Множество секретных документов КГБ, тайно вывезенных из Москвы после падения коммунизма, обнаруживают, что в 1970-х Индия входила в число стран, наиболее успешно освоенных советской разведкой
Архив NEWSru.com

Множество секретных документов КГБ, тайно вывезенных из Москвы после падения коммунизма, обнаруживают, что в 1970-х Индия входила в число стран, наиболее успешно освоенных советской разведкой, а Кремль потратил целое состояние, пытаясь повлиять на прессу, полицию, министров и тогдашнего премьера Индиру Ганди, пишет The Times (перевод на сайте Inopressa.ru).

Некоторые старшие офицеры КГБ подтвердили, что в правление Индиры Ганди Индия была одной из их приоритетных задач. "У нас было много источников за счет индийского правительства - в разведке, в контрразведке, в министерствах обороны и иностранных дел и в полиции", - говорит Олег Калугин, в прошлом самый молодой генерал советской внешней разведки, ответственный за наблюдение за проникновением КГБ в другие страны. Индия стала "моделью инфильтрации КГБ в правительство страны третьего мира", добавляет он.

До сих пор Дели или игнорировало такие заявления, или отмахивалось от них. Однако информация, содержащаяся в документах КГБ, получение которых является одним из крупнейших достижений западной разведки за последние годы, недвусмысленно подтверждает эти заявления. Эта информация была подвергнута анализу в новой книге "Архивы Митрохина", посвященной международным операциям КГБ. Главы из этой книги публикуются в литературном приложении к газете The Times.

Согласно этим сверхсекретным записям, доставленным на Запад бывшим заведующим архивом КГБ Василием Митрохиным, советская разведка сделала ставки на коррупцию, которая при режиме Индиры Ганди приобрела эндемический характер. Несмотря на то, что сама премьер-министр вела аскетичный образ жизни, в ее дом регулярно доставлялись чемоданы с банкнотами на финансирование ее партии в конгрессе. Один из ее противников утверждал, что Индира Ганди даже не возвращала чемоданы.

Премьер-министр Индии не знала, что некоторые из этих чемоданов, с помощью которых пополнялась казна конгресса, приходили из Москвы через КГБ, отмечает The Times. Но вот ее основной сборщик средств Лалит Нараян Мишра знал, что принимает советские деньги. Низкорослый, с несколькими подбородками, полный Мишра внешне соответствовал роли коррумпированного политика, которым он все стремительнее становился. После того как Ганди подписала Договор о мире и сотрудничестве с Советским Союзом, КГБ особенно укрепился в своей готовности сделать все, чтобы она оставалась у власти.

"Резидентура" КГБ в Дели была одной из крупнейших в мире за пределами советского блока. Она даже удостоилась почестей Центра (штаба КГБ в Москве), получив статус "главной резидентуры". Индия отменила ограничения для ряда советских дипломатов и торговых представителей в стране, тем самым позволив множеству агентов КГБ работать под прикрытием. Один из руководителей политической разведки КГБ в Дели, Вячеслав Трубников, длительное время возглавлял внешнюю разведку и впоследствии стал доверенным лицом Владимира Путина, а в прошлом году был назначен послом России в Дели, пишет британская газета.

Россия также проявляла высокую активность, пытаясь оказать влияние на общественное мнение в Индии. Согласно материалам КГБ, к 1973 году Советский Союз оплачивал десять индийских газет, а также одно агентство печати. За год до этого КГБ утверждал, что разместил 3789 статей в индийских газетах - возможно, больше, чем в любой другой стране за пределами коммунистического мира. К 1975 году количество инспирированных КГБ статей выросло до 5510. Кроме того, Индия представляла собой наиболее благоприятную среду для организаций КГБ, служивших фасадом разведдеятельности.

Кристофер Эндрю, кембриджский историк, сотрудничавший с Митрохиным после его бегства в Великобританию, излагая свое мнение в связи с этой информацией, говорит, что КГБ фатально переоценил степень своего влияния. Советская разведка также не смогла предвидеть неблагоприятную реакцию на введение Ганди в 1975 году чрезвычайного положения.

"В сообщения из "главной резидентуры" Дели была преувеличена степень влияния их агентов на решение Ганди объявить чрезвычайное положение, - пишет профессор Эндрю. - Однако ни Центр, ни советское руководство не смогли понять, что чрезвычайное положение не превратило ее в диктатора и что она все еще реагирует на общественное мнение и должна иметь дело с оппозицией".

Глава КГБ в Дели признавал: "Посольство и наша разведслужба все это видели, но для Москвы Индира Ганди превратилась в олицетворение Индии, а Индия - воплощение Индиры". Сообщения из основной резидентуры, содержащие критику ее действий, вызывали холодную реакцию Центра и, похоже, не доходили до Кремля. Москва оказывала все большее давление на коммунистическую партию Индии, чтобы та полностью поддержала Индиру Ганди.

Несмотря на выделенные на операцию по обеспечению поддержки Ганди и снижению влияния ее противников 10,6 млн рублей (что по курсу того времени соответствовало более 10 млн фунтов), Москва не смогла предвидеть внезапного окончания чрезвычайного положения. Ее сокрушительное поражение на выборах 1977 года привело к власти ненавистного для КГБ Мораджи Десаи. Даже после возвращения Индиры Ганди на пост премьер-министра отношения с Москвой никогда больше не возвращались на прежний уровень.

Публикация в газете The Times информации о внедрении советских шпионов в высшие эшелоны власти в стране вызвала в Индии фурор. Ведущая оппозиционная партия Индии "Бхаратия джаната парти" (BJP) поспешила осудить правящую партию конгресса, заявив, что в руках этих политиков страна не в безопасности. "Это очень важная проблема. Конгресс и коммунистическая партия обвиняются в том, что они брали деньги у КГБ. Теперь они, особенно конгресс, который находится у руля, должны дать объяснения", - сказал вице-президент BJP Мухтар Аббас Накви.

Партия "Индийский национальный конгресс" категорически отрицает обвинения, содержащиеся в "Архивах Митрохина". "Это чистый расчет на сенсацию, совершенно не основанный на фактах или документах", - заявил пресс-секретарь правящей партии Абхишек Сингхви. По его словам, книга "Архивы Митрохина" не основана на официальных документах, а полагается на сведения, содержащиеся в бумагах, украденных человеком, который в 1992 году сбежал на Запад. "Это не официальные документы. Почти все задействованные лица умерли. Проверить эту информацию невозможно", - отмечает Сингхви.

Один из ветеранов индийской журналистики, много писавший о той эпохе, говорит: "Я не буду говорить о продажности прессы, но всем известно, как в то время чемоданы с деньгами переходили из рук в руки".

Василий Митрохин (Грустный) и его архивы

Начальник архивного отдела Комитета госбезопасности Василий Митрохин переехал в Великобританию в 1992 году в возрасте 70-и лет с семьей и шестью огромными контейнерами секретных документов КГБ, которые он украдкой копировал в течение 12 лет. Он копировал документы на маленьких кусочках бумаги, а потом выносил из архива, спрятав в ботинки, носки и брюки. Копии он хранил у себя на даче под полом в пакетах из-под молока. Эти копии, сделанные вручную, касаются разведданных, начиная с 1918 года и кончая разведоперациями СССР во всем мире в 1980 году. Впоследствии бумаги были тайно вывезены из России британской разведкой. На основе этих данных бывший архивариус КГБ вместе с профессором Кристофером Эндрю написал книгу "Архив Митрохина".

После того как издание вышло в свет на Западе, начались шумные разоблачения, например, дело "бабушки-шпионки" Мелиты Норвуд, которая почти 40 лет поставляла советской разведке британские ядерные секреты, и Феликса Блоха, высокопоставленного сотрудника госдепартамента США, которого стали подозревать в шпионаже.

Самым поразительным было разоблачение 80-летней Мелиты Норвуд, передававшей британские ядерные секреты Советскому Союзу на протяжении 40 лет, начиная с 1937 года. Это разоблачение вызвало скандал, кончившийся, когда тогдашний генеральный прокурор сообщил министру внутренних дел Джеку Стро, что преследование по прошествии такого срока невозможно.

Был еще так называемый агент Ромео, сыщик лондонской полиции сержант Джон Саймондс, бежавший из страны после предъявления обвинений в коррупции и завербованный КГБ в Марокко. Пройдя курс специальной подготовки, он должен был соблазнять сотрудниц иностранных посольств, имея в виду получение от них секретной информации.

Среди других разоблачений Митрохина был план сорвать в 1969 году инвеституру принца Уэльского и представить это как заговор MI5, направленный на дискредитацию националистической партии Уэльса Plaid Cymru; план искалечить бежавших балетных танцовщиков Рудольфа Нуриева и Наталью Макарову и разрушить их карьеру; подробности о советских тайниках на территории Западной Европы и США с оружием, которым могли воспользоваться агенты и их просоветские подручные в случае войны.

В книге "Архив Митрохина" появились имена известных американцев, от Генри Киссинджера, чьи телефонные разговоры с Ричардом Никсоном прослушивал КГБ, до Збигнева Бжезинского, советника президента Картера по национальной безопасности, которого КГБ пыталось завербовать.

На другом конце спектра были шпионы, предатели и подозрительные личности: Роберт Липка, клерк из Управления национальной безопасности, шпионивший на Советский Союз в 60-е годы и получивший 18 лет тюрьмы, и Феликс Блох, самый высокопоставленный чиновник госдепартамента, попавший под следствие по подозрению в шпионаже (его уволили и лишили пенсии, но ФБР так и не удалось собрать достаточно доказательств и предъявить ему обвинение). В книге появились также новые подробности о знаменитых Берджесе, Маклине и Филби.

ФБР называет архивы Митрохина "самой полной и обширной разведывательной информацией, когда-либо полученной из какого бы то ни было источника". Митрохин умер в Лондоне в конце января прошлого года.