в деле Ходорковского осталась лишь одна интрига – какой будет срок?
НТВ

Во вторник, 17 мая, в Мещанском суде продолжилось оглашение приговора по делу Михаила Ходорковского и Платона Лебедева. Суд должен огласить большую часть приговора. Завершение этого громкого судебного процесса вызвало пристальное внимание со стороны прессы. Большинство изданий не сомневаются: российский суд вынесет Михаилу Ходорковскому обвинительный приговор.

Начатое в понедельник оглашение приговора по делу Михаила Ходорковского – эпилог процесса, который считается в высшей степени "политическим", – затянулось, но адвокаты бывшего главы ЮКОСа говорят, что де-факто он уже признан виновным по целому ряду статей обвинения, пишет швейцарская газета Le Temps (перевод на сайте Inopressa.ru).

"Суд фактически признал Ходорковского виновным", - сказал Евгений Бару, один из адвокатов основателя нефтяной компании. Однако суд еще не закончил перечисления всех эпизодов, а главное, еще не подтвердил неопровержимости собранных улик.

- Суровый приговор усилит власть Кремля, но ослабит государство, защищать которое поклялся Путин
- Focus о том, что происходило в зале суда и за его пределами
- Взлет и падение богача, подписавшего договор с дьяволом, или как Ходорковский построил свой бизнес
- FT:Раздражение иностранных инвесторов по поводу дела ЮКОСа

За процессом над Ходорковским, бывшим председателем правления нефтяной компании ЮКОС, наблюдают многие. Кремль представил судебное преследование Ходорковского как часть кампании против коррупции и должностных преступлений в корпорациях. Адвокаты защиты называют все это показательным процессом Кремля, целью которого является наказать Ходорковского за его политические амбиции и экспроприировать ЮКОС. По словам адвокатов, с самого начала они ожидают обвинительного приговора, пишет The Wall Street Journal (перевод на сайте Inopressa.ru).

Сторона обвинения настаивает на том, чтобы Ходорковскому и его партнеру по бизнесу Платону Лебедеву был вынесен приговор с максимальным сроком лишения свободы – 10 лет. Кроме того, в пятницу прокуратура сообщила о своем намерении предъявить бывшему нефтяному магнату новые обвинения – в отмывании денег. 41-летний Ходорковский, который находится в тюрьме с октября 2003 года, будет находиться в заключении еще много месяцев, в случае если ему предъявят новые обвинения, независимо от того, каким будет вердикт, ожидаемый на этой неделе.

Процесс над Михаилом Ходорковским стал отличительной чертой правления Владимира Путина, усилив опасения за судьбу российской демократии, испугав инвесторов и отразившись на мировом рынке нефти.

Ходорковский и его сторонники обвиняют Кремль в том, что он сфабриковал это дело, чтобы наказать магната за финансирование оппозиционных партий и за намеки на возможность баллотироваться в президенты, а также для того, чтобы захватить контроль над нефтяной промышленностью. ЮКОС, некогда самая прозрачная и успешная компания, был фактически развален, а его основное производственное подразделение принудительно продано государству в счет покрытия налогового долга на сумму 18 млрд долларов, пишет британская The Times (перевод на сайте Inopressa.ru).

Суровый приговор усилит власть Кремля, но ослабит государство, защищать которое поклялся Путин

Парадокс заключается в том, что в случае, если будет вынесен суровый приговор, этот приговор усилит власть Кремля, но в то же время сильно ослабит государство, защищать которое поклялся Владимир Путин, пишет The Scotsman (Перевод на сайте Inopressa.ru.)

Однако все еще остается возможность того, что будет вынесен справедливый приговор. Так, в прошлую пятницу прокуратура дала понять, что приговор будет "каким-то другим", сделав заявление о том, что Ходорковскому будут предъявлены новые обвинения. В противном случае, если правосудие не свершится, будет нанесен большой урон самому Путину.

В жизни лидера мирового масштаба рано или поздно происходит событие, которое становится определяющим для периода пребывания этого лидера у власти, рассуждает The Scotsman. Для Маргарет Тэтчер таким событием стала забастовка шахтеров, для Ричарда Никсона - пленки с аудиозаписями, тайно сделанными в штаб-квартире Демократической партии. Для российского президента таким событием, которое сформирует его имидж в глазах всего мира, станет приговор на процессе по делу нефтяного магната Михаила Ходорковского.

С самого начала судебное преследование бывшего главы ЮКОСа имеет черты личной мести по приказу российского президента. Во-первых, в то время как в России много магнатов-миллиардеров с темным прошлым, только Ходорковский стал мишенью такого тщательного расследования. Во-вторых, его арест произошел как раз после того, как Ходорковский начал заниматься политикой и финансировать партии, которые находились в оппозиции к Путину, пишет The Scotsman.

Поскольку признание виновности практически предопределено, единственная реальная интрига приговора – его срок. Ходорковского обвиняют в преступлениях, за которые предусмотрено до 10 лет лишения свободы. Впрочем, некоторые полагают, что путинский Кремль может удовлетвориться меньшим, отмечает еженедельный американский деловой журнал Business Week (перевод на сайте Inopressa.ru).

В последнее время Путин пытается заверить российский бизнес в том, что его волнует инвестиционный климат. Если суд проявит снисхождение при вынесении приговора Ходорковскому, это могут воспринять как символ того, что Путин заинтересован в возобновлении доброжелательного диалога с крупным российским бизнесом. Но суровый приговор представляется более вероятным, особенно с учетом отказа Ходорковского признать себя виновным. "Конечно, рынок заложил в цену обвинительный приговор и большой срок", – заявил в аналитическом обзоре Крис Уифер, глава стратегического отдела российского "Альфа-банка".

О несправедливости суда над Ходорковским говорят представители международных правозащитных организаций. Так, Петер Франк из организации Amnesty International утверждает, что суд над Михаилом Ходорковским некорректен и носит политический характер.

"Российские правозащитники уверены, что Ходорковский был арестован, в частности, за свою политическую активность, он, например, поддерживал оппозицию во время последних выборов в Госдуму. Если политические причины являются основанием для избирательного уголовного преследования, то это проблема, которая волнует Amnesty International, где бы все это ни происходило", - заявил Франк в интервью газете Die Tageszeitung (перевод на сайте Inopressa.ru).

При этом Amnesty International не требует безусловного освобождения Ходорковского, а лишь настаивает на соблюдении элементарных правовых норм. "Мы требуем соблюдения стандартов, свойственных правовому государству, и исходим из того, что в честном уголовном процессе невиновный человек осужден быть не может", - подчеркивает Франк.

С аналогичными обвинениями выступает и легендарный чемпион мира по шахматам Гарри Каспаров. В интервью газете Die Welt (перевод на сайте Inopressa.ru) он заявил, что решение о Ходорковском принимает Путин.

Ходорковский "наверное, будет оставаться в тюрьме до тех пор, пока Путин находится у власти. Ведь его приговор пишут не в суде, а в Кремле, при этом Кремль уже работает над продлением срока Путина", заявил Каспаров. Каспаров подчеркивает, что Ходорковского судят совсем не за то, что он не платил налоги.

"Он сидит именно за то, что он платил налоги. Путинский режим не мог допустить, чтобы в России возникло гигантское предприятие, которое работает транспарентно и независимо от Кремля", - сказал Каспаров в интервью Die Welt.

В этом же ключе написаны и ряд редакционных комментариев в западной прессе. Например, британская газета The Daily Telegraph (перевод на сайте Inopressa.ru) пишет: "мы не утверждаем, что Ходорковский, как и другие предприниматели, которые с выгодой использовали развал командной экономики России, безупречен. Однако обратите внимание на политические причины, которые, насколько можно судить, стоят за его арестом и судом: он планировал конкурировать с государственной монополией, построив частный нефтепровод; он поддерживал политиков, которые провели бы желательные для него законы; он финансировал оппозиционные партии. Вся эта деятельность должна быть совершенно законной при демократии. То, что это не так, показывает, как далеко Путин отошел от расширения либерального наследия Бориса Ельцина и превращения России в современное государство".

Дело Ходорковского – это часть кампании по концентрации власти, в русле которой лежат и кастрация парламента, и отмена выборов региональных губернаторов, и удушение независимых СМИ, и поддержка тиранов-кровопийц, таких как президент Узбекистана Ислам Каримов. Путин мечтает о восстановлении статуса России как великой державы. Но, полагаясь на бывших офицеров безопасности и бюрократию, в действительности он обрекает страну на продолжительный упадок, заключает The Daily Telegraph.

Focus о том, что происходило в зале суда и за его пределами

Почти как на войне, начинает Focus (Перевод публикует Inopressa.ru.) Вооруженные солдаты в военной форме с длинными винтовками толпятся в тусклом проходе в здании Мещанского суда в Москве.

Снаружи на улице, за дополнительно поставленными решетками мускулистые военные в камуфляжной форме сдерживают пытающихся прорваться внутрь журналистов. Внутри в зале суда пять мужчин в форме защитного цвета стоят перед зарешеченной камерой.

Михаил Ходорковский сидит в потертых джинсах с оторванным сзади карманом и с коричневыми пятнами внизу. Он держится за прутья решетки и кивает своим отцу и матери. Однако Ходорковскому нельзя перемолвится с ними ни одним словом, и он жестами справляется о детях.

На важнейший процесс в современной истории России допущена горстка слушателей - около сорока человек.

Судья Ирина Колесникова монотонным звучным голосом прочитывает все формальности, быстро, как из пулемета, ни разу не взглянув в зал. Описания такие подробные, что следить за ходом ее речи невозможно. В речи не прослеживается никакой линии аргументации, это просто бессмысленное нанизывание фактов, чисел, шифров документов, пишет Focus. Даже Ходорковский, который поначалу пытается что-то зафиксировать в своем блокноте, оставляет эту затею и предпочитает читать журнал "Mobile Computer".

"Пока мы видим только одно, – говорит адвокат Ходорковского Антон Дрель. Суд слово в слово повторяет речь обвинения, вплоть до орфографических ошибок". Его коллега Юрий Шмидт на вопрос об исходе дела сказал подавленно, что это гадание на кофейной гуще без кофейной гущи, также пишет газета Die Welt. (Перевод на сайте Inopressa.ru).

"Тот приговор, который они читают, точь-в-точь совпадает с обвинительной речью прокурора, включая речевые ошибки", – вторит мать Ходорковского.

Председатель суда передает документ своей коллеге, которая читает дальше. Она говорит так тихо, что уже в третьем ряду невозможно ничего разобрать, слышно только, как она постоянно спотыкается, особенно при произнесении названий английских фирм. Ходорковский усмехается.

По российским законам сначала читается обоснование приговора, отмечает Focus, а потом в самом конце объявляется мера наказания. Таким образом, остается неясным, сколько времени Ходорковский должен провести в трудовом лагере.

Когда крики и гудки автомобилей на улице становятся все громче, Колесникова прерывает заседание, не продлившееся еще и двух часов, и переносит его на следующий день. Мужчины в гражданском спешно выгоняют всех слушателей из зала. "У правительства, должно быть, появились некоторые сомнения в связи с уличными протестами, и оно надеется, что к завтрашнему дню они прекратятся". "Возможно, сегодня вечером на экстренном совещании в Кремле приговор будет изменен еще раз", - предполагает правозащитник Лев Пономарев.

Взлет и падение богача, подписавшего договор с дьяволом, или как Ходорковский построил свой бизнес

Михаил Ходорковский всегда знал, чего он хочет. По его словам, в московском детском саду в 1960-е годы его прозвали "директором", так как он мечтал руководить советским заводом. В конце концов, амбициозность, жестокость и хитрость Ходорковского сделали его создателем самой успешной нефтяной компании и самым богатым человеком России.

Но, пишет The Financial Times, та же решительность и нежелание идти на компромисс привели его за решетку. Распространив свою деятельность за пределы бизнеса, в область политики, он стал угрозой для государственной власти. К 23 годам Ходорковский благодаря своим организаторским способностям стал заместителем секретаря комитета комсомола московского института, где он учился. (Перевод на сайте Inopressa.ru.)

Но именно тогда советский лидер Михаил Горбачев начал поощрять кооперативы и псевдочастные компании, и Ходорковский пошел по пути, в конце которого он стал не просто "директором". Он пустился в бизнес, открыв малоуспешное молодежное кафе. Затем он создал компанию по внедрению на предприятиях научных разработок российских университетов. Занимаясь этим, он увидел способ использования финансовых лазеек для превращения "безналичных" рублей, числящихся в балансовых отчетах предприятий, в реальные деньги.

Эта компания стала основой "Менатепа" - банка, который продолжал делать деньги, используя лазейки, образовавшиеся из-за неполной либерализации российской экономики в 1990-е годы. Накопленный капитал Ходорковский использовал для участия в программе массовой приватизации, скупая все - от пищевых предприятий и ткацких фабрик до титаново-магниевого завода.

К 1995 году он был достаточно богат, чтобы принять участие в схеме, превратившей его миллионы долларов в миллиарды, а его самого - в одного из российских "олигархов". Эта сделка с дьяволом известна как "долги за акции", пишет британская газета.

Небольшая группа преуспевающих бизнесменов ссужала деньги почти обанкротившемуся российскому правительству и финансировала кампанию по переизбранию президента Бориса Ельцина, чтобы предотвратить победу его соперника, коммуниста Геннадия Зюганова. За это на их попечение были отданы акции наиболее привлекательных российских компаний, не выставленные на первом этапе приватизации. В случае если долги не будут возвращены, бизнесмены получали право продать акции. Но во многих случаях они выкупали их с большой скидкой.

Так, пишет The Financial Times, Ходорковский получил 78% акций нефтяного холдинга ЮКОС, которые он купил за 309 млн долларов. Он, по-прежнему, использовал жестокие методы для выдавливания миноритарных акционеров, включая крупные эмиссии новых акций, растворявшие пакеты мелких акционеров, в том числе американского финансиста Кеннета Дарта, имевшего акции филиалов ЮКОСа, которые контролировали нефтяные месторождения.

Но, консолидировав функции контроля, Ходорковский в 2000 году сменил курс. Вильям Браудер, который руководит крупнейшим российским фондом ценных бумаг, полагает, что знаменитая сделка избранного президентом Владимира Путина с олигархами была заключена под сильным влиянием Ходорковского.

Путин сказал самым богатым российским бизнесменам, что они могут сохранить империи, созданные в 1990-е годы, если будут держаться в стороне от политики и платить налоги. "Ходорковский в 1990-е годы вел себя как временщик, потому что не знал, как долго он останется владельцем", - говорит Браудер. Однако обещание Путина открывало перспективу долгосрочного владения.

Ходорковский взялся за превращение ЮКОСа в эффективную и прозрачную компанию, привлекая консультантов по менеджменту и пиару, западных аудиторов и технологические компании, чтобы увеличить добычу нефти. Он добился значительного увеличения рыночной стоимости ЮКОСа, которая достигла 35 млрд долларов, а личное состояние Ходорковского составило 15 млрд долларов.

По примеру персонажей времен американского грабительского капитализма XIX века глава ЮКОСа стал филантропом. Он основал Фонд "Открытая Россия", по образцу организации Джорджа Сороса "Открытое общество", для поддержки гражданского общества в России. Он финансировал сеть летних лагерей "Новая цивилизация" - для обучения молодежи "принципам законности и открытого рынка", и интернет-образование школьников. Он культивировал американские контакты и пожертвовал 1 млн долларов Библиотеке Конгресса США.

Но филантропия постепенно приобретала политическую окраску. ЮКОС дал миллионы долларов либеральной оппозиционной партии "Яблоко" и оказывал более скромную поддержку Союзу правых сил и коммунистам.

Противники, в число которых входят и высокопоставленные чиновники российского правительства, утверждают, что в своей политической активности он пошел дальше, платя депутатам Думы за голосование против ряда законопроектов, в числе которых были направленные на увеличение налогов в нефтяной отрасли, пишет британская газета.

По словам одного из чиновников, Ходорковский создавал "альтернативную властную структуру". Один из бывших чиновников подтвердил, что действия главы ЮКОСа ограничивали способность правительства проводить реформы. Российский министр экономики Герман Греф в прошлом году заявил немецкой газете Die Weit, что Ходорковский однажды сказал ему о новом налоговом законе: "Либо вы его отзовете, либо мы вас уволим".

Даже Путин, который утверждает, что дело ЮКОСа - это проблема налоговых органов и прокуратуры, намекнул на политическую деятельность Ходорковского. "Люди, которые за пять-шесть лет нажили состояния в пять-шесть-семь миллиардов долларов, готовы потратить несколько миллионов на защиту своих интересов", - заявил он в ходе визита в Израиль местному телевидению.

Таким образом, нефтяной магнат начал представлять угрозу государству и в других сферах. Теракты 11 сентября в США стали катализатором американских попыток найти альтернативные источники нефти за пределами Ближнего Востока. Президент США Джордж Буш и Путин в 2001 году подписали соглашение об энергетическом диалоге, направленное на стимулирование американских инвестиций в нефтяные проекты для усиления роли России как мирового поставщика.

Ходорковский предпринимал попытки сделать так, чтобы ЮКОС извлек максимальную выгоду из этого соглашения. Он выступил с планами строительства трубопроводов из Восточной Сибири в Китай и, при американской поддержке, на северо-западное побережье России, чтобы начать трансатлантическую нефтяную торговлю. Это был открытый вызов политике российского правительства по сохранению контроля над частными нефтяными компаниями через 100-процентную государственную собственность на нефтепроводы.

Ходорковский начал переговоры о продаже стратегического пакета ЮКОСа американским компаниям Exxon-Mobil и ChevronTexaco. Сторонники Ходорковского говорят, что он был просто бизнесменом, осуществляющим свою стратегию, а его политическая деятельность на Западе считалась бы вполне законным лоббированием.

Сэнфорд Сондерс, адвокат из фирмы Greenberg Traurig, представляющей интересы главы ЮКОСа, говорит, что тот просто стал слишком независимой силой. "В истории страны, может быть впервые, появился независимый, свободомыслящий, открыто высказывающийся бизнесмен, готовый выйти за рамки ограничений, установленных государством".

Но почему же Ходорковский отказывался свернуть деятельность, навлекавшую на него гнев Кремля, даже после ареста в июле 2003 года его делового партнера Платона Лебедева, явно в качестве предупреждения ему самому, задается вопросом издание. Люди, которые его знают, говорят, что гордость главы ЮКОСа успехами компании питала его миссионерское желание "спасти" Россию.

В какой-то момент, в конце 2002 года, он перестал прислушиваться к предупреждениям. Через несколько дней после ареста Лебедева Ходорковский поехал на конференцию в Айдахо, где присутствовали Билл Гейтс и Уоррен Баффетт. Многие думали, что он не вернется в Россию, но он вернулся.

Российский олигарх, хорошо знакомый с Ходорковским, говорит, что он мог просчитаться, полагая, что его высокопоставленные друзья в Вашингтоне и американском бизнесе в случае его ареста устроят громкий скандал. Парадокс заключается в том, добавил бизнесмен, что Ходорковский "неплохого мнения о Путине".

"Но у него было свое мнение по ряду вопросов, и он не собирался его менять. Потому он и вернулся в Россию. Он знал, что его могут арестовать, но он уже принял решение".

(Полный перевод статей иностранных газет приводится на сайте Inopressa.ru.)

FT:Раздражение иностранных инвесторов по поводу дела ЮКОСа

Может ли дело ЮКОСа повториться вновь? Мнение иностранных инвесторов по этому поводу покажет, как быстро увеличатся инвестиции в российскую экономику после того урона, который был нанесен делом Ходорковского, пишет The Financial Times (перевод на сайте Inopressa).

В теории подобная атака может вновь произойти в любое время. Многие российские олигархи в 90-е годы использовали в своей деятельности такую же тактику, какую применял Ходорковский, и сегодня они утверждают, что многое из того, в чем обвиняют Ходорковского, в то время не противоречило закону или, по крайней мере, на этот счет не имелось специальных запретов в законодательстве, оставшемся от советских времен.

По мнению Андерса Аслунда, директора Российско-европейской программы Фонда Карнеги, политическая цена процесса над Ходорковским заставит российского президента Владимира Путина опасаться повторения подобного дела. Но Аслунд опасается того, что бюрократы могут проявить чрезмерное рвение и начать действовать без согласования с Путиным.

Недавно российские рынки потрясли действия, предпринятые по отношению к ряду других компаний. Оператору мобильной связи "Вымпелком" в декабре прошлого года были предъявлены налоговые претензии в размере 158 млн долларов. Позже налоговые органы снизили размер этих налоговых претензий до 18 млн долларов, очевидно, благодаря вмешательству правительства.

В прошлом месяце нефтяной компании ТНК-BP, совместному предприятию и крупнейшему проекту в сфере иностранных инвестиций в России, были предъявлены налоговые претензии за 2001 год, в размере 1 млрд долларов.

Было выбрано самое неудачное время для предъявления таких налоговых претензий – в тот самый момент, когда олигарх и крупный акционер ТНК-BP Виктор Вексельберг был должен читать доклад на конференции инвесторов в Лондоне.

В России прошли проверки того, как компании выплачивали налоги в начале 2000-х годов, очевидно, с целью продемонстрировать, что проверка ЮКОСа не является исключением.

Все большие российские компании использовали схемы "оптимизации" налогов, и несколько других компаний, включая "Сибнефть" и "Лукойл", либо получили налоговые претензии, либо достигли соглашения с властями. Главный аналитик "Альфа-банка" Крис Вифер сказал о том, что предъявление налоговых претензий к компании ТНК-BP не стало неожиданностью. Ранее ожидалось, что размер этих налоговых претензий может даже превышать 1 млрд долларов.

"Для инвесторов очевидно, что дело ЮКОСа стало одним из звеньев в политике правительства по восстановлению контроля над большой частью стратегического нефтяного сектора", - говорит Вифер.

По его мнению, является важным тот факт, что другим нефтяным компаниям не были предъявлены такие же огромные налоговые претензии, которые были предъявлены ЮКОСу.

Есть повод для оптимизма. Опасаясь снижения роста инвестиций, Путин в конце марта встретился с российскими олигархами и пообещал им не проводить дальнейших расследований приватизации 90-х годов, в ходе которой олигархи построили свой бизнес.

Путин также пообещал умерить рвение налоговой полиции. Скрытым смыслом этих высказываний было то, что дел, подобных делу ЮКОСа, больше не будет.

Путин повторил оба этих обещания в своем послании к Федеральному Собранию в апреле - с целью успокоить инвесторов. Президент призвал налоговую полицию прекратить "терроризировать" бизнес, а также на прошлой неделе сделал необычный шаг – принял указ, которым он обязал свое правительство придать своим обещаниям форму закона. Путин установил сроки исполнения этого указа и ответственных министров правительства.

Незадолго до этого на одном из российских интернет-сайтов появилось подробное досье на другого известного олигарха, который все еще находится в России. Российская прокуратура немедленно сделала заявление о том, что она не проводит расследование и не планирует предпринимать никаких действий против этого бизнесмена.

Во многих российских городах, представители малого бизнеса сообщают о том, что местные власти, по примеру федеральных властей, отбирают собственность этих бизнесменов.

Вероятно, последствия дела ЮКОСа будут иметь место еще долгое время.