В постели Сталина побывала не одна еврейка, утверждает автор новой книги о вожде
Архив NEWSru.com

В новой книге Саймона Себага Монтефиоре "Сталин: двор красного царя" автору удалось описать вождя и его чудовищные преступления "с сардонической усмешкой и с жаром таблоида". Признанная в Британии лучшей исторической книгой года, новая биография Сталина опирается на достоверные факты, которые подаются как серия скандальных анекдотов и сплетен, пишет NEWSru Israel.

"Сталин не был развратником. Он был женат на большевизме и революции, - пишет Монтефиоре. - На шкале его предпочтений женщины занимали невысокое место. По отношению к ним он был эмоциональным инвалидом, но не полностью равнодушным. Женщины смотрели на него обожающими глазами и влюблялись в него. Не раз Сталин жаловался своим приближенным: "Они не оставляют меня в покое, вьются вокруг меня, как пчелиный рой... Все хотят лечь со мной в постель".

При этом "стиль флирта "отца народов", в зависимости от обстоятельств, менялся от традиционного грузинского рыцарства до ребячливой грубости, когда он был пьян", - пишет биограф.

- Все женщины Сталина

За годы "великой чистки" в постели вождя побывала не одна еврейка, утверждает Монтефиоре. Красавица Бронка Метликова - врач, жена члена политбюро Поскребышева, который был доверенным человеком Сталина, встретилась с вождем на одной из его подмосковных дач в апреле 1937 года. За исключением телохранителя и начальника охраны Сталина об этой встрече никто ничего не знал. Ровно через девять месяцев родилась Наталья Поскребышева, которая в течение своей жизни не раз слышала фразу: "Твой настоящий отец лежит рядом с Лениным в Мавзолее". Сам Сталин "ненавидел женщин, которые были зациклены на своих мужьях и родственниках", - пишет Монтефиоре в своей книге.

Еврейки из числа кремлевской элиты считались особо красивыми, и увивались вокруг Сталина. Их интересовали наряды, роскошь и любовная игра, тогда как идеология оставляла равнодушными. Сын Сталина Василий был женат на еврейке. Большинство людей в Кремле считали этот брак недопустимым, но Сталину Юлия как раз нравилась, "она даже кормила его с вилки, что весьма нравилось грузинскому свекру".

Монтефиоре утверждает, что торжественный банкет в честь 15-летия революции, по окончании которого жена Сталина Надя покончила с собой, стал поворотной точкой в жизни тирана. На самом банкете пьяный Сталин расхаживал, ссыпая хлебные крошки и апельсиновые корки в бокалы с вином и в пиалы с мороженым, стоявшие перед гостями. Когда он поднял тост: "За место жительства врагов Родины", Надя покинула зал и заперлась в своей комнате. Вскоре Сталин уехал на дачу, где он уединился, как сообщили Наде, с красавицей-женой одного из офицеров Красной Армии.

Смерть Нади, которую обнаружили на следующий день в луже крови с отброшенным пистолетом, сломила Сталина: он впал в депрессию, говорил, что уволится, и грозил покончить жизнь самоубийством, пишет Монтефиоре. Биограф считает, что после этой трагедии Сталин стал еще более жестоким.

В своей книге автор намекает на сплетню, находящую в последнее время подтверждения историков, согласно которой отношения Сталина и Нади испортились после того, как Надежда узнала о том, что она - дочь Сталина - плод бакинского романа того периода, когда будущий вождь грабил банки и числился в розыске царской полиции. Со временем все, кому было известно хоть что-нибудь о бакинском романе, были уничтожены.

Доктор исторических наук Ольга Кошкина пишет, что в этой версии "все факты совпадают", но Монтефиоре отзывается о ней с большей осторожностью: "Я слышал об этом, но трудно доказать связь между различными фактами".