Ярославль прощается с хоккеистом "Локомотива" Александром Галимовым последней жертвой авиакатастрофы в поселке Туношна 7 сентября
Russian Look

Ярославль простился с хоккеистом "Локомотива" Александром Галимовым - последней жертвой авиакатастрофы в поселке Туношна 7 сентября. Церемония прошла на домашнем стадионе ярославской команды - "Арена 2000". Похоронить Галимова было решено отдельно от остальных членов погибшей команды и по мусульманским традициям - такова воля его отца.

В помещении спорткомплекса на большой экран спроецировали фотографию Александра. В зале висела тягостная тишина. Только в субботу здесь попрощались с погибшей командой, а уже спустя два дня к стадиону вновь непрерывным потоком, несмотря на будний день, потянулись люди с цветами, чтобы отдать последний долг своему кумиру, пишет "Комсомольская правда".

Траурная церемония прошла по мусульманскому обряду, передавал с места событий корреспондент "Интерфакса". В начале девятого утра на арену внесли тело погибшего в традиционном ящике, в зал пришли родственники и близкие хоккеиста. После этого началось прощание, на которое пришли сотни людей, многие - семьями, в толпе прибывших можно было видеть болельщиков в инвалидных колясках.

На траурном митинге президент хоккейного клуба "Локомотив" Юрий Яковлев назвал Александра одним из самых талантливых игроков России и мира. "Он сильно заботился, чтобы в семье все было хорошо. Мы не оставим твою семью", - пообещал Яковлев. "Нам очень будет не хватать тебя, Саша", - сказал губернатор Ярославской области Сергей Вахруков на митинге.

- Единственный выживший в катастрофе пришел в себя

Погребение состоится также во вторник, 13 сентября, на Чурилковском кладбище в Ярославском районе Ярославской области. Большинство членов команды - 14 человек - похоронены на Леонтьевском кладбище в Ярославле. Еще двоих погибших хоккеистов увезли в Рыбинск.

Нападающий "Локомотива" Александр Галимов стал 44-й жертвой крушения Як-42, на котором хоккеисты должны были лететь в Минск на первую игру сезона в рамках Континентальной хоккейной лиги. Он был единственным из команды, кто выжил после падения самолета в реку, и даже самостоятельно выбрался на берег.

Пять суток лучшие российские врачи боролись за его жизнь, но травмы оказались слишком тяжелыми, и в понедельник утром Александр умер в московском Институте хирургии имени Вишневского. Теперь медики признают, что с самого начала осознавали, что шансов на спасение мало.

Руководитель ожогового центра института Андрей Алексеев сказал, что выздоровление при такой степени тяжести травм, какие были у Александра, скорее исключение из правил. У него было обожжено 90% поверхности тела. 70% - это были глубокие ожоги, и оставалось всего 10-15% неповрежденной кожи.

"Я не знаю подобных случаев, когда люди спасались. Если бы ожогов глубоких было поменьше, то, конечно, подобные случаи есть", - сказал он в интервью "Русской службе новостей".

По его словам, все пять дней состояние пациента оставалось крайне тяжелым и в лучшую сторону практически не менялось. Несмотря на интенсивную терапию, удалось добиться только относительной стабилизации, впрочем, другого было трудно ожидать.

Врач признает, что во многом Александру удалось столько продержаться благодаря жажде жизни. "Его молодость и спортивное здоровье, конечно, помогали ему бороться. Но в какой-то момент сил не хватило из-за декомпенсации внутренних органов, которая возникает на фоне таких критических для жизни ожогов. Она сыграла свою роль", - пояснил глава ожогового центра.

То, что надежд на спасение с самого начала было слишком мало, подтверждает и директор Института хирургии имени Вишневского Валерий Кубышкин. "Мы сделали все возможное, - цитирует его газета "Советский спорт". - С первой же минуты было сделано протезирование всех важных функций организма. Искусственная вентиляция легких, искусственная почка... Все, что требуется для борьбы с шоком и огромным распадом ткани вследствие ожога. Современная терапия была проведена в полном объеме. В любой зарубежной клинике не сделали бы больше. И все равно этого оказалось мало".

Врачи рассказали, что в субботу им удалось нормализовать гемодинамику. Нормализовались пульс, артериальное давление. До вечера воскресенья все шло неплохо. Но затем ситуация стала меняться. Нарастали явления сердечно-сосудистой и дыхательной недостаточности. Они прогрессировали и в итоге привели к смерти.

По словам врачей, Александр после катастрофы мог находиться в сознании не больше часа - полутора часов. Ожоги такой степени тяжести подразумевают шок и очень сильное возбуждение, оно бывает в том числе неадекватным. Но затем неизбежно наступает истощение, падение деятельности внутренних органов и развивается следующее состояние шока, когда человек впадает в кому, а сознание отсутствует.

Все пять дней, как уверяют медики, Галимов находился в медикаментозном сне - это была необходимая мера. Они опровергли появившиеся в СМИ слухи об операции по пересадке трахеи. "Это глупость больного воображения. При поражении дыхательных путей такие операции не выполняются", - сказал Александр Алексеев. Другие цитаты из прессы по теме - на сайте "Заголовки.ru".

Говоря об огромной утрате, советский хоккеист, двукратный олимпийский чемпион Александр Кожевников сообщил "Московскому комсомольцу", что Александр Галимов был одним из кандидатов в первую сборную, на попадание в олимпийскую команду в 2014 году.

"Локомотиву" Галимов отдал 21 год из 26 лет своей жизни - преданность, редкая для современного спорта. Отлучался из родной команды он лишь в сборную, где основным игроком стать так и не успел.