавшихся под личные гарантии первого послевоенного главы Чечни Ахмата Кадырова, а затем его сына - действующего премьера Рамзана Кадырова. Таких боевиков, фактически легализовавшихся вне зависимости от тяжести совершенных преступлений и в обход процедур, предусмотренных российским законодательством, насчитывается не менее 7 тысяч.

Большинство из них в настоящее время состоит на службе в силовых структурах Чечни. "Этот способ приводит лишь к переходу участников конфликта с одной стороны на другую, - полагает Александр Черкасов. - При этом формируются огромные военные структуры, лояльные лично Рамзану Кадырову. Члены этих структур находятся от него в определенной зависимости, так как именно он гарантирует, что они с этого момента не считаются боевиками".

Павел Крашенинников, в свою очередь, считает, что многие участники этих структур подпадают под новую официальную амнистию и получают, таким образом, возможность окончательно уладить свои взаимоотношения с государством. Амнистией, по словам депутата, смогут воспользоваться "все, кто не убивал, не похищал людей, не отрезал головы и не насиловал". С его точки зрения, в партизанских отрядах в условиях локальной войны таких может оказаться до 90% личного состава. "Это те, кто непосредственно не совершал тяжких преступлений, но был в составе групп, занимался подготовкой, сбором информации, продовольственным обеспечением".

Крашенинников надеется, что амнистией воспользуются до полутора тысяч человек

Павел Крашенинников признает, что амнистия едва ли будет широкомасштабной. Он предполагает, что ею воспользуется 1-1,5 тысяч человек. Причем в это число входят не только те боевики, которые все еще продолжают активное сопротивление, но и те, кто отбывает наказание или содержится под стражей в процессе следствия. К слову, применять амнистию по отношению к каждой из этих категорий будут разные инстанции: к осужденным - руководство мест лишения свободы, к подследственным - суды, а к боевикам - местная милиция.

При всей скромности своего прогноза Крашенинников полагает, что на этот раз амнистия может оказаться более успешной, чем предыдущая. Примерно такое же постановление уже принималось Думой в декабре 1999 года, когда боевые действия в Чечне еще были в полном разгаре. Амнистией воспользовались всего несколько сот человек. "Тогда психологически была другая ситуация, - считает парламентарий. - Тогда было препятствие: возможная месть со стороны лидеров этих отрядов, фамилии которых широко известны и которых к настоящему времени уже нет, как нет и централизованного командования боевиков".

Новая амнистия шире предыдущей и в географическом плане: в 1999 году она касалась только Чечни и прилегающих территорий, на этот раз - всего Южного федерального округа. В сущности, это означает не столько широту гуманитарной инициативы российских властей, сколько признание прискорбного факта: с начала второй кампании в Чечне диверсионная война расползлась далеко за пределы границ республики. На сегодняшний день в нее так или иначе вовлечены Дагестан, Ингушетия, Северная Осетия, Кабардино-Балкария, Карачаево-Черкесия и отчасти Ставропольский край.

Даже если прогноз Крашенинникова осуществится, и число амнистированных достигнет 1,5 тысяч человек, эта цифра все равно едва ли перекроет число реальных участников боевых операций в этих регионах со стороны подполья. Напомним, июльским предложением Патрушева о сдаче оружия по официальным данным воспользовались свыше 150 человек, но многие из них на самом деле уже давно вернулись к мирной жизни. А некоторые и вовсе не имели отношения к войне со времен первой кампании 1994-1996 годов. Ее участников, незапятнанных тяжкими преступлениями, новая амнистия также коснется.