Путин может не удержаться у власти до 2008 года
Архив NEWSru.com

Отсутствие веры в Россию среди богатых и могущественных отражает значительные расхождения между первым и вторым сроками президента Владимира Путина. Этот упадок отнюдь не результат неожиданной неудачи. Во время своего первого срока Путин добивался успехов, потому что пытался удовлетворить широкое общественное мнение и находил баланс между различными центрами власти для того, чтобы консолидировать свою власть. Целью его второго срока стало устранение всех центров власти, кроме своего собственного. Это привело к тому, что сейчас его режим стал совершенно нефункциональным из-за чрезмерной централизации и секретности, и в итоге в стране осталось слишком мало тех, кто может принимать решения, и к тому же они плохо осведомлены, пишет Андерс Аслунд - директор Российско-европейской программы вашингтонского Фонда Карнеги.

В последнее время в России делается все больше разных предложений, как можно было бы обойти конституционное ограничение, разрешающее президенту избираться только на два срока. Последнее такое предложение сделали депутаты дальневосточного Приморья, которые выступили за изменение Конституции. А полтора месяца назад депутат Александр Москалец высказал еще более оригинальную идею: если президент уйдет в отставку до истечения своего второго срока, и в результате будут проведены досрочные выборы, которые, однако, будут недействительными из-за того, что недостаточный процент населения примет участие в выборах, то Путин сможет выставить свою кандидатуру на новых выборах. С другой стороны, лидеры оппозиции проводят кампанию с целью помешать президенту Путину остаться на третий срок.

Пока все российские эксперты строят прогнозы по поводу судьбы выборов-2008, эксперт американского Фонда Карнеги выступил с прямо противоположным мнением: Путин может вообще не удержаться у власти до 2008 года. Вопрос уже не в том, будет ли президент Путин цепляться за власть после окончания своего второго срока в 2008 году, а в том, продержится ли он так долго, констатирует автор в статье, размещенной на официальном сайте Фонда Карнеги за международный мир (Carnegie Endowment for International Peace). (Перевод доклада на сайте Inopressa.Ru.)

Как сообщили NEWSru.com в Московском Центре Карнеги, позиция, выраженная Андерсом Аслундом, отражает его личное мнение в качестве эксперта. Вашингтонский Фонд Карнеги за Международный Мир и Московский Центр Карнеги не имеют собственной позиции, а лишь предоставляют платформу для выражения различных мнений.

Еще одна связанная с этим проблема - это то, что за время путинского правления Россия проделала путь от частично свободной страны к несвободной (согласно авторитетной классификации Freedom House). По сути, это единственная страна в мире, которая стала авторитарной в правление президента США Джорджа Буша. Однако, как указал Буш в своей ключевой речи, посвященной демократии и произнесенной им в Риге 7 мая, "распространение свободы – это величайшая история нашего века". Если Соединенные Штаты серьезно относятся к построению демократии, они не могут игнорировать то, что происходит в России и бывшем Советском Союзе, указывает эксперт Фонда Карнеги.

Этот регион богат не меньше, чем Латинская Америка, и имеет гораздо более высокие показатели экономического роста. Но в то время как Латинская Америка в большинстве своем демократическая, Россия и другие новые государства Евразии являются, в основном, авторитарными. Это отсутствие демократии – в частности, в относительно богатой, плюралистической и динамичной России – является аномалией, которая долго не продержится, делает вывод автор.

Успешный первый срок

Появившись из неизвестности, президент Путин во время своего первого срока пребывания у власти проявил себя очень успешно. Постепенно он консолидировал власть. Поставив цель удвоения ВВП за десятилетие – что означало бы ежегодный экономический рост от 7 до 8% – он разумно проводил впечатляющие дружественные рынку экономические реформы. Будучи профессиональным юристом, он проповедовал законность и задумал широкую судебную реформу. Его реалистичная внешняя политика без больших затрат укрепила международную позицию России.

Были проведены впечатляющие и глубокие экономические и правовые реформы. В частности, был утвержден новый Налоговый кодекс, вводящий фиксированный подоходный налог в 13%, и новый Земельный кодекс, который санкционировал частную собственность на землю. Страна переживала период политической и экономической стабильности, а ее экономика росла солидными темпами – в среднем на 6,5% в год. Внимательно изучавший опросы общественного мнения Путин пытался таинственным образом угодить каждому избирателю.

Благодаря многим достижениям своей политики, Путин стал действительно популярен, что позволило ему укрепить свою личную власть. На парламентских выборах в декабре 2003 года его партия "Единая Россия" получила две трети мест в парламенте. Сам он выиграл президентские выборы в марте 2004 года с 71% голосов. Эти выборы были названы ОБСЕ свободными, но несправедливыми.

Первые изъяны и провалы

Путин поднялся к власти на гребне жестокой войны в Чечне, которая породила еще более ужасные террористические акты, против которых его правительство оказалось бессильным. Еще одной негативной тенденцией было медленное, но намеренное подавление свободы. Независимые СМИ были обузданы или захвачены людьми, лояльными Путину. Все чаще производилось вмешательство в региональные выборы. Государственная власть постоянно централизовалась.

Политический контроль, главная цель президента Путина, противоречил другим его задачам, однако его концентрация власти была настолько постепенной, что другие его цели казались разумно сбалансированными. С 2000 по 2003 год олигархи, крупные бизнесмены ельцинской эпохи, противостояли укрепляющимся во власти друзьям Путина по КГБ в Санкт-Петербурге, позволяя небольшой группе либеральных реформаторов – а именно министру экономики Герману Грефу и министру финансов Алексею Кудрину – оказывать огромное влияние, хотя у них и не было независимой политической поддержки. Путин казался великодушным и удачливым правителем.

Однако после консолидации власти президент Путин сделал мало хорошего. Его провалы не были случайными: они отражают неадекватность его новой системы. Особенно выделяются четыре катастрофы: дело ЮКОСа, трагедия с захватом заложников в Беслане, выборы на Украине и реформа социальных льгот.

25 октября 2003 года был арестован Михаил Ходорковский, самый богатый в России человек, глава нефтяной компании ЮКОС. Хотя Путин отрицал, что именно он инициировал этот арест, он пояснил, что так должно было случиться, ибо Ходорковский покупает российскую политику. Ключевым мотивом Путина стало стремление расширить свой политической контроль путем ареста самого политически активного олигарха, а часть друзей Путина хотела захватить активы ЮКОСа.

Арест Ходорковского изменил российскую политическую систему. Другие олигархи услышали предупреждение Путина и вышли из политики. Это нарушило баланс между олигархами и офицерами КГБ. Путин не может более утверждать, что он представляет население в целом, поскольку его опора сократилась до маленькой группы офицеров КГБ из Санкт-Петербурга. В деле ЮКОСа российские судебные власти постоянно нарушали все возможные правила, создавая угрозу для амбициозной судебной реформы Путина. По всей вероятности, ЮКОС действительно агрессивно использовал налоговые лазейки, однако закона не нарушал. Но Путин допустил конфискацию ЮКОСа путем произвольного налогообложения и фарсовых судов и с характерным для него упорством не пошел ни на какие уступки.

Напомним что этот тезис также был одной из тем доклада Леонида Невзлина перед Хельсинкской комиссией в июле этого года.

Следующим большим скандалом стала драма с захватом заложников в Беслане. 1 сентября 2004 года группа террористов захватила школу в Беслане в Северной Осетии. В течение нескольких часов туда были присланы лучшие российские спецподразделения, но у них не было ни плана действий, ни оперативного командования, ни боеприпасов, ни брони. Вокруг школы не было создано кордона. Вскоре после начала осады в Беслан прибыли директор ФСБ Николай Патрушев и министр внутренних дел Рашид Нургалиев, оба – офицеры КГБ, близкие к Путину. Но они просто спрятались, не предпринимая никаких публичных действий. Федеральные власти просто игнорировали кризис, за исключением попыток свести к минимуму его освещение в новостях.

Третьей из недавних политических ошибок было очевидное вмешательство России в украинские президентские выборы. Интересно, что этот вопрос считался таким важным, что его решение находилось в руках Кремля и занимались им не кто иные, как сам президент и глава его администрации. В конце июля 2004 года эти два человека решили поддержать кампанию премьер-министра Виктора Януковича, приняв выбор президента Леонида Кучмы и главы его администрации. По данным участников кампании демократического кандидата Виктора Ющенко, Путин обещал выделить на кампанию Януковича не менее 300 млн долларов. Российское телевидение, которое активно смотрят на Украине, расхваливало Януковича и порочило Ющенко. На Украину в поддержку Януковича были засланы десятки российских политтехнологов, которым платил Кремль. В течение последнего месяца до выборов Путин сам дважды навещал Украину в поддержку Януковича. Выбор Путина заставил его казаться плохо информированным, антидемократичным, антизападным и неэффективным. Одним махом он добился того, что против него объединились Соединенные Штаты и Европейский союз.

Четвертой крупной политической неудачей стала недавняя реформа социальных льгот. В России существует множество старых социальных льгот, в частности, для привилегированных, и многие из них никогда не выплачивались. Эта система действительно нуждалась в упорядочивании, нужно было выявить тех, кто действительно нуждается, но реализация реформы оказалась поистине абсурдной. Реформа была представлена как монетизация льгот, в то время как в действительности многие льготы были просто отменены. По имеющимся льготам была обещана полная компенсация, но сначала была компенсирована только их треть. Не были проведены должные расчеты, а федеральные и местные власти не сумели договориться о том, кто и за что должен платить. Хотя реформа льгот распространялась более чем на 40 млн человек, ее суть не разъяснили.

Реформа социальных льгот, казалось, была направлена против бедных, и ее провели в разгар нефтяного бума в России, когда излишки бюджета составляли 5% от ВВП. К великому удивлению, в ответ на эту реформу по стране прокатились спонтанные народные протесты, и впервые лично Путин оказался мишенью общественного негодования. Чтобы успокоить протестующих, правительство было вынуждено отменить большую часть своих действий и значительно повысить пенсии.

Характер нового режима Путина

Описанные выше четыре политические ошибки были не случайными, а системными. Они вскрывают то, как в действительности работает новая система России. Президент Путин изменил не только политику, но и политический режим России, и нефункциональность последнего может спровоцировать падение президента.

Во-первых, Путин неразумно сконцентрировал в своих руках куда больше власти, чем ему по силам. Удивительнее всего то, что он назначил на пост премьер-министра Михаила Фрадкова, человека, известного тем, что он никогда не принимает никаких решений. В результате правительство оцепенело. Вместо создания сильной вертикальной руководящей цепочки Путин парализовал собственное правительство попытками самостоятельно управлять всеми мелочами. Он, по сути, превратил себя из стратегического политического планировщика в пожарного, безуспешно пытающегося потушить расползающиеся языки пламени.

Задушив независимые каналы информации, президент все чаще позволяет собственной бюрократии дезинформировать себя. Будучи истинным агентом спецслужбы, Путин озабочен секретностью и теориями заговоров и, похоже, больше полагается на разведданные, поступающие из старых кругов кагэбэшников, чем на реальную информацию. Когда французский журналист довольно жестко поинтересовался у Путина об аресте Ходорковского, Путин намекнул, что знает, что Ходорковский платил этому журналисту. "Мы знаем, куда тратятся эти деньги: на каких адвокатов, на какие пиаровские кампании, на каких политиков. В том числе и на то, чтобы задавать эти вопросы".

Система сдержек и противовесов сведена к минимуму. Отобрав у парламента, Совета министров и региональных губернаторов большую часть полномочий, Путин лишил эти формальные институты какого бы то ни было содержания. Вместо этого он занят созданием неформальных совещательных институтов, таких как Государственный совет и Общественная палата, которые имеют мало реальной власти или вообще не имеют таковой. Посему ни один институт не сможет придать Путину легитимности, если он начнет спотыкаться. Единственный источник его легитимности – это его личная популярность, которая быстро сокращается. По данным Фонда "Общественное мнение", в мае 2004 года на президентских выборах за Путина были готовы проголосовать 68% россиян. Год спустя это число снизилось до 42%, более чем на треть. Еще один удар – и его популярность окажется в состоянии свободного падения.

Изменился не только режим, но и его интересы. В госадминистрации и на крупных предприятиях, которые должны стать центром реформ, господствуют путинские друзья из КГБ. Но реформы не могут проводиться против интересов правящего слоя. Даже во время путинского первого срока доля расходов на госадминистрацию, правоохранительные органы и вооруженные силы неуклонно росла за счет социальных расходов.

Сила путинского режима заключается в его умении манипулировать элитой, СМИ и гражданским обществом. Однако если его пропаганда будет слишком сильно расходиться с реальностью, он в итоге лишится доверия и авторитета. Этот рубеж уже, возможно, перейден. Путинский режим слишком неповоротлив и централизован, чтобы эффективно справляться с кризисами, как показали уже случившиеся. Поэтому он не может быть очень стабильным. Аналитики и политики, беспокоящиеся за Россию, должны обратить внимание на то, как именно этот режим может рухнуть.

Как ни парадоксально, российская экономика живет прекрасно: в 2004 году был зафиксирован рост в 7%, а уровень жизни растет еще быстрее. Этот рост обусловлен не только высокими ценами на нефть, но и широкими рыночными реформами, проведенными в первый срок Путина. Конечно, сегодня никаких новых реформ не планируется, но даже статичность системы принятия решений гарантирует сохранение большей части уже проведенных реформ, даже несмотря на то, что дело ЮКОСа в значительной степени подорвало налоговую и судебную реформы. Однако соседняя Украина только что прошла через народную революцию, хотя ее экономика выросла на 12% в 2004 году, а реальные заработки увеличивались вдвое быстрее. Это показывает, что рост уровня жизни не является гарантом стабильности.

Какой конец может ждать этот режим: возможные сценарии

До недавних пор Москва обсуждала вопрос о том, действительно ли уйдет Путин после окончания своего второго срока в марте 2008 года, или он изменит конституцию, или расширит полномочия премьер-министра и взойдет на этот пост. Но российская политическая система стала настолько нефункциональной, что Путину вообще повезет, если он сможет оставаться у власти так долго. Прежний позитивный статус-кво вряд ли удастся восстановить. Однако в данный момент очевидной политической угрозы не видно, и вопрос в том, откуда она может появиться.

Сегодня Россия получает огромные нефтяные доходы, обеспечивая себе огромные денежные излишки и массивные золотовалютные резервы. При цене на нефть выше 27 долларов за баррель 90% доходов от ее продажи идут в государственную казну. Путину нечего боятся со стороны олигархов. Они богаче, чем когда-либо, но в то же время уязвимы. Они надеются, что могут продолжить наживать состояния, держась подальше от политики и платя властям по первому требованию. Либеральная оппозиция настолько деморализована и дезорганизована, что не может возродиться собственными силами.

Путинский режим насколько же умел в политическом менеджменте, насколько плох в принятии политических решений. Он "пасет" интеллигенцию, средний класс, неправительственные организации и СМИ, умело пользуясь политическим контролем. Элита и официальные организации прибираются к рукам, устрашаются и подвергаются манипуляции.

Пессимистически настроенные российские наблюдатели и лучший друг Путина на Западе немецкий канцлер Герхард Шредер говорят об угрозе для Путина со стороны националистов, но это именно то, что, как хотелось бы Путину, мир и должен думать. Все правители со времен Иосифа Сталина предостерегали против сторонников жесткой линии разного толка.

На самом деле, самая вероятная угроза для режима Путина может исходить либо от самой верхушки, либо с самого дна общества, то есть либо от его дружков по КГБ, либо от народа. Поскольку его президентство превращается в бедствие, некоторые представители КГБ могут начать тоже обращать на это внимание. Недавно один бывший высокопоставленный российский чиновник рассказал мне, что в кагэбэшном кругу Путина не считают лидером. В конце концов, в ходе его кагэбэшной карьеры его отодвинули в сторону и он не поднялся выше подполковника. Влиятельные люди в окружении Путина могут организовать путч против него. В памяти всплывает параллель с августом 1991 года, когда был проведен путч против Михаила Горбачева. Но поскольку последний имел столь разрушительные последствия для его инициаторов-сторонников жесткой линии, он может послужить скорее средством сдерживания, чем образцом для подражания.

Еще один вероятный сценарий – народное восстание путем спонтанных протестов. Политическое руководство Путина напоминает Польшу 1970-х при коммунистическом лидере Эдварде Гереке: его изначально успешное правление окончилось спонтанными забастовками в крупных промышленных городах на периферии, которые привели к формированию профсоюза "Солидарность".

Широкий общественный протест неожиданно начинает казаться осязаемой возможностью. Если подобный заслуживающий доверия протест возникнет, начнут действовать и другие силы. Недовольные губернаторы регионов могут стать хребтом этого протестного движения, и к ним могут присоединиться многие представители крупного бизнеса. В России есть много состоятельных молодых людей "селф-мейд", которые хотят разорвать порочную связь между Кремлем и олигархами. Кстати, противостояние мультимиллионеров и миллиардеров было одной из движущих сил "оранжевой революции" на Украине.

Урок недавних демократических революций в Грузии, на Украине и в Киргизии заключается в том, что выборы играют огромную роль в смене режима. Но для России это вряд ли обязательное предварительное условие, потому что выборы необязательно порождают либо заговор, либо протестное движение. Большая часть недавних общественных протестов с выборами никак не была связана.

Россия - единственная страна в мире, которая стала авторитарной в правление президента США Джорджа Буша

В таком положении дел нет ничего уникально российского. Как раз наоборот, это типично для не совсем зрелых государств со средним уровнем доходов. На ум приходят Альберто Фухимори в Перу и Карлос Менем в Аргентине. Так же, как и они, Путин скорее уничтожит себя политически, чем будет искать выход из политического тупика, в который он сам себя загнал. Проблема России заключается в недостаточно сильной системе сдержек и противовесов, которая могла бы помешать Путину нанести вред самому себе. Крах путинского режима станет мощным ударом по пиночетовской модели авторитарных реформ.

Радикальное ухудшение дееспособности режима в России должно заставить США сделать серьезные выводы. Не должно остаться никаких иллюзий об общих для США и России демократических ценностях. Неоднократные политические провалы Путина показывают, что его режим стал менее эффективным именно из-за роста авторитаризма.

Пришло время понять, что российский режим при президенте Путине сильно изменился. Если Соединенные Штаты настроены серьезно в отношении демократизации, они должны направить больше энергии и ресурсов на подпитку демократического потенциала стран бывшего Советского Союза, так как мирные революции в Грузии, на Украине и в Киргизии продемонстрировали стремление людей к демократии. Поскольку демократия важна, авторитарная Россия не может быть близка с США так же, как была близка почти демократическая Россия. Однако Россия все же остается важной страной; так что, подталкивая ее к смене направления, США должны делать все, чтобы сохранить сотрудничество с Россией в особых сферах жизненно важных общих интересов. (Полный перевод статьи читайте на сайте Inopressa.ru.)