избиения граждан сотрудниками милиции приобрели размах массового явления
Архив NEWSru.com

Россия перешла грань, которая отделяет уважение к закону от страха перед ним. Правоохранительные органы под порядком стали понимать только собственное всевластие. Избиения граждан сотрудниками милиции приобрели размах массового явления, пишет газета "Версия".

В Нефтеюганске 6 человек оказались в реанимации лишь потому, что им "повезло" отметить день рождения поблизости от места, где расслаблялась компания сотрудников местного угрозыска, пишет газета.

Житель Нефтеюганска Евгений Востриков решил 26 марта отметить 30-летие своей жены Ольги на природе, собрал компанию коллег и друзей и отправился в дом отдыха "Сказка". В соседнем коттедже отдыхала подвыпившая компания молодых людей. Теперь Евгений Востриков знает, что это был "убойный отдел" Нефтеюганска, но тогда они показались ему местными хулиганами: "Короткие стрижки, однотипные кожаные куртки, так у нас ходит городская шпана", - вспоминает Востриков спустя месяц, лёжа на больничной койке.

Всё началось, когда один из гостей, Николай Колесников, решил вернуться домой.

"Ему уже за 60, он выпил пару стопок, почувствовал себя захмелевшим и засобирался, я попросил ребят отвезти его домой", - рассказывает Евгений.

Виталий Фоменко, провожавший Колесникова, вспоминает: "Мы шли по узкой тропинке, навстречу пьяный парень (впоследствии выяснилось, что это сотрудник угрозыска Лычагов), он толкнул старика и меня в сугроб. Я довольно жёстко заметил обидчику, что ему следует извиниться и помочь подняться, в ответ он обложил меня матом, на шум перебранки вышли его друзья, и началась драка".

На шум прибежали два охранника - Николай Степанов и Иван Скуридин. Степанов кинулся растаскивать дерущихся, но толку от его вмешательства было немного. Скуридин в драку не полез, вместо этого он произвёл выстрел воздух из бесствольного двухзарядного пистолета "стражник", оснащённого патроном с резиновой пулей. После этого драка прекратилась, а задиры предъявили милицейские удостоверения.

Тут подоспел и руководитель охранников, глава ЧОП "Беркут" Павел Юркевич. Он знал милиционеров лично и предложил всем разойтись, а завтра на трезвую голову разобраться, кто прав, кто виноват. Милиционеры согласились, на прощание драчуны даже пожали друг другу руки.

День рождения был безнадёжно испорчен, Востриков и гости собрали пожитки и потянулись к автомобилям. Не успели они тронуться с места, как были блокированы несколькими подъехавшими милицейскими машинами. Началось задержание - со стрельбой, наручниками и избиением задержанных на глазах у их детей, пишет "Версия".

Операция закончилась тем, что самого Евгения Вострикова, его 15-летнего сына Степана и ещё 6 его гостей загрузили в два милицейских "уазика" и повезли в Нефтеюганский РОВД. По пути произошло дорожно-транспортное происшествие: "УАЗ", в котором находились Евгений Востриков и 3 его гостя, пошёл на перекрёстке на красный свет и в него врезалась "Тойота". Очнулся Востриков только через два дня в больнице со сломанным позвоночником. Остальные пассажиры этого "УАЗа" серьёзно не пострадали.

Второй "УАЗ" добрался до РОВД, где с задержанными началась "педагогическая работа". В результате у Виталия Фоменко были сломаны тазовые кости. Сергей Усов парализован, у него раздроблены рёбра и отколоты шесть отростков позвоночника. У Андрея Кондрашова - винтовой перелом ноги. Охранники Степанов и Скуридин получили черепно-мозговые травмы. Причем Скуридин (именно он произвёл выстрел в воздух) не был задержан на дороге вместе со всеми. Он сам приехал в милицию, привёз паспорт сына Вострикова Степана в доказательство, что парень несовершеннолетний.

Самого Степана тоже били, несмотря на то, что милиционеров предупредили: парень только что перенёс операцию (удаление аппендикса) и у него ещё не сняты швы, пишет газета.

К 8 утра задержанных доставили в больницу, милиционеры хотели забрать пострадавших после оказания первой помощи, но врачи наотрез отказались вернуть им этих людей и госпитализировали избитых. С этого момента милиционеры поняли, что переборщили с "педагогической работой" и стали думать о своём оправдании, пишет издание.

Евгений Востриков и его гости были обвинены в хулиганских действиях. Дело возбудил своим постановлением начальник криминального отдела милиции Игорь Зайончковский. В рабочем офисе Вострикова через сутки после этого инцидента был произведён обыск и обнаружен пистолет с глушителем.

А 2 недели спустя милиционеры собрали пресс-конференцию и рассказали следующее: драку якобы начал мертвецки пьяный Колесников. Потом по приказу Вострикова на них было совершено нападение. А при задержании было оказано жестокое сопротивление. В милиции никто никого не бил, все травмы задержанные получили при аресте. И вообще, Востриков не просто хулиган, а местный "дон Корлеоне". Найденный у него пистолет с глушителем свидетельствует, что он готовил какое-то убийство, пишет "Версия".

Кроме того, по утверждениям милиционеров, сотрудники убойного отдела были ограблены: у Степана Вострикова обнаружен бумажник с документами и деньгами одного из них. Именно поэтому несовершеннолетний Востриков и был доставлен в РОВД, пишет газета.

"Версии" удалось разыскать человека, давшего показания на Вострикова. Им оказался тот самый Иван Скуридин, который стрелял в воздух. Он сообщил, что показания он дал после многочасового избиения, пишет газета.

Против Вострикова возбуждено дело по хулиганству - ст. 213 ч. 2. Показательно, что ч. 3 этой же статьи говорит о хулиганстве с применением оружия, но её даже не попытались инкриминировать. Кроме того, несмотря на якобы обнаруженный в кармане Степана Вострикова бумажник с документами и деньгами побитых милиционеров, никто не возбудил дело об ограблении. Дело по факту незаконного хранения оружия (тот самый пистолет с глушителем) также и не было открыто.

Если внимательно посмотреть материалы дела, то становится понятно, чего добивалась милиция Нефтеюганска, пишет "Версия". В заявлении, направленном Виталием Фоменко прокурору Ханты-Мансийского автономного округа, рассказывается: "...меня завели в кабинет, затянули наручниками... Работники милиции пили пиво и водку, потом по очереди наносили удары ногами и руками по голове, ногам и туловищу, подпрыгивали и били двумя ногами по пояснице. За время избиения я 3-4 раза терял сознание.

Милиционеры говорили: "Вам всем конец, одному уже хребет поломали. Этот город "красный", он наш. Мы хозяева. За вас никто не подпишется".

Последняя фраза, произнесённая на воровском жаргоне, означает следующее: в 50-х годах прошлого века прошло разделение зон на "чёрные" (воровские) и "красные" (сучьи). В последних всем управляли "суки" (активисты из заключённых), которые в сговоре с лагерной администрацией, терроризируя осуждённых, устанавливали свои порядки, объясняет "Версия".

Участники всей этой трагической истории добились, что районная прокуратура заинтересовалась практикой районной милиции. Правда, несмотря на слухи, что начато расследование, ни одного избитого в РОВД никто не опросил, пишет газета.

"Версии" удалось выяснить, что делом об избиении задержанных занимается следователь районной прокуратуры Андрей Пономарёв. По телефону он сообщил, что дело возбуждено по ст. 286 ч. 3 (превышение должностных полномочий, совершенное неустановленными лицами). С учётом того, что более чем за месяц с потерпевших так и не были взяты показания, можно понять, почему лица не были установлены, заключает издание.