По оценке московского фонда "Индем", иностранные бизнесмены ежегодно платят правительственным чиновникам 33,5 млрд долларов
Коллаж NEWSru.com

По оценке московского фонда "Индем", иностранные бизнесмены ежегодно платят правительственным чиновникам 33,5 млрд долларов. У многих иностранцев, работающих в Москве, даже есть специальные сотрудники, которые дают взятки от их имени, пишет International Herald Tribune (перевод на сайте Inopressa.ru).

Иностранный бизнесмен не может функционировать в России, не давая взяток, утверждает социолог фонда Владимир Римский. "Когда я что-то делаю для себя и своих близких, я стараюсь не попадать в такие ситуации, но наши чиновники прямо говорят, что хотят получить взятку, - заявил Римский. - Два года назад, когда я пытался обменять паспорт, я пропустил две заграничных поездки, потому что не платил взяток. К сожалению, в некоторых случаях ты вынужден это делать".

Москва стала городом, в котором чаевые или благодарность уже мало отличаются от взяток. Взятки в России берут за устройство в школу или больницу, говорит социолог из Института Левады Борис Дубин. И особенно трудно в этом смысле иностранцам.

Со времен СССР иностранцы платят больше россиян за посещение музея. Если у вас не российский паспорт, празднование дня рождения в ресторане тоже обойдется дороже. Эти неофициальные поборы в России являются образом жизни.

- Вышла первая книга о том, как правильно давать взятки в России

Многие иностранцы, живущие в Москве, не прочь водить детей в детский сад в надежде, что малыши быстро выучат язык. Однако встреча одной супружеской пары с заведующей детским садом кончилась шоком. Сначала директор рассказала о ежемесячной плате и плате за охрану. Затем директор попросила их в качестве вступительного взноса купить офисное оборудование. "Она была вполне откровенна, - вспоминает мать. - Она сказала: "Нам нужна офисная мебель. Вы можете купить ее сами или дать нам деньги".

"10-20 лет назад никто не определял уровень коррупции, - заявил Борис Дубин. - Но в целом можно сказать, что взятки сейчас берут больше, чем в советские времена".

Судя по результатам социологических исследований, россияне не считают дополнительную плату за школу и подарки учителям взятками. Российских родителей дошкольников часто просят внести дополнительную месячную плату (от 150 до 500 долларов). У одних родителей просят электрические чайники и туалетную бумагу, у других - цветной принтер. Одна мать рассказала, что ей пришлось передать детскому саду только компьютер, а другая семья наняла лимузин и вечерами вывозила воспитательницу в свет.

Россияне часто платят врачам до и после операции, и размер платы зависит от серьезности заболевания. В государственных больницах у пациентов требуют страховые полисы. Официальная зарплата российского врача - менее 200 долларов в месяц, поэтому они, как официантки в Нью-Йорке, живут на чаевые, пишет американская газета.

"Когда спрашивают про полис, самое время дать тысячу рублей. Если у тебя перелом, можно предложить деньги за гипс лучшего качества. Реакцию видишь сразу. Если тебе говорят: "Мы не знаем, что можно сделать", значит, они хотят больше".

Иностранцам также часто советуют держать в паспорте 100 долларов для транспортной милиции. Однако недавно транспортная милиция и отдел экономических преступлений МВД объединили усилия, чтобы наказывать не милиционеров, берущих взятки, а водителей, которые их предлагают.

Американская газета напоминает историю Ильдара Бичарова, которого остановили в августе, когда он нарушил правила, выполняя левый поворот, то есть совершил обычный маневр, чтобы выбраться из пробки. Милиционеры объявили, что Бичаров совершил серьезное нарушение, и потребовали предъявить водительские права. Взяв документы, водитель пересел в автомобиль ГИБДД, где предложил сотрудникам органов 930 рублей. Бичаров был осужден за дачу взятки.

Между тем, посольство США в Москве требует, чтобы американцы никогда не предлагали взяток столичным милиционерам. Представитель посольства в Москве заявил: если транспортная милиция угрожает американцу задержанием, вымогая взятку, водитель должен настаивать на вмешательстве посольства. По его словам, упоминанием о посольстве инцидент обычно заканчивается, пишет International Herald Tribune.