Точное число погибших установить невозможно: в эпицентре взрыва люди испарились
Архив NEWSru.com

По официальным данным, в результате теракта в московском метрополитене 6 февраля погибли 39 человек. На вечер вторника опознаны 38 тел.

Как заявил заместитель прокурора Москвы Владимир Юдин, "нет оснований говорить об ином количестве погибших, кроме названной ранее цифры" погибших. Это число, уверяет Юдин, "изменится на один-два". Однако 39 - это те, чьи тела удалось вынести. Точное число погибших при взрыве не будет установлено никогда. По словам профессора Российского центра судмедэкспертизы Павла Иванова, в результате взрыва "люди просто испарялись".

"В эпицентре взрыва люди испарились, то есть от человека ничего не осталось. Брызги на стенах тоннеля. И сколько людей было дисперигировано на мелкие капли, мы не знаем. Может, и с десяток человек", - предположил в интервью "Газете" профессор Павел Иванов, начальник отдела молекулярно-генетических, научных и экспертных исследований Российского центра судмедэкспертизы.

- СПИСОК ПОГИБШИХ - 22 фамилии (персональные данные)

- СПИСОК пропавших без вести

"Правильнее было бы говорить: 39 тел - нижний порог. Всех погибших идентифицировать не удастся совершенно точно. Не удалось нам это сделать даже в случаях со взрывами жилых домов. Есть фрагменты тел погибших, личности которых так и не установлены. Есть, наоборот, заявления о пропавших людях, от которых ничего не найдено. Видимо, они находились в эпицентре взрыва. К тому же поиск останков затруднен. В случае с жилыми домами скелетированные останки эксперты находили через несколько месяцев после теракта. А в тоннеле работали всего несколько часов", - сказал профессор Иванов.

- СПИСОК пострадавших в теракте - 117 фамилий

Специалистов, идентифицировавших останки царской семьи, а также жертв взрывов на Котляковском кладбище и жилых домов в Москве официально еще не привлекли к работе по теракту в метро. Не исключено, что это произойдет в ближайшие дни.

Как отмечает издание, эксперты могут идентифицировать человека по одной клетке. Брызги крови на стенах тоннеля и фрагменты тел - биологический материал, пригодный, как говорят эксперты, для идентификации. Но только на основании этих материалов эксперт не может установить ничего, кроме пола человека.

"Надо найти идентифицирующие объекты, - продолжает Иванов. - Перед экспертом ставится задача. Например, может или не может фрагмент пальца принадлежать этому человеку. Для этого предоставляется либо его одежда, либо волос, либо образец крови кого-то из близких родственников".

Однако идентификация погибших в "смертельном поезде", по мнению Иванова, будет затруднена: "Такой теракт отличается от теракта, например, в самолете тем, что неизвестно, кто ехал в этом вагоне. В самолете все пассажиры проходят регистрацию. Когда были взрывы домов в Москве, было проще: известно было, кто в них находился, за редким исключением. В Москву ежедневно приезжают 2 млн человек. Их родственники в других городах со временем объявят их в розыск. Но мы не получим генетический материал для сравнения. Вы знаете, сколько людей в России ежедневно пропадают без вести? Мы не знаем, кого искать" (по официальным данным ГУВД Москвы, с 6 по 8 февраля в столице без вести пропали 25 человек; это только те, о которых было заявлено в милицию).

Говоря о примерной стоимости ДНК-экспертизы, профессор Иванов предположил, что она может стоить "10 тысяч рублей и гораздо больше в зависимости от сложности". Экспертам предстоит индивидуализировать все фрагменты. Собранные на месте трагедии фрагменты могут принадлежать одному человеку. В некоторых случаях возможно неэкспертное опознание: по ботинку, одежде, кольцу на пальце; во всех остальных - а их большинство - нужна работа экспертов. Один образец с места трагедии в некоторых случаях придется сравнивать с десятками предоставленных родственниками образцов. Экспертизу ДНК могут проводить далеко не все центры: необходимо дорогое оборудование.

Десятки людей ищут своих без вести пропавших после взрыва родственников

До момента опознания погибшие в метро могут числиться пропавшими без вести. Все вещи раненых и погибших, собранные на месте теракта, сейчас находятся в отделе по расследованию умышленных убийств и бандитизма столичной прокуратуры. Сюда приходят родственники погибших и те, кто не сумел найти своих близких.

Источник "Интерфакса" в окружении мэра столицы Юрия Лужкова признал, что "в различные городские структуры обращаются люди по поводу без вести пропавших родственников, однако количество звонков значительно меньше, чем после теракта в театральном центре на Дубровке".

25 следователей заняты опросом людей. За три дня в Балакиревском переулке, 23, побывало уже около сотни человек. "Наверное, их будет гораздо больше, поскольку еще далеко не все знают, что обращаться следует именно к нам", - заявил один из сотрудников прокуратуры.

По словам одного из следователей, тех, кто до сих пор ищет родственников, несколько десятков. "Мы просим дать подробное описание, кто во что был одет, особые приметы, были ли при себе документы. В общем, пока составляем списки потенциальных потерпевших, которым будем предъявлять на опознание вещи", - говорят в прокуратуре.

Вчера в Балакиревском переулке народу было немного. "Мы пробыли в прокуратуре три часа - пытались что-нибудь узнать о моей жене Наташе, - рассказал "ГаЗеТе" Андрей, приехавший в прокуратуру вместе с родителями супруги. - Хорошо, что один из милиционеров отправил нас сюда. Здесь мы составили ее точное описание, во что была одета, какие документы и ценности при ней находились. Теперь сказали ждать - вызовут".

По словам одного из сотрудников отдела, вчера к следователям пришли около 50 человек. В основном родственники раненых. В их числе и пожилая супружеская пара, чья дочь сейчас находится в клинике. "Слава Господу, с Наташенькой ничего страшного. Сейчас в больнице, чувствует себя хорошо. Но во всем этом кавардаке она потеряла все свои документы", - рассказал отец Натальи.