Глава МИД РФ Сергей Лавров заявил, что Москва и Пекин занимают единую позицию по ядерной программе Ирана, которая заключается в том, что Россия и Китай не поддержат "формулировки возможной резолюции Совета Безопасности
RTV International

Глава МИД РФ Сергей Лавров заявил, что Москва и Пекин занимают единую позицию по ядерной программе Ирана, которая заключается в том, что Россия и Китай не поддержат "формулировки возможной резолюции Совета Безопасности (ООН), которые будут содержать предлог для принудительных, а тем более силовых действий".

Лавров подчеркнул на брифинге в Пекине: в китайской столице стороны "констатировали, что мы выступаем с единых позиций по большинству международных проблем, включая иранскую ядерную проблему и ядерную проблему Корейского полуострова".

Как сообщает "Интерфакс", российский министр также прокомментировал одну из недавних публикаций в американской газете The Washington Times, в которой высказывалось мнение, что встреча глав МИД РФ, США, Китая и "евротройки" (Великобритания, Германия, Франция) в Нью-Йорке в первой декаде мая закончились якобы без результата. "Что касается нью-йоркских переговоров шести стран по иранской ядерной программе и то, что, как я понимаю, заинтересовало вас в оценках The Washington Times, то скажу, что Washington Times в принципе имеет репутацию издания с очень хорошими источниками в правительственных структурах", - подчеркнул глава российского внешнеполитического ведомства.

"Поэтому не исключаю, что оценки, изложенные там, кому-то показались необходимыми для придания гласности именно в контексте того, что эта встреча в Нью-Йорке закончилась ничем", - отметил Лавров. "Я в этой встрече участвовал, она действительно была очень продолжительной, и дискуссия была по-настоящему серьезной, сталкивались различные точки зрения, но я думаю, что учитывая всю сложность иранской ядерной проблемы, здесь простых решений и ожидать трудно", - сказал он.

"Но эти часы, которые мы потратили в Нью-Йорке на очень серьезные горячие переговоры, в конечном итоге дали результат: именно по итогам этой встречи была достигнута договоренность всех шести стран о необходимости помимо продолжения работы в рамках МАГАТЭ и в Совете Безопасности ООН разработать позитивный пакет для Ирана, который показывал бы преимущества сотрудничества в выполнении требований, которые Ирану предъявила МАГАТЭ", - подчеркнул глава МИД РФ. "Поэтому я лично считаю нью-йоркскую встречу, хотя она была самой сложной по своему переговорному накалу, самой продуктивной и самой полезной среди всех встреч, которые когда-либо состоялись", - добавил министр.

Между тем в понедельник Евросоюз предложил свой вариант разрешения вопроса иранского атома: ЕС готов предоставить Ирану передовые технологии в области гражданской атомной энергетики в обмен на отказ Тегерана от работ по обогащению урана. С таким заявлением выступил в понедельник в Брюсселе верховный представитель ЕС по единой внешней политике и политике безопасности Хавьер Солана. Если для руководства в Тегеране речь идет только о мирном атоме, то ему будет трудно отказаться от такого предложения, отметил Солана. Если же оно все-таки ответит отказом, это будет означать то, что у Ирана совершенно иные намерения. Солана сказал, что "в настоящий момент" ЕС ни в коем случае не готов согласиться с обогащением урана на территории Ирана.

В совместной декларации министры иностранных дел поддержали резолюцию СБ ООН, которая возложила на Иран обязательство приостановить любую активность, связанную с обогащением урана и его регенерацией. Руководство Тегерана должно в полном объеме сотрудничать с МАГАТЭ и выполнять все требования Совета Безопасности и МАГАТЭ, принятые на настоящий момент. Проект резолюции Совбеза, подготовленный Великобританией и Францией в рамках главы VII устава ООН, был отклонен Россией и Китаем: с ним не согласна, прежде всего, Москва, так как решение, вынесенное на данной основе, в качестве следующего шага предусматривает введение санкций и другие меры принудительного характера. Новый проект, разработанный дипломатами европейской "тройки", будет обсуждаться в пятницу в Лондоне на встрече высших должностных лиц пяти государств - постоянных членов СБ, а также Германии. Косвенно этот проект обращен к России и Китаю с целью облегчить им принятие положительного решения по данной резолюции, пишет во вторник газета Frankfurter Allgemeine (полный текст на сайте InoPressa.ru).

Президент Ирана примет участие в июньском саммите ШОС как наблюдатель

Глава МИД РФ Сергей Лавров заявил, что президент Ирана Махмуд Ахмади Нежад будет участвовать в саммите ШОС в середине июня в Шанхае именно в качестве наблюдателя, и высказал мнение, что поднимать вопросы на заседании, не входящие в повестку, будет непродуктивно.

В свою очередь представитель МИД КНР Лю Цзяньчао сообщил журналистам, что лидеры всех стран, состоящих при ШОС наблюдателями, будут приглашены на саммит. "Иран является наблюдателем при ШОС. В соответствии с договоренностью между членами организации, государства со статусом наблюдателя будут приглашены на встречу", - заявил дипломат. "Мы приветствуем участие представителей Ирана в саммите", - добавил он.

Ранее, в понедельник президент Ирана Махмуд Ахмади Нежад не исключил своего участия в юбилейном саммите Шанхайской организации сотрудничества, сообщает ИТАР-ТАСС. Как заявил журналистам официальный представитель правительства Ирана Голямхосейт Эльхам, "Иран намерен принять активное участие в этом саммите".

Вступление Ирана в ШОС может снять остроту ситуации вокруг этой страны, считают политологи

Председатель Совета по внешней и оборонной политике Сергей Караганов считает, что ориентация Ирана на вступление в Шанхайскую организацию сотрудничества могла бы сыграть позитивную роль для региона и мирового сообщества в целом. "Участие Ирана в работе ШОС на правах наблюдателя, а в перспективе, возможно, и членство в этой организации может быть одним из тех пряников, которые могут войти в большую сделку мирового сообщества с Ираном. Потому что пока мы видим в основном кнуты", - сказал Караганов во вторник "Интерфаксу".

По его мнению, "Иран находится в крайне неудобном положении с точки зрения безопасности, и ситуация с ШОС могла бы успокоить Иран, дав ему определенные гарантии". В числе угроз Ирану Караганов назвал "соседний ядерный Пакистан, готовый взорваться в любой момент, не менее нестабильный Афганистан, а также Ирак, где находятся войска США, и Израиль, к которому Тегеран традиционно враждебно настроен". Кроме того, напомнил политолог, Иран исторически имеет сложные отношения с арабским миром, в частности Саудовской Аравией. "Некоторые из опасностей для Ирана объективны, некоторые надуманны им самим, но в любом случае, он не может не думать о них", - считает Караганов.

Вместе с тем, он отметил, что перспектива вступления Ирана в ШОС возможна только при условии, если "Иран не станет государством, нарушающим общепринятые государственные нормы, и возьмет курс на соблюдение международных правил и договоренностей". Караганов считает, что рассматривая сотрудничество Ирана с ШОС, участникам этой организации, в частности, России, не стоит опасаться обострения отношений с США. "Мир потерял ориентацию - никто не знает, где Запад, где Восток, старые правила не работают. Поэтому нужно в первую очередь исходить из здравого смысла. А США после того, что сделали в Ираке и ряде других регионов, потеряли моральное и политическое право требовать что-либо от других", - отметил политолог.

В свою очередь директор Центра изучения современного Ирана Раджаб Сафаров считает, что "сейчас - как никогда подходящий момент для приема Ирана в ШОС". "В нынешней ситуации, когда обстановка вокруг Ирана все более обостряется и мировое сообщество не может найти однозначный выход из этого кризиса, вступление в ШОС позволит Ирану получить твердую защиту от возможного нападения и ослабит давление на него со стороны США и их партнеров", - заявил политолог "Интерфаксу". Он подчеркнул, что ШОС является сегодня наиболее эффективным центром сдерживания экспансии США и НАТО. Сафаров заметил, что членство в ШОС Узбекистана и Киргизии уже позволило вывести эти государства из-под американского влияния.

"Вместе с тем вступление Ирана в эту организацию еще более усилит ее возможности, превратит ШОС в мощный инструмент противодействия попыткам США закрепиться в регионе", - сказал эксперт. Сафаров напомнил, что представители ряда стран-членов ШОС, подтвердив заинтересованность в активном взаимодействии с государствами-наблюдателями, заявили, что о включении их в полноправные члены речь пока не идет. Однако, по его мнению, в данном вопросе многое будет зависеть от позиции России и Китая, которые, как полагает политолог, заинтересованы в расширении участия Ирана в ШОС. В связи с этим он не исключил, что "на предстоящем в июне в Шанхае саммите ШОС, на который намерен приехать президент Ирана, могут быть приняты решения, касающиеся углубления взаимодействия этой страны с ШОС".

Сейчас в ШОС входят Китай, Казахстан, Киргизия, Россия, Таджикистан и Узбекистан. Статус стран-наблюдателей ШОС имеют Монголия, Иран, Индия и Пакистан.