Высший арбитражный суд РФ запретил выносить постановления о конфискации имущества по гражданским искам, касающимся неуплаты налогов
Архив NEWSru.com

Высший арбитражный суд РФ запретил выносить постановления о конфискации имущества по гражданским искам, касающимся неуплаты налогов. Таким образом суд постановил упразднить один из основных инструментов судебных органов, используемый налоговыми органами в делах о национализации.

Как отмечает сегодня The Wall Street Journal, этот шаг уже назван юристами и аналитиками хорошим почином для улучшения инвестиционного климата, который в последние годы пострадал в связи с тем, что государство завладело большими долями экономики.

Это решение наверняка укрепит позиции нескольких компаний, которые проиграли дела, возбужденные налоговыми органами, на основе прежней, более широкой формулировки закона. Один из самых заметных случаев – история с PricewaterhouseCoopers, которую в прошлом году суд признал активным участником в уклонении от налогов (по версии российского суда) ныне обанкротившейся крупной нефтяной компании ОАО ЮКОС. Тогдашне постановление навело на предположения, что лицензия Pricewaterhouse на деятельность в России может быть отозвана. Очередная апелляция по этому судебному делу, поданная Pricewaterhouse, будет рассмотрена 29 апреля. Алексей Мельников, один из адвокатов Pricewaterhouse, приветствовал решение об ограничении конфискации.

Это решение, возможно, окажется одним из первых конкретных признаков того, что словесные призывы нового президента Дмитрия Медведева к укреплению принципа верховенства закона и ослаблению нажима государства на бизнес могут привести к реальному улучшению ситуации. Решение принял Высший арбитражный суд, председателем которого является давний друг и ближайший союзник избранного президент а России Дмитрия Медведева, в прошлом тоже специалист по гражданскому законодательству. Медведев вступает в должность президента 7 мая.

"Это очень значимый сигнал, который власти подают бизнесу, нечто типа перемирия", – сказал Сергей Пепеляев из московской юридической фирмы "Пепеляев, Гольцблат и партнеры", которая представляла интересы ЮКОСа в некоторых делах о неуплате налогов. (Полный текст на сайте Inopressa.ru)

Власти сохраняют за собой много других инструментов для давления на бизнес и принудительной ренационализации. К примеру, новое постановление не распространялось бы на дело ЮКОСа как таковое. По широко распространенному мнению, это дело было атакой Кремля по политическим мотивам на миллиардера Михаила Ходорковского, основателя компании, который теперь отбывает восьмилетнее тюремное заключение в Сибири за мошенничество и уклонение от уплаты налогов.

"Насколько можно понять, это удачная демонстрация возможностей, – говорит аналитик Кристофер Грэнвилль из лондонской аналитической фирмы Trusted Sources. – Если они по-настоящему чего-то хотят, то всегда найдут способ этого добиться".

В Арбитражном суде воздержались от комментариев к данному постановлению, которое войдет в силу только через несколько дней, после его публикации. Предметом разбирательства стала статья гражданского законодательства, которая, по словам юристов, восходит к 1920-м годам, когда ее ввел лидер большевиков Владимир Ленин. Статья позволяла государству конфисковывать доходы от коммерческих сделок, цель которых признавалась "противной основам правопорядка и нравственности".

По словам юристов, до самого недавнего времени эта статья применялась редко. Но в последние несколько лет, особенно после атаки на ЮКОС в 2003 году, налоговые органы стали применять этот закон в делах об уклонении от уплаты налогов, что позволяло государству конфисковывать имущество компаний, которые суд признавал виновными в уклонении от уплаты налогов, – конфисковывать в размере, превосходящем реальную сумму задолженности перед налоговой инспекцией. Один из самых известных примеров – продолжающееся разбирательство иска против нефтяной компании ОАО "Руснефть", основатель которой бежал из России.

Постановление, принятое в четверг, недвусмысленно запрещает применять этот закон в делах, касающихся налогов. Оно гласит, что его следует применять лишь к уголовным преступлениям типа незаконной торговли оружием или наркотиками или подделки денег и документов.