Там также отмечается, что при составлении транскрипции техническая комиссия МАК пользовалась электронной копией записей, идентичной той, которая была передана польской стороне по ее просьбе
RTV International

Международный авиационный комитет опубликовал полностью транскрипцию записей всех переговоров диспетчеров аэродрома "Смоленск-Северный", которые велись непосредственно перед крушением Ту-154 под Смоленском, в котором летел президент Польши Лех Качиньский. Материалы размещены на сайте МАК.

В сообщении МАК поясняется: "В связи с появившимися в СМИ, со ссылкой на Министра внутренних дел и администрации Республики Польша Ежи Миллера, сообщениями об опубликовании польской стороной записей разговоров диспетчеров аэродрома Смоленск "Северный", и с целью объективного информирования мировой общественности, с разрешения органов, проводящих предварительное следствие, в соответствии с Приложением 13 к Конвенции о международной гражданской авиации, принято решение опубликовать полностью транскрипцию записей всех переговоров и разговоров, зарегистрированных диспетчерскими магнитофонами:
1. Записи открытого микрофона (скачать в формате pdf);
2. Записи телефонных разговоров (скачать в формате pdf);
3. Записи радиопереговоров (скачать в формате pdf)".

- Диспетчеры предупреждали о плохих метеоусловиях и предлагали уйти на второй круг, следует из расшифровки

Там также отмечается, что при составлении транскрипции техническая комиссия МАК пользовалась электронной копией записей, идентичной той, которая была передана польской стороне по ее просьбе, и обращается внимание на то, что в ходе работ Технической комиссии польские специалисты имели возможность работать в офисе МАК с рабочими версиями выписки переговоров.

Напомним, что польская сторона провела во вторник пресс-конференцию, на которой осветила свою позицию по поводу причин авиакатастрофы. По мнению Варшавы, российские диспетчеры не предоставляли пилотам вовремя необходимую информацию ни о погодных условиях, ни о курсе полета, что привело к их дезориентации. Кроме того, было заявлено, что на диспетчеров оказывалось давление.

Эту версию опроверг Алексей Морозов как председатель технической комиссии МАК. "Комиссия проанализировала записи, зарегистрированные диспетчерским магнитофоном, а также записи переговоров группы руководства полетами с экипажем самолета Ту-154. Также была проведена независимая оценка действий группы руководства полетами. Фактов давления на группу руководства полетами не выявлено", - заявил Морозов в эфире телеканала НТВ.

Кроме того, он опроверг заявления Ежи Миллера о неправомерности проведения медицинской экспертизы Анджея Бласика. "При работе технической комиссии анализировались результаты судмедэкспертизы членов экипажа и других установленных лиц, находившихся в пилотской кабине. Именно польские эксперты при прослушивании записи бортового магнитофона установили, что одним из посторонних лиц, находившихся в пилотской кабине, был главнокомандующий ВВС Республики Польша, который находился в пилотской кабине вплоть до момента столкновения самолета с препятствиями", - сказал Морозов.

"Техническая комиссия при этом пользовалась результатами судмедэкспертизы, проведенной в рамках расследования уголовного дела по факту катастрофы", - добавил он.

Публикация переговоров диспетчеров - беспрецедентный шаг, считает глава Минтранспорта РФ

Публикацию для общественности переговоров российских диспетчеров с экипажем польского самолета Ту-154 прокомментировал в эфире радиостанции "Эхо Москвы" министр транспорта России Игорь Левитин. По его словам, это является беспрецедентным решением, поскольку это материалы следственных органов РФ.

"Я знаю, что МАК готов опубликовать для общественности переговоры экипажа (польского Ту-154). Это беспрецедентное решение. Эти материалы являются материалами следственных органов РФ. Переговоры диспетчеров также будут опубликованы", - сказал Левитин.

Диспетчеры предупреждали о плохих метеоусловиях и предлагали уйти на второй круг, следует из расшифровки

Российские диспетчеры на аэродроме в Смоленске предупреждали экипаж самолета президента Польши Леха Качиньского о плохих метеоусловиях и предлагали уйти на второй круг, свидетельствует расшифровка переговоров диспетчеров, сообщает "Интерфакс". Это доказывает несостоятельность обвинений польской стороны.

В документе, в котором расшифрованы переговоры диспетчеров и экипажа самолета, говорится, что в 09:51 российский руководитель полетов (на вышке на аэродроме в Смоленске) сообщил, что на аэродроме складываются неблагоприятные погодные условия: "Надо для основного поляка уточнять запасной, потому что пока погоды нет". Затем руководитель полетов говорит: "Нужно выйти на главный центр, чтобы основному поляку передали, во-первых, чтобы он был готов к уходу на запасной. Вот, уточнить, сколько у него топлива".

После нескольких реплик неустановленного абонента, "А", руководитель полетов на аэродроме в Смоленске добавляет: "Значит, главный центр в курсе, что у нас погоды нет. И они (неразборчиво) на "Внуково" уйдут".

Примерно в 10:10 руководитель полетов сообщил, что видимость на аэродроме "Смоленск-Северный" - не более 400 метров. Около 10:23 экипаж самолета Качиньского вышел на связь с аэропортом "Смоленск-Северный" и сообщил, что идет на снижение. "На дальний привод снижаемся, 3600 метров", - сказал экипаж польского самолета.

Руководитель полетов в Смоленске уточнил, сколько у польского самолета осталось топлива, и спросил: "А запасной аэродром у вас какой?". В ответ прозвучало: "Витебск, Минск".

В 10:24 экипаж польского президента запросил данные о метеоусловиях в Смоленске. "На "Корсаже" туман, видимость 400 метров", - сказал руководитель полетов. На просьбу поляков уточнить температуру и давление, руководитель полетов сказал: "Температура плюс два, давление 7-45, 7-45, условий для приема нет". Тем не менее польский экипаж принял решение о снижении. "Спасибо. Но если возможно попробуем подход. Но если не будет погоды, тогда отойдем на второй круг", - говорит польский борт 101.

В разговоре между собой российские диспетчеры сообщили: "Значит, делает контрольный заход. Решение командира. Делает контрольный заход до высоты принятия решения 100 метров. Уход, готовность Минска, Витебска на запасной пусть запросят".

В 10:34 руководитель полетов в Смоленске спрашивает командира экипажа польского самолета, совершал ли он посадку на военном аэродроме, и получает утвердительный ответ. В 10:35 руководитель полетов предупреждает, чтобы польский самолет был готов уйти на второй: "Польский 101, и от 100 метров быть готовым к уходу на второй круг". "Так точно", - отвечает командир польского экипажа.

В 10:41 российский руководитель полетов дает команду "Уход на второй круг" и повторяет ее еще два раза. Польский борт уже не отвечает. Затем в эфире звучит вопрос: "Ну, где он?" После этого вновь звучит команда "Уход на второй круг, 101-й".

Один из диспетчеров говорит о необходимости вызова пожарной машины. Время последней записи в транскрипции - 10:42. После очередной попытки связаться с польским самолетом, один из российских диспетчеров говорит: "Левее дороги".

Решение о приземлении именно под Смоленском принималось на борту Ту-154

В документе "Открытый микрофон" зафиксированы переговоры с передовым самолетом польской делегации Як-40, который приземлился в Смоленске, а также российским самолетом Ил-76, который ушел на запасной аэродром.

В 10:32 руководитель полетов в Смоленске говорит одному из диспетчеров: "Не знаю, я бы на месте Москвы сюда бы не гнал". И получает ответ: "Это решение (неразборчиво) международного номер 1. Он там сам". Один из диспетчеров, полковник Краснокуцкий говорит: "Он не зайдет. Ты, главное, дай ему на второй круг. Значит, на второй круг и все. А там дальше, сам принял решение, пусть сам решает".

В 10:42 один из диспетчеров после тщетных попыток связаться с польским самолетом говорит: "После ближнего упал. Левее дороги". Другой диспетчер ему отвечает: "На второй круг уходить начал, потом пропал". Далее в радиоэфире звучит нецензурная брань.