Суд огласил обвинение по делу о катастрофе Ми-8, в результате которой погиб Лебедь
Архив NEWSru.com

В Красноярском краевом суде в четверг началось слушание дела о катастрофе вертолета Ми-8, разбившегося 28 апреля 2002 года в Красноярском крае.

Жертвами катастрофы вертолета стали 8 человек, в том числе, губернатор Красноярского края Александр Лебедь.

На скамье подсудимых находятся пилоты вертолета Тахир Ахмеров и Алексей Курилович, передает "Интерфакс". До сих пор они отказывались обращаться с журналистами, ссылаясь на подписку о неразглашении тайны следствия. Однако СМИ уже стала известна расшифровка записи "черных ящиков", на которой запечатлены последние слова экипажа перед катастрофой.

В четверг судья огласил обвинительное заключение, согласно которому подсудимым инкриминируется ч.3 ст. 263 УК РФ - нарушение правил безопасности движения и эксплуатации воздушного транспорта, повлекшее смерть двух или более лиц. Пилотам грозит наказание в виде лишения свободы на срок от 4 до 10 лет.

Обвиняемые закончили ознакомление с материалами дела, а прокурор утвердил обвинительное заключение.

Незадолго до суда скончался один из потерпевших, 40-летний бортинженер Павел Евсеевский. Он умер 31 июля в поселке Кедровом от сердечной недостаточности. Ему не было предъявлено обвинений, он проходил только в качестве свидетеля.

Напомним, 28 апреля 2002 года вертолет Ми-8 при заходе на посадку в 74 км от населенного пункта Ермаковское столкнулся с опорой ЛЭП, упал и разрушился. В результате погибли 8 человек, в том числе губернатор Красноярского края Александр Лебедь, его заместитель по социальным вопросам Надежда Кольба, глава Ермаковского района Василий Роговой.

По данным следствия, перед вылетом экипаж не провел предварительную подготовку к полету, не изучил детально маршрут и не получил полетную карту для полета в горной местности.

Решение о полете было принято при наличии летного прогноза погоды только на первоначальном участке маршрута до поселка Ермаковское. В районе озера Ойское, где в тот день на открытии новой горнолыжной трассы ждали Александра Лебедя, метеопрогноз был нелетным.

Ситуация усугубилась сильным снегопадом и очень низкой облачностью в районе перевала Буйбинское, из-за чего видимость была крайне мала.

Согласно выводам следствия, экипаж не заметил пересекавшей маршрут ЛЭП, которая не была нанесена на полетную карту.

Вертолет зацепил тросы грозозащиты ЛЭП и, стремясь избежать столкновения, попытался резко набрать высоту, что привело к разрушению лопастей несущего винта и хвостовой балки вертолета. При падении машина полностью разрушилась.

В момент катастрофы Лебедь находился в кабине пилотов

В деле о катастрофе Ми-8 до сих пор есть много неясных моментов. В частности, установлено, что в момент падения вертолета губернатор Красноярского края находился в кабине пилотов, пишет ГаЗеТа. Правда, до сих пор следствие не разглашало эту информацию.

Кроме того, в деле есть показания свидетелей, утверждающих, что в момент катастрофы вертолетом мог управлять сам губернатор.

О том, находился ли Александр Лебедь за штурвалом вертолета, летчики не говорят: перед судом они отказываются разговаривать с журналистами, ссылаясь на подписку о неразглашении тайны следствия.

Но, согласно показаниям главы "Красноярскэнерго" Михаила Кузичева, один из охранников Лебедя, Александр Юдаев, в момент падения был рядом с пилотской кабиной.

По инструкции рядом с губернатором, если он не пошел в туалет и не спит, всегда должен находиться хотя бы один человек из его охраны.

В пользу того, что губернатор мог находиться в кабине, говорят и показания заместителя главного редактора газеты "Красноярский рабочий" Елены Лопатиной: 'Я услышала крик Лебедя со стороны кабины: 'Что такое?!', и мы упали. Очнулись на земле. Винт вертолета еще крутится. В салоне по одну сторону лежим мы, то есть я, Эмка Мамутова, Пивоварова, там, ближе к кабине, Шлых - лицом вниз, и дальше пустота, дыра в салоне'.

Виталий Шлых, о котором упоминает Лопатина, - это личный охранник Лебедя, который должен был быть рядом со своим шефом всегда и везде.

Наконец, версию о том, что вертолетом в момент падения управлял губернатор, косвенно подтверждают и показания бортовых самописцев. Голос Лебедя в последние минуты полета на сохранившейся записи слышен более чем явственно.

И это при том, что "черные ящики" фиксируют разговоры только в кабине пилотов - все происходящее в пассажирском салоне аудиозаписи не подлежит.

Ниже приведена расшифровка записи переговоров экипажа в минуты, предшествовавшие аварии.

Курилович: "Мо-ло-ко. Просто молоко. Пойдем ниже?"

Ахмеров: "Сколько здесь? Посмотри. Ничего, хуже бывало. Нормально. Идем осторожно: ЛЭП справа".

Курилович: "Осторожно! Проходим рядом. Рядом. Совсем рядом. Нормально".

Ахмеров: "Трасса справа. Дорога поворачивает. Ориентир - дорога. Осторожно. Все спокойно. Нормально, идем нормально. Дальше. Дорога! Дорога - ориентир".

Курилович: "ЛЭП, ЛЭП, ЛЭП! Винт!"

Ахмеров: "Ниже! Ниже! Выравниваем! Держи!" Треск.

Лебедь: "Что это? Что?! Куда мы?"

Курилович: "Все".

На фоне общего шума выделяется крик Лебедя: "Что творится? Все!"