Глава Росмолодежи и бывший руководитель движения "Наши" Василий Якеменко в интервью "Ленте.ru" прокомментировал ситуацию вокруг протестных движений в стране
RTV International

Глава Росмолодежи и бывший руководитель движения "Наши" Василий Якеменко в интервью "Ленте.ru" прокомментировал ситуацию вокруг протестных движений в стране. По его словам, на Болотную площадь и проспект Сахарова в Москве выходили нормальные молодые люди, которые просто хотят самореализации и свободы выбора. Причина же их недовольства в том, что не были исполнены данные им обещания, неожиданно мягко отозвался о своих идейных противниках Якеменко.

"Дело, конечно, не в самих выборах, а в том, что в последние годы много говорилось о свободе и мало делалось. Фактически, с решением Медведева не баллотироваться эти люди осознали, что у них больше нет лидера, на которого они рассчитывали... Они считали, что если слова о свободе прозвучали... то в какой-то момент они получат то, что им обещали. Как в супермаркете: оплачено 200 грамм - получите 200 грамм. В ситуации с выборами, с их точки зрения, произошел обвес, а директор магазина, вместо того, чтобы принести извинения, поехал домой", - заявил Якеменко.

Впрочем, по его мнению, протестные настроения в России - это скорее часть мирового тренда, чем предпосылка к перевороту. "Молодые люди хотят самореализоваться, хотят быть включены в процесс принятия решений - для меня это совершенно нормально... С моей точки зрения, с теми вождями оппозиции, которые есть сейчас, нам еще очень далеко до попыток переворота", - полагает глава Росмолодежи.

Но как бы то ни было, следующему президенту, а Якеменко в данном интервью с уверенностью говорит, что им будет Путин, придется считаться с этими новыми трендами. "У Владимира Владимировича здесь ситуация непростая. Этих людей нельзя, не получится игнорировать", - признает основатель "Наших". Первые шаги навстречу уже сделаны - это законодательные инициативы, которые обозначил Медведев, полагает Якеменко.

Он выразил уверенность, что неожиданное объявление о проведении политической реформы было вызвано именно декабрьскими событиями, хотя над мерами размышляли задолго до этого. При этом политик уверен, что после того, как реформа будет проведена, люди еще вспомнят "о нулевых годах с придыханием". Для этого, по мнению Якеменко, эти перемены и нужны - чтобы люди "осознали разницу между призывами и делами".

Глава Росмолодежи довольно тепло, насколько это возможно, отзывается о молодых последователях оппозиции. Он признает, что взращенные Селигером таланты проигрывают маргинальной интеллигенции по части "Арт". А что касается митингов, то митингуют простые люди, желающие лучшего для России. Зато среди лидеров оппозиции, полагает Якеменко, есть и фашисты, и те, кого финансируют заинтересованные стороны.

Мешать оппозиции устраивать акции, покуда они проходят в рамках закона, нельзя, отмечает политик, чтобы это не сочли провокацией. При этом Якеменко одобрил действия своих бывших подопечных 5 декабря на Триумфальной площади. "Я считаю, что, пока события развиваются мирно, движению "Наши" и каким-либо другим движениям нельзя включаться в процесс противостояния... Движения и все, имеющие отличную от выступающих позицию, могут вступить тогда, когда загорятся первые здания. Не раньше того. Потому что любое вмешательство до этой фазы будет однозначно истолковано как провокация", - заявил Якеменко. Как будут действовать "Наши", если здания все же загорятся, он не пояснил.

В ходе интервью глава Росмолодежи ответил также на другие вопросы, связанные и не очень с нынешней ситуацией в обществе. Так, он заявил, что обвинения в адрес прокремлевской молодежи в привлечении участников для акций деньгами голословны. Он также в очередной раз заверил, что ни он, ни кто-либо из "Наших" не имеет отношения к избиению журналиста Олега Кашина. Также Якеменко заострил внимание на том, что в бытность свою учредителем фирмы "Акбарс" по торговле "КамАЗами" в 90-х годах не имел связей с представителями криминальных сообществ. По его словам, хотя его партнеры по бизнесу впоследствии и оказались за решеткой, он в их преступных делах не участвовал.