12 августа исполняется пять лет со дня гибели "Курска"
Архив NEWSru.com

12 августа 2005 года исполняется пять лет со дня гибели в Баренцевом море атомного подводного ракетного крейсера "Курск". Эта трагедия унесла жизни 118 подводников. По выводам правительственной комиссии, причиной гибели экипажа стал взрыв торпеды в носовом отсеке субмарины. В пятницу россияне отдадут дань памяти погибших моряков.

- Служебный доклад о положении аварийно-спасательной службы на ВМФ России

Траурные церемонии пройдут на всех флотах российского ВМФ, а также в военных округах. На кораблях и подводных лодках будут спущены флаги, во флотских частях и подразделениях пройдет минута молчания в память об экипаже "Курска".

На Северном флоте состоится построение личного состава, на кораблях будут приспущены флаги, сообщил "Интерфаксу" командующий Северным флотом адмирал Михаил Абрамов. В гарнизоне Видяево скорбную годовщину отметят торжественными построениями экипажей подводников и возложением венков и цветов к мемориалу погибшим морякам АПЛ "Курск". У пирса N8, откуда АПЛ в последний раз уходила в море, состоится спуск на воду венков.

Затем в храме Святого Hиколая Чудотворца будет отслужен поминальный молебен. В 11:32 по московскому времени по всему Северному флоту будет объявлена минута молчания.

В Москве также пройдут траурные церемонии с участием представителей военного командования, родственников погибших моряков. Утром в пятницу представители командования ВМФ России и родственники погибших отправятся на Востряковское, Николо-Архангельское и Перепеченское кладбища Москвы, чтобы возложить цветы и отдать воинские почести морякам "Курска".

Cостоится траурный митинг и отдание воинских почестей на площади перед Центральным музеем Вооруженных сил у памятника погибшему экипажу "Курска". В церемонии примут участие временно исполняющий обязанности командующего ВМФ адмирал Владимир Масорин, представители командования флота, родственники погибших моряков.

После в московском храме Воскресения Господня за Серпуховскими воротами состоится панихида в память о подводниках. Ее проведет ответственный за ВМФ Московского патриархата Священного Синода Русской православной церкви отец Александр. Как сообщили ИТАР-ТАСС в Главном штабе флота, ожидается, что на богослужении будет присутствовать адмирал Владимир Масорин.

Панихиду по погибшим отслужат в Николо-Богоявленском морском соборе Санкт-Петербурга, где память об экипаже "Курска" увековечена на мемориальных досках, а к открытому в начале августа памятнику на Серафимовском кладбище будут возложены цветы.

Торжественное открытие памятника погибшему экипажу состоится 12 августа в Курске. Поминать подводников будут в Махачкале, Севастополе и других городах России, Украины и Белоруссии.

Без спасательных средств и соответствующих кадров трагедия "Курска" может повториться

Военные эксперты считают, что спустя пять лет после гибели атомной подводной лодки "Курск" так и не удалось до конца решить проблему оснащения флота необходимыми аварийно-спасательными средствами и обеспечить подготовку соответствующих кадров.

Бывший командир 40-го HИИ аварийно-спасательных работ и водолазного и глубоководного дела Минобороны России вице-адмирал Юрий Сухачев заявил "Интерфаксу", что это подтвердила ситуация с батискафом, потерпевшим на минувшей неделе бедствие на Камчатке.

"Последние события на Камчатке показали, что мы не до конца осознали эту трагедию", - сказал Сухачев. Он пояснил, что "речь в первую очередь идет о практически полном отсутствии результата по восстановлению утраченных былых достижений аварийно-спасательной службы".

"Сегодня можно "вешать всех собак" на главкома ВМФ Владимира Куроедова, обвинять его в ничегонеделании. Hо не надо забывать, что спасательный флот он принял в уже разваленном состоянии при остаточном финансировании. И когда стоит дилемма на что тратить деньги: на ремонт действующего корабля или на управление поисковыми и аварийно-спасательными работами (УПАСР), естественно, для главкома и не только него, было важнее обеспечить присутствие Андреевского флага России в океанской зоне", - сказал вице-адмирал.

"Другое дело, - отметил он, - что после гибели "Курска" главком не проявил настойчивости в разработке и принятии целевой программы восстановления спасательного флота". "Хочется надеяться, что у нового командования флота хватит сил и мужества заставить правительство и министерство обороны реально заняться проблемами УПАСР", - сказал Сухачев.

Вместе с тем, один из непосредственных участников операции в Баренцевом море, который попросил не называть его имени, считает, что "за время, прошедшее со дня гибели лодки, сделано многое в плане оснащения военных водолазов". "Спасательное оборудование, которое было закуплено после гибели "Курска", у нас отличное, а по некоторым параметрам оно даже превосходит то, которое использовали британцы при спасении батискафа АС-28 на Камчатке", - отметил собеседник "Интерфакса".

"Вместе с тем, - признал он, - проблема, которая действительно пока не решена - это отсутствие профессионалов, способных управлять этой высокотехнологичной техникой". "Оборудование есть, только обслуживать его некому: если "Скорпио" сопровождали более 10 британских специалистов, у нас на обслуживании аппарата - два мичмана или один офицер", - сказал источник.

Он считает, что "пока министерство обороны не обратит внимание непосредственно на подготовку специалистов, а будет видеть панацею в закупке оборудования, дело с места не сдвинется". "И никто не сможет нас застраховать от повторения как "Курска", так и ЧП на Камчатке", - добавил собеседник агентства.

В четверг "Новая газета" публикует выдержки из попавшего в руки издания доклада профессионального спасателя, свидетельствующего, как пишет газета, "о катастрофическом положении отечественной спасательной службы на море". Доклад был подготовлен сразу после гибели "Курска", был положен в стол главкомом Куроедовым. Технический текст подробно разбирает недостатки аварийных возможностей отечественных субмарин и средств их спасения.

Выдержки из доклада

1. Конструктивные недостатки средств обозначения и поиска затонувшей подводной лодки:

- аварийно-спасательные буи (АСБ) морально устарели, обладают ограниченным радиусом действия и крайне низкой надежностью, устройства связи на них не соответствуют мировым тенденциям в области обнаружения кораблей, терпящих бедствие, нет возможности спутникового обнаружения, выдачи координат аварийного объекта. …Механизмы крепления АСБ на подлодке неудобны в эксплуатации, неоднократно лодки теряли АСБ в море. Неудовлетворительны и конструктивные характеристики АСБ… Конструкторские бюро, видимо, понимая истинные возможности имеющихся АСБ, вместо их модернизации пошли по "легкому" пути: вместо двух АСБ (как, например, на лодках второго поколения) на ПЛ третьего поколения установлен уже один буй. А на подлодках проекта 949А аварийно-спасательный буй вообще не предусмотрен;

- приборы аварийной гидроакустической сигнализации МГС-29 (МГС-30) не отвечают современным требованиям: время излучения акустического сигнала (30 секунд) недостаточно для обнаружения корабля, терпящего бедствие. Так, в 2000 году судно "Рудницкий" было фактически в четырех километрах от места гибели "Курска", но запеленговать лодку не смогло, хотя в технических характеристиках МГС-30 (которая была на "Курске") указано, что дальность обнаружения составляет 5 километров. И только находясь на расстоянии 2201 метра от "Курска", судно "Рудницкий" смогло поймать сигнал МГС-30;
- в настоящее время отсутствуют технические средства, специально разработанные для поиска затонувших подлодок. При поиске затонувших объектов применяются минно-тральные силы, гидрографические суда, самолеты и вертолеты флота, надводные корабли. Но у последних гидроакустические комплексы не имеют технической возможности произвести запуск аварийного гидроакустического сигнализатора аварийной лодки в режиме "Дежурный". А гидроакустические системы, имеющиеся на минно-тральных силах флота и спасательных судах, не могут обнаружить подлодку, так как неэффективны против противошумного резинового (легкого) корпуса подлодки. Гидролокаторы, имеющиеся на вооружении гидрографических судов, имеют слабую разрешающую способность и действуют только на глубине 100 метров;
- радиотехническое вооружение устарело морально и физически и не обеспечивает допоиск и наведение на затонувший объект. За период работ по обследованию "Курска" с использованием ГАС МГА-19 только один раз удалось получить кратковременный устойчивый контакт с затонувшей подлодкой.
2. Конструктивные недостатки аварийно-спасательных устройств на подводных лодках:

- всплывающая камера (ВСК) сложна в обслуживании, не обеспечивает надежного отделения от аварийной лодки, не оборудована эффективными средствами связи обозначения, не обеспечена плавучесть ВСК во время шторма, нельзя использовать ВСК при повышенном давлении в отсеке затонувшей ПЛ, нет мест для хранения спасательных гидрокостюмов и т.д.;
- расположение комингс-площадок на подлодках не учитывает особенности использования подводных аппаратов при спасении экипажа из затонувшей подлодки. Комингс-площадка на ПЛ проекта 949А расположена недопустимо близко от кормовых стабилизаторов (3 метра), а на ПЛ проекта 877 носовая комингс-площадка слишком близко от рубки;
- на "Курске" (и других лодках этого проекта) имеется только один аварийно-спасательный люк (в 9-м отсеке). В 4-м отсеке выходной люк не оборудован комингс-площадкой, а также устройствами для самостоятельного выхода экипажа из затонувшей подлодки;
- в процессе анализа, почему колокол не смог пристыковаться к комингс-площадке "Курска", были выявлены серьезные конструктивные недостатки*. Такая конструкция аварийно-спасательного люка делает практически невозможным спасение подводников;
- в "эпроновских" выгородках ПЛ проекта 949А отсутствует арматура для вентиляции отсеков аварийных подлодок, что существенно ограничивает возможности спасателей по поддержанию жизнедеятельности экипажа затонувшей лодки;
- спасательное снаряжение подводника морально устарело. Единого понимания, каким должно быть снаряжение в современных условиях, у отечественных конструкторов и моряков, к сожалению, нет. Поэтому единственное, что есть у подводников, - гидрокостюмы АRО-40 и аппараты ИДА-59, предназначенные только для спасения, а не для борьбы за живучесть. Но и они годны только для абсолютно здоровых людей, для раненых и травмированных подводников средств спасения не предусмотрено.
3. Конструктивные недостатки подводных спасательных аппаратов (например, таких, как АС-28):
- технические средства навигации морально и технически устарели и не позволяют подводным спасательным аппаратам эффективно выполнять поисковые и подводно-технические работы. Более того, не обеспечивают навигационной безопасности для самих подводных аппаратов (ПА);
- собственное навигационное оборудование ПА также не обеспечивает безопасности работы и надежного наведения на затонувшие объекты. Все это (а также отсутствие автоматических систем - автопрокладчиков, автоматизированного определения места и т.п.) существенно уменьшает и без того ограниченные возможности ПА по выполнению подводно-технических работ. В ходе спасательных работ на "Курске" ПА АС-34 (аналогичный АС-28) и АС-36 затрачивали до двух и более часов для допоиска и визуального обнаружения "Курска".
4. Конструктивные недостатки сил и средств ПСО (поисково-спасательного обеспечения) по поддержанию жизнедеятельности и спасению экипажа из затонувшей подлодки:
- судна-носители подводных спасательных и рабочих аппаратов оборудованы технически устаревшим погрузо-выгрузочным комплексом, поэтому выгрузка подводных аппаратов без повреждений (ударов о борт самого судна) практически невозможна; также суда-носители не обеспечены системой динамического позиционирования, поэтому не справляются с сильным ветром и не обеспечивают безопасность выгрузки подводных аппаратов; система навигационного координирования плавания подводного аппарата на судне-носителе практически отсутствует; отсутствует техническое оборудование, которое позволяет спасать личный состав из затонувшей подлодки, что делает суда-носители практически бесполезными…
5. Недостатки системы поисково-спасательного обеспечения Северного флота:
- В 1990 году в составе СФ было три спасательных судна проекта 527 с глубоководными водолазными комплексами, позволяющими выполнять водолазные работы на глубинах до 200 метров методом кратковременных погружений, также была спасательная подлодка проекта 940 с глубоководным водолазным комплексом, позволяющим выполнять водолазные работы на глубине до 200 метров (метод кратковременных погружений), а при использовании метода насыщенных погружений - до 250 метров. На 1 января 1990 года в составе СФ было более 60 водолазов-глубоководников, в том числе 11 офицеров, имеющих квалификацию "водолазный специалист". С 1994 года на СФ нет больше водолазов-глубоководников.

(В период с 1990 по 1996 год все суда и корабли с глубоководными водолазными комплексами приказами главкома ВМФ Феликса Громова были исключены из боевого состава ВМФ. Причина: истечение срока службы и отсутствие средств на поддержание их технической готовности, а также (!) ликвидация водолазной службы флота была предусмотрена программой реформирования ВС РФ.) До середины 90-х в Северном бассейне имелось несколько современных спасательных и буровых судов, оснащенных современными глубоководными водолазными комплексами, позволяющими выполнять работы на глубинах до 300 метров (аналогичное оборудование использовалось норвежским спасательным судном Seaway Eagle при выполнении водолазных работ на "Курске" в августе 2000-го - когда норвежцы смогли открыть люк 9-го отсека). В настоящее время все это оборудование демонтировано, водолазов-глубоководников нет.