Полиция категорически опровергает все показания свидетеля по уголовному делу Таисии Осиповой, осужденной на 10 лет по обвинению в наркоторговле, заявившего в смоленском суде, что наркотики оппозиционерке были подброшены
spasem.org

Полиция категорически опровергает все показания свидетеля по уголовному делу Таисии Осиповой, осужденной на 10 лет по обвинению в наркоторговле, заявившего в смоленском суде, что наркотики оппозиционерке были подброшены оперативниками во время обыска в ее доме.

Данная информация не соответствует действительности, а распространение подобных сведений в интернет полиция расценивает как попытку навязать общественности ложное мнение и ввести в заблуждение суд, сообщает сайт ГУ МВД по Смоленской области.

31-летний Антон Мандрик, официально проживающий в Ивановской области, в Смоленской области регистрации не имеет и нигде не работает. А в день проведения обыска в доме Осиповой 23 ноября 2010 года он сам находился в состоянии наркотического опьянения, за что был доставлен в областной наркологический диспансер, где факт его опьянения, вызванный употреблением опиатов, был официально зарегистрирован, подчеркивает ведомство.

Таким образом, в момент обыска Мандрик находился в в неадекватном состоянии и, возможно, не мог объективно оценить ситуацию, указывает областной главк. Кроме того, полиция предлагает задуматься - если Осипова не причастна к торговле наркотиками, то что в ее доме делал человек в состоянии наркотического опьянения?

Также МВД опровергает заявления Мандрика о том, что его отец работает в поликлинике областного УМВД, и "оперативники пообещали поспособствовать его увольнению оттуда с "волчьим билетом".

"Основным местом работы отца Мандрика Владислава является муниципальное лечебно-профилактическое учреждение "Поликлиника №4". С 4 июля по 14 августа 2011 года он в поликлинике УМВД по собственной инициативе подменял находившегося в отпуске врача хирурга. С Владиславом Мандриком был оформлен срочный трудовой договор. Со слов руководства поликлиники, конфликтов во время работы, в том числе и по вопросу о досрочном расторжении договора, не возникало", - говорится с пресс-релизе.

Антон Мандрик, который присутствовал в доме Осиповой при обыске, выступил 13 августа на заседании суда, который рассматривает это резонансное дело, направленное на новое рассмотрение после вмешательства тогда еще президента Дмитрия Медведева.

Помимо показаний о подброшенных наркотиках и угрозах его отцу Мандрик рассказал, что от него самого оперативники добивались ложных показаний против Осиповой, а после отказа это сделать посоветовали ему уехать из Смоленска и не являться на суд, угрожая уголовным преследованием.

Последний раз оперативник Смолин звонил с угрозами Антону Мандрику за неделю до суда, требуя, чтобы тот не ходил на судебное заседание, сообщал супруг осужденной, член исполкома незарегистрированной партии "Другая Россия" Сергей Фомченков.

По его информации, 13 августа в суде было также оглашено заявление самого оперативника Николая Смолина, где он письменно подтвердил что отказывается проходить проверку на детекторе лжи и фоноскопическую экспертизу голоса.

Защита и соратники активистки "Другой России" еще в середине июня сообщали, что дело против Осиповой оказалось на грани развала после срыва уже пятого судебного заседания из-за неявки свидетелей, в частности, члена "Молодой гвардии Единой России" (МГЕР) Ольги Казаковой, которая выступала понятой в ходе обысков в доме Осиповой, и оперативника Смолина.

Дело Таисии Осиповой

Таисия Осипова была задержана и арестована в ноябре 2010 года по обвинению в торговле наркотиками. МВД сообщало, что в ходе проверочных закупок, проведенных сотрудниками правоохранительных органов, женщиной было реализовано около четырех граммов героина. Еще девять граммов наркотического вещества, по версии обвинения, было обнаружено во время обыска в ее доме.

Сама Осипова заявляла, что наркотики ей подбросили сотрудники Центра "Э" (противодействия экстремизму). Заднепровский районный суд Смоленска признал ее виновной в хранении и сбыте наркотиков и в декабре 2011 года приговорил к 10 годам лишения свободы.

Соратники оппозиционерки уверены, что уголовное дело против нее было сфабриковано, а Осипова оказалась под следствием из-за политической активности своего мужа. МВД летом прошлого года заявляло, что политического подтекста в этом деле нет.

В защиту Осиповой неоднократно проводились акции в Москве и Петербурге. Имя Осиповой было включено в список политзаключенных, переданный в Кремль активистами движения "За честные выборы".

В январе этого года на громкий процесс обратил внимание тогда еще президент Дмитрий Медведев. 25 января на встрече со студентами журфака МГУ он заявил, что считает приговор Осиповой излишне суровым для матери с маленьким ребенком и пообещал попросить прокуратуру еще раз разобраться в этом деле. Также Медведев отметил, что бывают случаи, когда наркотики подбрасывают, чтобы "выбить" у кого-то необходимые показания.

В итоге приговор Осиповой отменили, а в феврале дело было отправлено на повторное рассмотрение. Причем Осипова оказалась единственной из перечисленных в "списке политзаключенных", переданном в Кремль представителями оппозиции, в чьем деле Генпрокуратура после проверки нашла нарушения.

Первое судебное заседание состоялось в марте. 13 марта суд продлил арест Осиповой до 15 июня, а позднее - до 15 сентября. Защита Осиповой не раз ходатайствовала в суде о ее освобождении, ссылаясь на то, что подсудимая страдает рядом тяжких заболеваний и имеет пятилетнего ребенка. Однако суд каждый раз отказывал.

В мае Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) коммуницировал (принял к рассмотрению) жалобу Таисии Осиповой, в которой она указывает на бесчеловечные, по ее мнению, условия содержания в смоленском СИЗО. ЕСПЧ предложил властям добровольно урегулировать данный спор и до 13 апреля 2013 года предоставить информацию в Евросуд. После этого ЕСПЧ примет решение, подлежит ли жалоба дальнейшему рассмотрению.

Впервые широкая общественность узнала об Осиповой в 2003 году, когда на заседании Народного собора Смоленской области она отхлестала букетом гвоздик по лицу губернатора Виктора Маслова, будучи активисткой смоленского отделения запрещенной НБП. Тогда ее привлекли к уголовной ответственности по статьям 213 УК РФ "Хулиганство" и 318 УК РФ "Применение насилия в отношении представителя власти". В сентябре 2003 года Осипову за "цветочную атаку" приговорили к году лишения свободы условно. Формулировка приговора во многом стала неожиданной. Обвинение в хулиганстве суд не поддержал, признав Осипову виновной лишь в "применении насилия, неопасного для здоровья, по отношению к представителю власти".