бесланцы требуют выдать им единственного выжившего террориста
НТВ

Обезумевшие от горя родственники 330 человек, убитых во время резни в бесланской школе в сентябре 2004 года, накануне заглушили криком судью, заставив его приостановить суд над единственным оставшимся в живых террористом, принимавшим участие в захвате школы, пишет The Times (перевод на сайте Inopressa.ru).

24-летнему чеченцу Нурпаше Кулаеву предъявлены обвинения в терроризме и убийстве. Он, как сообщается, признался в том, что принимал участие в трехдневной осаде. Его обнаружили российские спецназовцы - он прятался недалеко от школы. Обвинение в убийстве он отрицает.

Когда его завели в клетку в зале суда, несколько матерей погибших попросили, чтобы им разрешили самим свершить правосудие. Кулаеву не грозит смертный приговор, потому что в 1996 году Россия подписала мораторий на высшую меру наказания.

"Отдайте его нам и дайте нам оружие", – молила одна женщина.

"Женщины Беслана хотят сами расправиться с ним. Мы возьмем его в свои собственные руки и накажем его так, как нужно, – сказала 44-летняя Рита Сыдакова. – Мы сделаем с ним то, чего он заслуживает".

Когда начался суд, Кулаев, в черном пиджаке и штанах, стоял в наручниках под охраной шести человек. Родители жертв кричали на судью, требуя, чтобы чиновников, которые позволили боевикам добраться до школы, тоже судили. Судья Тамерлан Агузаров просил их вести себя тише, однако в итоге был вынужден объявить перерыв.

Кулаева защищает только один адвокат, Альберт Плиев. Обвинение утверждает, что Кулаев входил в группировку из 30 боевиков, которые приехали в маленький североосетинский город Беслан и захватили в заложники более 1000 человек в попытке заставить Россию покинуть соседнюю Чечню.

Более половины из 330 убитых во время перестрелки, развернувшейся после начала штурма здания российским спецназом, были детьми. После ареста Кулаева показали по телевидению, и он заявил, что лидер рейда выполнял приказы Шамиля Басаева и Аслана Масхадова, командующих чеченским сопротивлением.

По словам Кулаева, когда его спросили, зачем нужен этот захват, он ответил, что боевики хотят разжечь войну на всем Кавказе, заключает издание.