В иранском кризисе поле для маневра у России опасным образом сужается
Первый канал

В иранском кризисе поле для маневра у России опасным образом сужается. С одной стороны, Москва хотела бы сохранить отношения с Ираном – стратегическим соседом и крупным заказчиком для ее ядерной и военной промышленности. С другой – она не хочет ссориться с Западом и предпочитает выступать в роли посредника, рассчитывая поднять тем самым свой международный престиж. Об этом пишет в среду газета Liberation (полный текст на сайте Inopressa.ru).

В то время как европейские страны, поддерживаемые США, все больше склоняются к передаче дела на рассмотрение Совета Безопасности ООН, Россия, наряду с Китаем, медлит. "Я не думаю, что возможности Совета управляющих МАГАТЭ исчерпаны", – заявил глава российской дипломатии Сергей Лавров. "Санкции – отнюдь не лучший и совсем не единственный способ" решения проблемы. Однако Тегеран "должен сделать гораздо больше, чем то, что он уже сделал" для выхода из кризиса, добавил он, явно желая дать сбалансированный ответ.

В понедельник Франция, Германия и Соединенное Королевство потребовали провести 2-3 февраля в Вене чрезвычайное заседание Совета управляющих МАГАТЭ, чтобы передать иранское досье в Совет Безопасности. Это "не приведет к автоматическому введению санкций", подчеркнул вчера высокопоставленный британский представитель, стремясь рассеять сомнения русских и китайцев. Одновременно Лондон отверг предложение Тегерана возобновить диалог, назвав его "лишенным смысла". Кризис вышел на новый виток в результате недавнего решения Ирана выйти из моратория на работы по ядерной программе.

Россия ужесточила тон. Москва заявила, что она "разочарована" и "встревожена" иранской позицией. Впервые она признала, что Тегеран дает поводы тем, кто подозревает его в стремлении обзавестись атомным оружием. Однако, похоже, Россия хочет выиграть время и надеется, что Иран согласится на предложение обогащать свой уран на ее территории.

С середины 1990-х годов две страны осуществляют широкое сотрудничество в сфере мирного атома. Для России речь идет о рынке в миллиард долларов. В частности, Москва строит АЭС в Бушере, которая должна вступить в строй в конце 2006 года. Будучи главным поставщиком оружия для Тегерана, недавно Россия подписала с ним крупный контракт о продаже противоракетных комплексов. С другой стороны, Россия рассматривает свое посредничество как способ вернуть себе статус великой державы. Враждебная идее однополярного мира во главе с США, она намерена подчеркивать специфику своего подхода и отстаивать собственные интересы в регионе, в том числе геополитические. Иранский вопрос стоит одним из первых в повестке дня министра иностранных дел Франции Филиппа Дуст-Блази, прибывающего в среду в Москву.

Представитель Ирана сообщил газете Financial Times, что Тегеран в воскресенье направил письмо в страны "евротройки" – Францию, Германию и Великобританию – с предложением о возобновлении переговоров.

Представитель Британии описал призывы Ирана к переговорам как "бессодержательные". "Евротройка" говорит, что Тегеран должен восстановить все ограничения на действия, связанные с обогащением урана, прежде чем можно будет вести речь о новых переговорах – Иран ответил отказом.

В очевидной попытке повлиять на международные дебаты Тегеран в последние дни продемонстрировал заинтересованность в российской инициативе по созданию совместного предприятия на российской территории для обеспечения всех потребностей Ирана в ядерном топливе в будущем.

Россия говорит, что ее предложение все еще в силе, и выражает надежду, что Тегеран примет его, чтобы помочь разрешению кризиса. Переговоры между представителями России и Ирана по этому проекту назначены на середину февраля.

Представители Европы говорят, что переговоры с США, Россией и Китаем в Лондоне в понедельник не привели к результативному исходу, но что Великобритания, Франция и Германия убеждены, что они смогут заручиться большинством голосов 35 членов правления МАГАТЭ, чтобы принять резолюцию о передаче дела Ирана в СБ ООН.

Они заверили, что санкции против Ирана не являются целью на данном этапе, главное – чтобы Совет Безопасности усилил влияние инспекторов ООН и давление на Тегеран с целью вернуть его к ограничениям на ядерные разработки, пишет издание.